Александр Федотов: Мне нравится дизайн, красота и женщины

Ксения Собчак расспросила нового владельца Axel Springer Russia об убыточных проектах, неизбежных компромиссах и эстетической стороне бизнеса

+T -
Поделиться:
Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

В начало >>

Компромисс и его синонимы

СВ 2000-х годах Axel Springer Russia издавали российскую версию журнала Wall Paper. Когда холдинг возглавила Регина фон Флемминг, она его закрыла за бесперспективность. Ты согласен с этим ее решением?

Wall Paper отличный журнал, один из моих любимых.

СТо есть ты считаешь, что это было неправильным решением?

Я не знаю, правильно это или неправильно. Он вышел два раза по два-три номера, его два раза перезапускали. Я прекрасно знаю главного редактора этого журнала, и мы с ним даже обсуждали, в том числе во время запуска Object, а почему бы не запустить Wall Paper. Но я считаю, что для России это совсем не тот формат. В моем понимании это журнал обо всем, там есть и lifestyle, и дизайн, и мода. В России рекламодатели не пойдут в такой журнал.

ССейчас ты не хочешь восстановить это издание?

Нет, зачем? У нас все по отдельности. Есть Interni — о современном дизайне для конечных клиентов, есть Object — для архитекторов, декораторов. Есть женские издания, есть мужские. Зачем объединять?! Это будет конкурент изданиям, уже существующим внутри издательского дома.

СКак вообще Регина фон Флемминг относится к твоему издательскому бизнесу?

Не знаю, я никогда не задавал ей прямого вопроса.

СЯ ее хорошо знаю много лет, и я хорошо знаю тебя. У меня есть ощущение, что вы не сработаетесь. Я не могу даже объяснить почему: и ты профессионал, и она. Но вы, знаешь, как носорог с ежиком — они не женятся. Ты сам как считаешь?

Мы опережаем события, мне кажется. Почему мы вообще говорим про Регину, что мы должны с ней сработаться? У нас есть конкретная сделка между ArtCom Media и Axel Springer о покупке 100% Axel Springer Russia. Дальше есть планы, разговоры и дискуссии с Региной о том, чтобы она была партнером на 20% и, соответственно, чтобы она помогала в развитии проекта, потому что она занимается им уже 10 лет. Если мы в процессе переговоров поймем, что мы можем сработаться, то эта сделка произойдет, если нет, то эта сделка может и не произойти. Она не является условием первой сделки.

СКакие для тебя главные факторы, чтобы сработаться с человеком?

Что значит «сработаться»? Ты сама иногда работаешь с людьми, с которыми  не можешь сработаться, но ты профессионально находишься с ними на одной сцене. Я в этом смысле беру с тебя пример.

СЕсть люди, с которыми я готова находиться на одной сцене, а с кем-то я не готова. Может, с Николаем Басковым я не очень хочу вести вечеринку, но проведу, а с Зазой Наполи уже не проведу ни за какие деньги. Вот и хочется понять, кто для тебя фон Флемминг? Заза Наполи или все же пока еще Николай Басков? Насколько я знаю Регину, она хочет полного контроля над ситуацией.

Ты же знаешь, это со мной невозможно. Полный контроль у того, кто главный инвестор. Но если мы найдем понимание, когда у нас будет общий контроль, то это может срастись.

СПочему для тебя так важно не делегировать полномочия?

«Делегировать полномочия» и упускать контроль — это разные вещи. Я считаю, что в ИД «Жалю Медиа Груп» почти на 100% делегировал полномочия вам с Наташей.

СТы все равно активно следишь за всеми своими проектами и принимаешь в них участие. Есть разные типы руководства, у тебя оно отчасти ручное, то есть ты сам активно входишь в разные проекты.

Нет, я не согласен. Я слежу за всем, что вы делаете, но с моей точки зрения контроль — это когда все решения либо принимаются одним человеком, либо согласовываются с ним. У нас в L’Officiel нет даже и 5% работы, которую мы с тобой совместно обсуждаем. Мы только смотрим на соответствие концепции.

ССкажи, в связи с твоими крупными покупками тебя еще не приглашали куда-то? В Администрацию президента, например? Все-таки ты становишься обладателем одного из крупнейших ресурсов.

Не приглашали, потому что я не занимаюсь политикой. Я им не интересен, я считаю.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

ССейчас будешь заниматься.

Еще раз говорю: политикой заниматься я не буду. Есть мнение российской аудитории, журналистов, бизнесменов, кого угодно, а есть настоящий американский Forbes. Они не против того, чтобы Forbes не занимался политикой, они сами говорят, что пишут не об этом.

ССаш, ты пойми, Америка — это не Россия.

Ты считаешь, что у нас нет людей, которые умеют зарабатывать деньги, или нет менеджеров, которые умеют управлять и могут принести пользу стране?

СВы тогда сразу уходите на уровень среднего и малого бизнеса. Потому что весь крупный бизнес — нефть, газ, железные дороги, все коммуникации — либо связан с государственными компаниями, либо аффилирован с госструктурами. Либо вы пишете о людях, открывающих новый модный бутик или магазин митболов, либо про новую трассу до Владивостока, и в таком случае вы все равно упретесь на этом пути в Ротенберга, Тимченко или кого-то еще. Если ты начнешь писать всю правду о Ротенберге, к тебе быстро придут из Администрации президента. Или надо быть таким искусным человеком, каким является Венедиктов или Регина фон Флемминг, которые умудряются как-то и написать, и обосрать, и сохранить нормальные отношения со всеми. Это своего рода добавочный талант такого сорта людей. Ты им обладаешь?

Любой бизнесмен, который чего-то добился, очевидно, обладает способностью находить компромиссы. Можно же то, о чем ты говоришь, назвать компромиссом?

СМожно, но я бы назвала это жопокрутством, при всей моей любви к Регине и Венедиктову. Моя коллега Соколова называет это искусством говносерфинга, я это называю искусством жопокрутства, но все равно это всегда какие-то анальные метафоры. Такова жизнь в России, у нас по-другому и не бывает.

Поэтому мы с Региной и обсуждаем дальнейшее сотрудничество. Венедиктову сложнее: у него новостная радиостанция.

СCайт Forbes тоже новостной.

Это же неправильно, он не должен быть новостным сайтом.

СТогда кто будет читать то, что вы там будете публиковать? Forbes сейчас имеет такое количество уников только потому, что он новостной, разве нет?

Да, но цель-то не в униках, а в том, чтобы выбранная концепция работала. Допустим, американская концепция в России не действует, тогда, может, и не будет Forbes. Но я уверен, что все получится.

СТы считаешь, что можно делать Forbes без политики?

Когда мы с тобой начинали SNC, все говорили, что из SNC нельзя сделать ничего. Но мы же сделали?То же самое и с Forbes. То, что сейчас кажется невозможным, на самом деле  всего лишь мелкие изменения. Сам Forbes мы менять не будем, все детали мы уже со всеми обговорили.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

СТебе не кажется, что главный редактор не согласится делать журнал менее политизированным?

Как мне кажется, пока он не считает, что делает политизированный журнал.

СМногие обратили внимание, что, как только ты начал вести разговоры о покупке издания, на его обложке появился владелец «Абсолюта» Александр Светаков. Связаны ли как-то эти события? Вы же с ним друзья и партнеры.

Ты думаешь, что я мог поставить на обложку Светакова до того, как взял контроль над Axel Springer? Тогда о какой журналистской независимости мы вообще говорим? Либо там сейчас существует совершенно правильный журнал, в котором никто ни на что не влияет, либо там можно было по договоренности поставить кого угодно на обложку. Какой вариант ты считаешь правильным?

СЯ у тебя хотела спросить. То есть Светаков на обложке, и ты к этому не имеешь никакого отношения?

Абсолютно. Я не думаю, что кто-то может как-то глобально на это влиять.

СХотели тебя усладить — ведем переговоры, а тут и журнальчик подоспел: «Как вам, Александр, нравится?» Такой вариант возможен?

Ты сейчас пытаешься найти какую-то связь между ИД ArtCom Media, Светаковым и журналом Forbes? Этой связи в настоящий момент не существует, поэтому вопрос не имеет смысла.

СВ самом ArtCom Media принимали участие, насколько я понимаю, младшие партнеры Светакова — Дмитрий Ивлюшин и Михаил Сердцев, который владеет долей также в «Бургер Кинг». Что интересно, Сердцев владеет «Бургер Кингом» как в России, так и в Германии. Так же как и ты владеешь L’Officiel и в России, и в Германии. Это связанные вещи?

Первое, что я могу сказать: Ивлюшин никогда никакого отношения к нам не имел. Он руководил «Эверестом» — инвестиционной компанией, которая была связана с «Абсолютом». Сердцев участвовал в проектах SNC и Numero, но в настоящий момент вышел и больше не участвует. Насколько я знаю, Сердцев сейчас не владеет «Бургер Кингом», поэтому все эти параллели надуманные. В любом случае, он никакого отношения к L’Officiel не имеет. Читать дальше >>

Назад Читать дальше

Перейти к третьей странице