ВЛАДИКАВКАЗ
день десятый
Мы добрались до моего родного города — Владикавказа. Приехать сюда — как встретиться со своим детством. Градус эмоций зашкаливает, и уравновешивает его только погода: сейчас здесь идут дожди, а температура около 20 градусов, что нетипично для жаркого кавказского лета. Непривычно и то, что мы впервые живем в гостинице в родном городе: нас слишком много и мы не захотели стеснять никого из родственников или друзей.
Сегодня целый день гуляли с детьми по городу. Мы сходили в центральный парк, где растут мои любимые деревья — плакучие ивы. Сейчас, правда, парк частично реконструируется. Оттуда мы прошлись по маршруту, по которому в детстве я возвращалась домой из школы, — по центральному проспекту — и вышли к Дворцу пионеров. Туда я с пяти лет ходила в разные кружки, на танцы, в театральную студию. Мика был под впечатлением от прогулки, постоянно пытался куда-то сбежать, и нам с трудом удавалось его поймать. Особенно его привлекал бурный Терек.

Но главный сюрприз ждал нас вечером. Я решила показать детям свою школу — английскую гимназию. В советские времена она была сильнейшей школой региона, а сейчас занимает третье место в рейтинге школ Северокавказского региона. Наша гимназия была основана 139 лет назад — в царские времена здесь размещалась духовная семинария.

Мы пришли к школе достаточно поздно, ближе к шести вечера. Она была закрыта, но мы на всякий случай позвонили на охрану. Нам повезло: к нам навстречу вышла директор школы и запустила нас в здание. Само здание — двухэтажное, с высокими потолками, парадной лестницей и длинными коридорами — напоминает музей. Нынешний актовый зал — бывшая церковь. Здесь есть настоящие фрески: их обнаружили под слоем штукатурки еще в 80-е годы, когда проводили капитальный ремонт здания. Правда, тогда их замазали обратно и лишь недавно стали расчищать. Судя по открывшимся фрагментам, расписаны все потолки, но, к сожалению, пока работы приостановлены, потому что на реставрацию школе требуются большие средства.

В здании школы съемка запрещена, и нам разрешили сфотографировать только стенд с фамилиями всех золотых медалистов. Это традиция нашей гимназии: каждый год, начиная с 1945-го, вписывать фамилии золотых медалистов на специальную доску почета в фойе. Там есть и моя фамилия, и я давно хотела показать это детям.

Мне бы очень хотелось, чтобы, когда они вырастут, у них было такое же трепетное отношение к родной школе и такая же крепкая дружба с одноклассниками, как у меня. Мы до сих пор регулярно встречаемся, вот и вчера сразу после посещения школы я поехала на очередную встречу с друзьями детства.
Надо сказать, что тема безопасности детей вообще имеет особое значение для региона после трагедии в Беслане. В этом году исполняется 15 лет со дня, когда террористы захватили школу и три дня держали детей заложниками в ужасающих условиях без воды и еды. В память об этих событиях учебный год в Северной Осетии начинается не 1 сентября, а 4-го. Если честно, лично у меня до сих пор не хватает сил поехать в школу, где разворачивался этот кошмар. Сегодня мы заезжали на кладбище «Город Ангелов», где похоронены жертвы трагедии. Там более 300 могил. Сложно описать словами эмоции, которые возникают при виде надгробий с примерно одинаковыми датами рождения и гибелью в один день. Я рассказала детям о том, что произошло, хотя я сама до конца не могу осознать, как такое возможно. Этот теракт нанес психологическую травму всему региону, и она не затянется еще долго.

Завтра мы с детьми продолжим гулять по центру города, попробуем найти дом, в котором я жила. Надеюсь, что он сохранился, хотя сейчас в этом районе довольно мощная элитная застройка. Вообще город растет, развивается. Я была приятно удивлена, увидев, например, каменные набережные в тех местах, куда раньше даже пройти было невозможно.

Осетия обладает огромным потенциалом с точки зрения туризма, но пока до Приэльбрусья ей далеко. Сегодня на встрече с главой республики Вячеславом Битаровым (полное интервью с ним будет опубликовано на сайте «Сноба» завтра. — Прим. ред.) я с удивлением узнала, что до декабря 2018 года въезд на территорию республики иностранцам был ограничен: попасть сюда иностранным туристам можно было только по особому разрешению, что было связано с приграничным положением региона. Однако сейчас руководство республики занимается продвижением Осетии как курорта.

Надеюсь, что эти планы воплотятся в жизнь: здесь есть что посмотреть. А еще здесь безумно вкусно. Визитная карточка региона — осетинский сыр, горный мед и, конечно же, осетинские пироги. То, что в Москве продается под названием «осетинские пироги», в большинстве случаев напоминает настоящие осетинские пироги лишь отдаленно. Лайфхак: не бывает сладких осетинских пирогов, точно так же, как не бывает осетинских пирогов с курицей и с грибами. Классические начинки — свекольная ботва, сыр, картошка, мясо. Иногда бывают еще с капустой и с тыквой, но с вишней — никогда.

Завтра мы отправляемся в горную часть республики — в Фиагдон. Там мы планируем вновь испытать наш автомобиль на бездорожье, на этот раз — в высокогорье.
В машине: Марина Геворкян и ее дети:
Алиса, Костя и Мика, няня Наталья Дагаева
Текст: Марина Геворкян, Ксения Праведная
Выпускающий редактор: Юлия Любимова
Корректор: Наталья Сафонова
Фотографии: Кирилл Пономарев
Креативный продюсер: Дарья Решке

© All Right Reserved.
Snob
dear.editor@snob.ru