Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Архив колумнистов  /  Все

Наши колумнисты

Владислав Иноземцев

Владислав Иноземцев: Замороженный

Иллюстрация: Corbis/East News
Иллюстрация: Corbis/East News
+T -
Поделиться:

Считается общим местом, что российский президент Владимир Путин — мастер тонкого политического расчета, почти гениальный тактик, но в то же время также и человек, который не имеет долгосрочной стратегии развития собственной страны. Постоянно меняя повестку дня (хотя и ратуя за стаби­льность), он не формирует политического и экономического образа России, который хотел бы воплотить в жизнь к тому времени, когда завершится его собственный земной путь. В разных формулировках такие тезисы повторяют практически все — и в России, и за ее пределами, — кто хоть сколько-ни­будь критично относится к фигуре кремлевского лидера.

На мой взгляд, все не так просто. Чем более динамичной становится деятельность российского президента, тем больше появляется оснований пола­гать, что за ней скрыта довольно четкая стратегическая линия. Не претендуя на абсолютную истину, я попытаюсь ее реконструировать.

В. Путин неоднократно называл себя консерватором — но его консерватизм весьма особого рода; он скорее может быть назван консерваторством (от сло­ва «консервировать»). Президент считает пресловутую стабильность не аналогом европейского sustainable development, а скорее синонимом неразвития (non-development) — стояния на месте, или, в лучшем случае, незначительных чисто количественных перемен. Любые перемены воспринимаются им как источник угрозы: от «упаднических» гомосексуальных увлечений в Европе (против которых нужно принять соответствующие законы) до распростра­нения интернета (и потому стоит закупить для администрации пишущие машинки и поменьше заглядывать во всемирную сеть). Он считает объединенную Европу потерявшей любое политическое значение, а информаци­онную революцию неспособной подорвать безудержный рост потребности развитых экономик в сырье. Он видит в православии основную социальную «ск­репу» и, похоже, не сомневается в скором возвращении цен на нефть к от­метке в $100/баррель и выше.

На самом деле подобный подход вовсе не должен считаться аномальным. В истории общественной мысли имелся продолжительный период, на протяже­нии которого такие концепции были не только широко распрост­ране­ны, но даже и доминировали. Во времена высокой античности представле­ния о цикличности были очень привычными. Платон называл наиболее совершенным развитие, «повторяющее круговое движение неба» и «происходящее вокруг какого-то центра» (Платон. Законы, 898 с, а). Полибий писал о «поpяд­ке пpиpоды, cоглаcно котоpому фоpмы пpавления меняютcя, пеpе­xо­дят од­на в дpугую и cнова возвpащаютcя — [вследствие чего] легко пpедcка­зать будущее на оcновании пpошлого» (Полибий. Вcеобщая иcтоpия, VII, 9 (10–11) и VI, 3 (2–3). Ему вторил Тацит: «Вcему cущему cвойcтвенно кpуговое дви­жение, и как возвpащаютcя вpемена года, так обcтоит дело и c нpа­ва­ми». Плотин, основатель школы неоплатоников, позже писал: «Единое еcть вcе и ничто, ибо начало вcего не еcть вcе, но вcе — его, ибо вcе как бы возвpаща­етcя к нему, веpнее, как бы еще не еcть, но будет» (Плотин. Эннеады V, 2, 1). Впоследствие эта версия истории была заменена прогрессистской, но, види­мо, прежние воззрения далеко еще не изжиты.

Мне кажется, что стратегия российского президента основывается именно на циклической трактовке глобальной динамики. Можно вспомнить, как у нас упорно отрицае­тся сама идея о «конце истории» — и с какими пиететом рассуждают о ее «возвращении». Стремительная архаизация нашей идеоло­гии и подмена ее православной этической доктриной также имеет свое основание лишь в том случае, если ожидают обратного колебания «маятника безнравственнос­ти». Я не говорю о практической экономической политике, которая, похо­же, сродни курсу секты «свидетелей высоких цен на нефть» в относи­тельно недалеком будущем.

Выражусь конкретнее. Путинская доктрина «стабильности» и «консерва­тизма» может рассматриваться как рациональная лишь в одной ситуации — в случае, если мы принимаем все происходящее в мире в последние несколь­ко десятилетий как гигантскую девиацию, как масштабное (но, безусловно, временное) отклонение от нормы. Только если исходить из того, что крах и распад Советского Союза был временной ошибкой; что «нравы возвра­ща­ю­тся, как времена года»; что демократия — это недолговечное и неустойчивое состояние общества между имперскими периодами его истории; что мирное сосуществование и глубокая экономическая интеграция — не более чем прелюдия к эпохе новых Версалей и Потсдамов, действия Владимира Путина выглядят воплощением поистине стратегического мышления. Зада­ча велико­го политика в таком случае — не пытаться кого-то догонять или искать правильную нишу для ускоренного развития; в любой из данных ситуаций существует большой риск попасть не в такт, ошибиться, просчитаться или быть застигнутым врасплох.

Настоящая стратегия в таких условиях — стратегия неизменности. Нуж­но заморозить страну, обездвижить ее, сделать воплощением исконной нравст­венной чистоты и самых традиционных экономических форм; быть готовым к новым переделам мира, не заморачиваться условностями международного права; почаще сверять свои действия не с какими-то Декларациями прав человека, а непосредственно с богом. Это в некотором смысле напоминает стремление быть погребенным на Восточном кладбище в Иерусалиме, ведь в миг прихода Мессии счастливчики воскреснут первыми. То же самое и с Россией — если она в наибольшей мере будет соответствовать абстрактным стандартам того старо­го мира, который «ненадолго вышел», но «вот-вот вер­нется», ей будет легко и просто не только встроиться в него, но и стать его несомненным лидером.

Мне искренне хотелось бы ошибиться, но сложно отделаться от мысли о том, что во главе российского государства стоит человек, который действи­тельно, как сказала о нем Ангела Меркель, «живет в другом мире» — причем мы даже не представляем себе, в насколько непохожем на реальный. В этом мире главной стратегией является попытка любым образом обеспечить отсутствие перемен: постоянно отвлекать внимание людей, переключая его с одного бессмысленного сюжета на другой; допускать отток квалифицированных и самостоятельных граждан, способных потребовать реформ и изменений; раз за разом торпедировать модернизацию, чтобы сохранить эта­тистскую экономику, способную реагировать только на приказы, отдаваемые монархом. Эта стратегия ориентирована на «дожитие» — на своего рода телепортацию страны и общества из хронологической точки «а» в точку «б», в которой вся турбулентность останется позади и откроются перспективы «доброго старого мира» XIX столетия. В рамках такого подхода абсолютно все поступки российского президента выглядят последовательными и раци­она­льными — но только в них.

Однако главным остается вопрос о том, «повернется» ли Земля (или иная планета) правильной стороной к тому гигантскому кораблю, команда кото­рого погружена в глубокую летаргию — и если да, то через сколько лет (десятилетий, веков)? Все помнят, что даже великие философы бывали слишком самоуверенны (в отличие от того, что заявлял, например, Фридрих Ниц­ше, умер не бог, а он сам), и тогда что же говорить о политиках? Когда-то настанет день, в который глаза Владимира Путина не откроются навстре­чу утреннему свету, но продолжающий свою стремительную жизнь пост­мо­дер­­нистский мир, боюсь, даже не сбавит темпов своего обновления. Что же станет в этом случае с «криогенизированной» страной; как и кому удастся (да и удастся ли) ее оживить?

Похоже, один из фантастических сюжетов, которые обыгрывались в массе наивных книг и фильмов, воплощается в реальной политике, проводимой в склонной к экспериментам стране ее «замороженным» лидером. И, видимо, итога этой очередной попытки осчастливить и российский народ, и весь мир придется ждать довольно долго. Потому что, судя по всему, это вовсе не прихоть дилетанта, а самый что ни на есть стратегический курс.

Комментировать Всего 16 комментариев

Повторю: нмв, понять Путина и его действия гораздо проще, если не пытаться рассмотреть за его действиями некую "заботу о России".

Стоит отбросить эту фантазию, и увидеть перед собой просто человека, живущего своей жизнью, и не нужно ничего выдумывать.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Christina Brandes-Barbier de Boymont

А мне кажется, автор предлагает вполне разумную гипотезу

:)

Ага.

Ну то-есть этот человек раздал страну своим приятелям, довёл до того, что даже известнейшие и богатейшие граждане не могут получить в России нужного им медицинского обслуживания, развязал реальную войну с тысячами жертв с соседней страной, - и всё в заботах о России, о том, чтобы колесо Сансары крутилось глаже? :)

А то вот был ещё один заботливый: т. Джугашвили, который, чтоб получить власть, сжил со свету массу народу, если посчитать всех - выйдет не один десяток миллионов. Конечно, он делал всё это для страны и "советских людей" - когда продавал зерно за границу, обрекая миллионы на голодную смерть и людоедство, когда изгнал из страны и убил Троцкого - при том, что его идеи и методы замечательно применял и сам, когда "вычистил армию" накануне войны, когда полез в Финляндию, где до сих пор откапывают сотнями останки наших "пропавших без вести", когда поддерживал Гитлера и допустил такое начало войны, когда задумал преследовать евреев? 

Как же богата наша земля радетелями о судьбах народных, вот бы Господь их поубавил немного...

Как же богата наша земля радетелями о судьбах народных

избавь нас, Боже, от друзей, а от врагов избавимся мы сами........:)

Не, ну не от всех вообще друзей... :)

Так что, гипотеза, может, и "разумная", но, нмв, опровергается фактами.

Так же, как эгоистические цели Сталина доказываются одним лишь случаем с Троцким (если бы дело было в недостатках его идей, и в стремлении избавить народ от последствий их применения, а не в желании Сталина избавиться от сильного и влиятельного конкурента, Сталин нипочём не стал бы применять троцкизм без Троцкого), эгоистичность целей этого человека имеет множество подтверждений, когда благо России и россиян невозможно достичь с помощью его инициатив, в отличие от его личного блага.

Сережа, я с тобой согласна, но все же хотела бы, чтобы ты мне указал на неэгоистичного политика. Или неэгоистичного человека :)) Очень хочется поглядеть на такую редкую птицу :))

Блин, ну отчего я такой несчастный...

Алекс, ну при чём здесь это?

Как наличие или отсутствие неэгоистичных людей или негоистичных политиков подтверждают гипотезу, что Путин делает то, что делает, ради России?

Если ты хотела сказать, что ни один политик в мире не делает ничего для своей страны, то даже если и это правда, то и это не говорит нам, что Путин старается для России.

А если это не так, то и "вполне разумная гипотеза" - ошибочна.

Неужели это не очевидно?

Я тебе даже больше скажу: если окажется, что все на свете - мерзавцы, то и это не делает известного человека не мерзавцем.

Но именно это очень популярное в России заблуждение: считают, что если обвинить всех остальных в том, что делается в России, то это уже вроде как и нормально. Хотя на самом деле это совсем не так.

Блин, ну отчего я такой несчастный

Ну, раз ты переводишь разговор с Путина на себя :)), то рискну ответить. :))))))))))

Если в публицистическом тексте для "усиления" риторики ты указываешь на тот "недостаток" политика, который присущ всему человечеству, то ты ослабляешь, а не усиливаешь свою аргументацию :)))))))))))))))))))

Алекс, я не на себя разговор перевожу, я огорчаюсь, что ты говоришь такое. В данном контексте мне совершенно плевать на недостатки данного конкретного политика, я просто утверждаю, что в его действиях нет ни грамма альтруизма. И мне странно, что ты вроде как с этим споришь, приводя в пример кого-то ещё.

Есть альтруизм в мире, или его нет, - ни то, ни другое не подтверждает само по себе версию автора, будто бы действия Путина имеют под собой план принести пользу России - с какой-бы извращённой точки зрения ни рассматривалась бы эта польза.

Всё становится очень просто, когда мы принимаем очевидную гипотезу: что всё, что делает Путин, он делает лишь в своих собственных интересах.

я огорчаюсь, что ты говоришь такое.

Сережа, когда ты огорчаешься, ты перестаешь понимать шутки :)) Про альтруизм напишу потом. :)

Цитаты из Платона, Тацита  текст, конечно украшают и  делают  честь герою. Но зачем же так усложнять базовую потребность политика - сохранить власть.

Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов, Сергей Мурашов

Да, именно так.

Особенно такого политика, для которого утрата власти означает потерю вообще всего.

Власть вообще величина мало с чем сравнимая, по значимости для ее обладателя.

Эту реплику поддерживают: Сергей Мурашов