Анна Карпова /

Война и мир Владимира Путина. О чем говорил президент на Валдайском форуме

Зеленую «Ладу Веста», на которой глава государства приехал на заседание Международного дискуссионного клуба «Валдай», обсуждают больше, чем его выступление на форуме. А послание президента, как и все заседание, было посвящено войне, миру, способам решения конфликтов и оправданности применения силы. «Сноб» собрал главные тезисы выступления Путина и обсудил с членами «Валдая» политологом Федором Лукьяновым и историком Алексеем Миллером, прозвучало ли что-то новое в речи президента и можно ли через взаимную критику построить диалог между Россией и США

Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
Фото: Дмитрий Азаров/Коммерсантъ
+T -
Поделиться:

О системе ПРО США

Под предлогом ракетно-ядерной угрозы со стороны Ирана разрушена фундаментальная основа современной международной безопасности — Договор об ограничении противоракетной обороны. США в одностороннем порядке из него вышли. Но сегодня иранская ядерная проблема решена, никакой угрозы со стороны Ирана нет. Причина, побудившая американских партнеров строить систему противоракетной обороны, исчезла. И мы вправе были бы ожидать, что работа над развитием ПРО США прекратится, но происходит наоборот: на днях проведены первые испытания ПРО США в Европе. Дело не в гипотетической иранской ядерной угрозе, а в попытке разрушить стратегический баланс, изменить соотношение сил в свою пользу таким образом, чтобы не просто доминировать, а иметь возможность диктовать свою волю всем: и своим геополитическим конкурентам, и своим союзникам.

О доминировании в глобальной экономике

Реальность сегодняшней глобальной экономики — это торговые и санкционные войны. Санкции используются в том числе как инструмент недобросовестной конкуренции, чтобы потеснить или вовсе «выкинуть» соперников с рынков. Мы видим настоящую эпидемию штрафов в отношении европейских компаний со стороны США. Мы также видим, как разворачивается процесс создания непрозрачных экономических блоков. Задача понятна — так переформатировать мировую экономику, чтобы извлекать еще большую ренту из своего доминирования и распространения своих стандартов экономического, торгового и технологического регулирования.

Об информационных войнах

Агрессивно навязывается «единственно правильная» точка зрения и трактовка событий, подтасовываются или замалчиваются определенные факты. Мы уже все привыкли к навешиванию ярлыков и созданию образа врага.

О беженцах в Европе

Сегодня сотни тысяч мигрантов пытаются интегрироваться в другое общество, не имея профессии, не зная языка, традиций, культуры стран, в которые они переселяются. А коренные жители — надо прямо об этом говорить — раздраженно говорят о чужом засилье, об ухудшении криминогенной ситуации, о деньгах, которые тратятся на беженцев из бюджетов стран. Конечно, много людей сочувствует беженцам, хотят им помочь. Вопрос в том, как это сделать, не ущемляя интересов коренных жителей тех стран, в которые беженцы переселяются.

О врагах цивилизации

Террористическая организация «Исламское государство» взяла под контроль огромные территории. Только вдумайтесь: в случае захвата Дамаска или Багдада террористические банды могли получить статус практически официальной власти. Всему международному сообществу пора понять, с чем мы имеем дело: с врагом цивилизации, человечества и мировой культуры, который несет идеологию ненависти и варварства, попирает мораль, ценности мировых религий. Не нужно играть в слова, делить террористов на умеренных и неумеренных. В последние годы инфраструктура террористов разрасталась, число боевиков увеличивалось, а оружие, которое передавалось так называемой «умеренной оппозиции», «умеренным оппозиционерам», оказывалось в руках террористических организаций.

О двойной игре США

Почему усилия наших американских партнеров и их союзников по борьбе с «Исламским государством» не дали внятных результатов? Дело не в нехватке военного имущества или потенциала — США располагают самым большим в мире военным потенциалом. Просто всегда трудно вести двойную игру, объявлять о борьбе с террористами и одновременно пытаться использовать часть из них для того, чтобы расставлять фигуры на ближневосточной доске в своих интересах. Невозможно добиться успеха над терроризмом вообще, если часть террористов использовать как таран для свержения неугодных режимов.

О российской военной операции в Сирии

После обращения официальных властей Сирии о поддержке мы приняли решение о начале российской военной операции в этой стране. Она является полностью легитимной, ее единственная цель — способствовать установлению мира.

О поддержке Башара Асада

Сама по себе военная победа над боевиками не решит всех проблем, но она создаст условия для главного — начала политического процесса с участием всех здоровых, патриотически настроенных сил сирийского общества. Развал официальной власти в Сирии лишь мобилизует террористов. Сейчас нужно не расшатывать, а возрождать, укреплять государственные институты в зоне конфликтов.

Как мы извне можем решать и ставить вопрос, должен уйти от власти глава государства или не должен? Это должен решить сам сирийский народ. Правда, мы должны быть уверены в том, что власть формируется на основе прозрачных демократических процедур.

О соблюдении минских соглашений

Без участия Европы и США урегулировать ситуацию вряд ли удастся. Бесполезно бесконечно обвинять Россию в том, что она не исполняет либо не побуждает власти непризнанных республик на юго-востоке Украины к исполнению минских соглашений, если ключевые положения минских соглашений не выполняются киевскими властями.

Об украинской власти

Позиция России заключается не в том, что мы боремся с выбором украинского народа, мы принимаем любой выбор, это действительно братская для нас страна. Я вообще не делаю разницу между русскими и украинцами. Но мы против такой формы смены власти. Как принять государственный переворот? Вы нам здесь устроите Ирак и Ливию.

Алексей Миллер, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге, член международного дискуссионного клуба «Валдай»:

Главный тезис Путина не был сформулирован одной четкой фразой, но он отчетливо считывался из того, что он говорил. А говорил он о том, что готов договариваться с Западом. Да, у Путина есть позиции, которые он сдавать не собирается, но он открыт для дискуссии, на которую сам очень рассчитывает.

За всю историю ХХ века между лидерами США и России не было таких плохих личных отношений, как сегодня между Обамой и Путиным. И это достаточно серьезная проблема. Конечно, в речи Путина звучала критика американских партнеров. Но уколы сыпятся с обеих сторон и есть два сорта таких уколов: троллинг, когда люди просто говорят друг другу провокационные гадости, и критика с целью обозначить вещи, которые не нравится, чтобы быть понятыми. Послание Путина на «Валдае» относится ко второму варианту, и, судя по разговорам с американцами, которые присутствовали на форуме, оно было адекватно услышано. Вопрос теперь в том, как оно будет воспринято теми, кто принимает решения. Военные, например, уже пытаются наладить диалог по поводу сирийского кризиса: по крайней мере сбивать самолеты друг друга по ошибке или другим причинам мы не будем.

Федор Лукьянов, политолог, председатель научного совета международного дискуссионного клуба «Валдай»:

Я и другие участники форума отметили, насколько уверенно и спокойно чувствует себя глава государства. Никаких признаков того, что последние события его эмоционально или иным образом подкосили, нет. Путин ведет себя как человек, который контролирует ход событий. Его послание на «Валдае» — последовательное и четкое продолжение тезисов, о которых он заявлял уже неоднократно. В нем подчеркивается — и это важно, — что военная операция в Сирии носит вынужденный характер, это борьба с угрозой, которая может прийти в Россию, а военная фаза — исключительно инструментальная и не является решением проблемы.

Позиция Путина по поводу роли США не меняется: они играют негативную роль. К этой установке Путин пришел давно, еще в свой первый срок. С его точки зрения, это не является приговором для российско-американских отношений. Ведь речь идет не о стратегическом сотрудничестве — это утопия, — а о взаимодействии в отдельных вопросах, где интересы сходятся. Это не означает, что отношения изменятся в лучшую сторону, но это не означает и того, что плохие отношения являются препятствием для узкого взаимодействия.

Но отклика готовность Путина к диалогу у Соединенных Штатов не найдет. У Штатов позиция в отношении России серьезно изменилась — сложно сказать, когда это началось, но Сирия стала последней каплей. Тема борьбы с терроризмом была объединяющей хотя бы на уровне слов, но теперь даже здесь нет сотрудничества. Кроме того, у американского президента появилось чувство ревности: Путин вторгся на территорию, где последние 25 лет распространялась монополия Соединенных Штатов. Штаты на сотрудничестве с Россией поставили крест. Это тупик политических российско-американских отношений. Но по крайней мере наши военные смогли договориться друг с другом о том, чтобы избежать столкновений в Сирии. И это единственный прогресс в отношениях, который мы сможем наблюдать в ближайшее время.