«Механический лес», «Гиперболоидная градирня» и другие объекты на фестивале «Архстояние»

24 и 25 июля в калужской деревне Никола-Ленивец прошел очередной архитектурный фестиваль «Архстояние». На подъезде к деревне высятся столбы организатора праздника, художника Николая Полисского, из цикла «Границы империи», а в самом Ленивце работает журавль-насос Василия Щетинина и стоит «Павильон шишек», созданный Адрианом Гейзе из голландского бюро West 8, — всего три десятка объектов на территории в 50 гектаров. Крестьян в этой деревне нет: красивые бревенчатые домики занимают архитекторы и люди искусства, для которых три часа езды от Москвы не крюк

Фото: Мария Федоренко
Фото: Мария Федоренко
+T -
Поделиться:

Фестиваль, придуманный Николаем Полисским, проходит в Никола-Ленивце с 2006-го два раза в год, летом и зимой. Окрестные поля и леса постепенно превращаются в музей под открытым небом: многие объекты, выполненные для «Архстояния» художниками из разных стран, так и остаются на своих местах, становясь частью ландшафта.

На проведение нынешнего праздника Евросоюз выделил грант — на него под Калугу были привезены 15 сотрудников французского бюро ландшафтных архитекторов Atelier 710. Гости, профессора и выпускники Версальской высшей национальной школы ландшафтного искусства поделили на квадраты березовые рощи, засеяли поля цветами, установили скамейки из бруса — в общем, перепланировали более 40 га и приступили к созданию так называемого музейного парка, где объекты «Архстояния» можно было показать самым выигрышным образом.

Вырубленные при этом деревья и кустарники используются для благоустройства территории — например, они идут на строительство туалетов. Французам помогают местные жители. Так, лесники Сергей и Виктор из соседней деревни Звизжи помогли соорудить мост и террасу.

Французы будут курировать феставаль три года. Правда, архитектор Иван Занчевский из бюро Atelier 710 не уверен, что его коллеги смогут приезжать сюда регулярно, — все-таки проект некоммерческий. Занчевский провел для гостей праздника экскурсию по вверенной ему территории.

 

Матье Гонтьер из того же бюро поведал мне, что видел в лесу змею и искупался в Угре. По его словам, заведующий кафедрой Версальской школы ландшафтного искусства Жан-Люк Бриссон в свободное от работы на калужских полях время даже снял фильм о том, как выглядит деревня Никола-Ленивец в отражениях бокалов. Его показали вечером.

 

В этом году на фестивале было представлено четыре новых объекта. «Ротонда» Александра Бродского была выстроена посреди чистого поля. Вечером первого дня «Архстояния» на ней все еще велись работы.

 

«Механический лес» Оскара Мадеры тоже монтировался весь день: по задумке автора, кроны деревьев должен был сгибать и разгибать при помощи системы тросов механический двигатель.

Фото: Мария Федоренко
Фото: Мария Федоренко

 

«Воздушный порт» трио Electroboutique работал в полную мощность.

Фото: Мария Федоренко
Фото: Мария Федоренко

Прямого отношения к архитектуре электронное табло не имело, что один из авторов «Порта» Алексей Шульгин прокомментировал так: «Организаторы хотели расширить диапазон привлекаемых творческих личностей, и в этом году появились медийно-кинетические проекты. Мы попытались интегрировать органичным образом технологию в природу. Светодиодное табло взято в аренду, а читает расписание авиарейсов третий участник проекта — Инна Астафьева, она и программу для табло написала». Подошедший охранник попросил выключить записанный голос Астафьевой или заменить его на что-то другое, а то ему уже надоело. Художники пожали плечами.

 

15-метровая башня из лозы, построенная командой Николая Полисского, названа «Гиперболоидной градирней».

Фото: Мария Федоренко
Фото: Мария Федоренко

 

Художник захотел превратить промобъект в теплый и живой объект, разрушив его обычное восприятия: ну какая еще градирня может быть на селе? Ее возведение заняло несколько лет.

Ночью помощники Полисского жгли внутри башни сено, и дым с огнем вырывался наружу — это напоминало вулкан.

Полисский организует фестиваль вместе с его директором Василием Щетининым. По его словам, будущее «Архстояния» стало вызывать у него опасения после того, как минувшей зимой Щетинин устроил в Ленивце «бред», как он назывет февральский фестиваль «Масленица». Художник опасается, что в придуманный им праздник искусства «заползет дизайн»:

 

Полисский считает, что ситуацию могло бы исправить создание попечительского совета фестиваля, куда он пригласил бы, например, архитектора Евгения Асса.

Гости продолжали приезжать: кое-кто слушал доклады и лекции, другие купались, дегустировали плов, шашлыки и голубцы. Организаторы обещали прокатить нас на вертолете — вертолет и вправду прилетел часов в девять вечера, но кататься на нем можно было только на следующий день.

 

Наконец заклубился вулкан Полисского, а вокруг башни стали водить хороводы артисты театра Liquid — в полной тишине они несли на коромыслах банки с горящими свечами.

 

Уже в полной темноте на огромном поле я встретила девушек из калужского женского автомобильного клуба — они напоили меня водкой на полыни и зверобое. А местный байкер, работающий спасателем МЧС, угостил коньяком и поделился впечатлениями от фестиваля.

Перед сном я решила заглянуть на сцену, где днем читали лекции. Там играл французский диджей. В какой-то момент на сцену вышли и узбекские строители, и русские участники фестиваля, и его организаторы, и гости. Утро наступило незаметно, и в девять часов кто-то еще танцевал, кто-то занимался йогой, а меня впервые в жизни на завтрак накормили борщом — по настоянию предусмотрительной буфетчицы.