Все новости

Редакционный материал

Поездка, как будто написанная сценаристом

Невероятное путешествие в Грузию через Тель-Авив и в Баден-Баден через Стамбул, в котором стамбульский глава района гадает запыленной путешественнице на кофейной гуще, а чемодан переживает свои собственные приключения

29 Апрель 2018 8:37

Фото: Wikimedia Commons

Уверена, сценарий моей жизни пишут профессионалы. Потому что такие невероятные повороты дилетанты придумать не способны.

Ну, во-первых, израильские спецслужбы все-таки придержали мой чемодан по дороге в Грузию, и пришлось все три дня ходить по монастырям и базарам Кахетии в комбинезоне американской летчицы, удивляя и монаха Ираклия, и Манану с чурчхелой, и Гиви с хинкали. Хорошо хоть саму меня не придержали, так как, оказалось, Тель-Авив не транзитная зона и летать через него нельзя, о чем я узнала, только когда туда приземлилась. Служащие аэропорта бегали вокруг меня, кричали на хибро и потрясали руками, взывая к небесам, сбросившим бестолкового путника на их головы.

Спас меня в итоге мой любимый комбинезон. Ко мне подбежал очередной работник с пейсами и заорал: «Вы captain? Crew?» — и, не дожидаясь моего ответа, потащил меня транзитом через весь аэропорт в нужный терминал. Увы, чемодану повезло меньше, и он остался в Тель-Авиве.

В итоге его-таки прислали, но аккурат к моему отъезду из Грузии. Все в нем было свалено в кучу, а стиральный порошок для стирки носков и трусов, который я отсыпала дома в прозрачный пакетик, бесследно исчез. Думаю, спецслужбы, возрадовавшись находке, отправили его в лабораторию для изучения. Но, когда результаты оказались неудовлетворительными, они от расстройства попинали чемодан ногами, так что он слегка треснул, но, к счастью, героически выстоял и не развалился по дороге.

Из машины выскочил улыбающийся мужчина в небесно-голубом костюме, затряс мне руку и жизнерадостно сообщил, что у них сегодня годовщина свадьбы и сейчас мы едем ее отмечать, а в аэропорт — потом-потом, успеем-успеем!

Однако я нисколько не огорчилась приключению с чемоданом, так как все три дня в одной руке у меня был бокал вина, в другой — хачапури, физиономия — в соусе ткемали, а ногами я мяла виноград и танцевала джигу под жарким грузинским солнцем. Эти дни заслуживают отдельного рассказа, но о них позже.

Верховные сценаристы на этом не остановились, и события продолжали валиться на мою голову, как из рога изобилия.

Следующий мой пункт назначения был Баден-Баден, где меня ждала группа. Прямые рейсы из Грузии туда не летают, и я выбрала маршрут через Стамбул, благоразумно избежав Тель-Авива. Но и там стыковка предстояла непростая: из аэропорта на одном конце Стамбула нужно было перебежать с чемоданом через весь двадцатимиллионный город к противоположному концу, где находился другой аэропорт.

Моя приятельница написала пост в группе «Русские в Стамбуле», прося советов соотечественников. Откликнулась незнакомка Людмила, не только давшая совет, но и предложившая встретить меня и пробежать вместе через весь город, посмотрев по пути что-нибудь интересное.

Люда подъехала на блестящем черном автомобиле с водителем. Вместе с ней из машины выскочил улыбающийся мужчина в небесно-голубом костюме, представившийся ее мужем, затряс мне руку и жизнерадостно сообщил, что у них сегодня годовщина свадьбы и сейчас мы едем ее отмечать, а в аэропорт — потом-потом, успеем-успеем!

Абдулла и его жена Людмила Фото из личного архива

Муж оказался не просто мужем, а главой одного из крупнейших районов Стамбула, в котором живут четыреста тысяч человек. Мы промчали по выделенной линии через все пробки, взбежали на башню Галата со смотровой площадкой и рестораном, и грузинское пиршество на турецкий лад продолжилось.

Скромный завтрак состоял из менемена, паучи с сыром, каймака, меда в сотах, бекмеса с тахином, хлеба из печи, сыров, овощей и еще десятка всяких блюд. Моя решимость завязать с обжорством, как только я пересеку границу Грузии, с треском лопнула, вместе с пуговицей на штанах.

Людмила рассказала, что ей было пятьдесят три года, когда она познакомилась с Абдулой. К тому моменту у них обоих за плечами было много историй, в том числе распавшиеся первые браки и взрослые дети. Но они оба говорят, что таких чувств, спокойствия и счастья никогда раньше не испытывали. Абдула предложил Людмиле выйти замуж и увез ее из Казахстана в Стамбул, где они поженились по всем правилам в мечети. Жизнь Люды сильно поменялась. Раньше она работала в турагентстве в Казахстане, а теперь, вот уже три года, живет на берегу Босфора, любит Абдулу, заботится о нем и учит язык, чтобы беседовать на светские темы с женами министров и других чиновников.

Я бежала и думала: как это возможно, чтобы человек, занимающий столь высокий пост двадцать восемь лет, не накопил в себе ни грамма высокомерия и чувства собственной важности?

Когда я видела нежное, трогательное и невероятно уважительное отношение Абдулы к жене, мое шаблонное представление, что у мусульман женщина непременно относится к угнетенным и униженным слоям населения, рассыпалось в прах.

— И что, вы никогда не ссоритесь? Все-таки разница менталитетов…

— Никогда. Он абсолютно мой человек. Никогда не думала, что настоящая любовь случится со мной в таком возрасте.

Абдула на секунду отрывается от делового звонка и, прикрыв трубку рукой, шепчет:

— Как можно ссориться? Это же Люда! Моя Люда! — и с обожанием смотрит на жену.

Весь завтрак ему бесконечно звонят, но он умудряется краем глаза приглядывать за нами и ухаживает, подливая чай, подкладывая еду нам в тарелки.

Я так наелась, что едва могла сидеть, а трапеза все не кончалась. Выносили какие-то бесконечные соусы, выпечку, фрукты, рахат-лукум и под конец кофе в серебряной посуде. В какой-то момент я очнулась от миража и поглядела на часы. Господи! Осталось всего два с половиной часа до вылета! А нам еще бежать через пол-Стамбула, где на каждой улице непреодолимые препятствия: машины, ослы, толпы туристов, тарантайки с фруктами, разносчики газет, верующие, расстилающие коврики прямо под ноги, и прочий Вавилон.

— Не волнуйся, успеем! У меня самого совещание через полчаса на другом берегу, — сказал Абдула и сделался очень серьезным. — У нас осталось лишь одно важное дело! Сейчас я буду гадать тебе на кофейной гуще!

Фото: Allie Caulfield/Flickr

Самый мой большой кошмар в жизни — это летать на самолетах. Я боюсь их ужасно. Но еще больше я боюсь на них опоздать. Однако ни разу в жизни мне не гадали на кофейной гуще турецкие чиновники на вершине башни посреди Стамбула, и я сдалась.

— Мы довезем тебя до метро, а там по прямой до аэропорта очень быстро, — успокоила меня Люда. — Гадание пропустить никак нельзя!

Предсказал Абдула мне много всего, но я не стану рассказывать, а то не сбудется. То, как он артистично это делал, заворожило меня окончательно. Наконец, мы поднялись из-за стола, Абдула пожал руки всей шеренге администрации башни, которая вышла его провожать, и мы понеслись к машине.

Я бежала и думала: как это возможно, чтобы человек, занимающий столь высокий пост двадцать восемь лет, не накопил в себе ни грамма высокомерия и чувства собственной важности?! Пока мы прорывались сквозь стамбульскую толкотню, он беспрерывно пожимал руки полицейским, вытягивавшимся перед ним в струнку, людям в бизнес-костюмах, которые расцветали при его виде, и даже рабочим, клавшим асфальт. Узнав, что один из рабочих родом из Каппадокии, где он вырос, Абдула ужасно обрадовался. Они поболтали, посмеялись, потом он дал ему свою визитку и обнял на прощание, не боясь испачкать свой голубой костюм. Тут я уже начала немного приплясывать на месте, представляя, как мой самолет выруливает на взлетную полосу.

Тут я начала моргать глазами и щипать себя за руку. Просто представила на минутку, как глава ЦАО приглашает случайного транзитного человека с пыльным чемоданом на приватный завтрак с его женой по случаю годовщины свадьбы

— Не переживай! Успеешь! — твердо сказал Абдула. — Я знаю, как надо поступить. Мы сейчас с Людой поедем на метро, а мой водитель отвезет тебя в аэропорт. Так будет быстрее!

Тут я начала моргать глазами и щипать себя за руку. Просто представила на минутку, как глава ЦАО приглашает случайного транзитного человека с пыльным чемоданом на приватный завтрак с его женой по случаю годовщины свадьбы, кормит, поит, фотографирует на фоне Кремля, расспрашивает о жизни, потом гадает ему на кофейной гуще, обещая море радости и счастья, и отправляет в аэропорт на своей машине, а сам спускается в метро и едет на срочное совещание.

Короче, уважаемые сценаристы, вы, конечно, придумывайте, но не завирайтесь! Ведь такого быть не может!

Не может, но тем не менее мы с водителем за двадцать минут домчали по выделенной линии до «Ататюрка» и, ворвавшись в забитый людьми аэропорт, очень быстро прошли через все кордоны, так как водитель показывал всем постам какую-то ксиву. Я благополучно успела на самолет и спустя три часа приземлилась в городе Баден-Баден, живая, счастливая, совершенно обалдевшая от невероятных перипетий.

Теперь жду группу незнакомцев из разных стран и теряюсь в догадках, что же будет дальше…

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

Маша Слоним рассуждает о главном скандале Великобритании последних дней — попытке родителей младенца Альфи Эванса пойти против государства и отправить своего ребенка на лечение в Италию
Автор фильма о жизни в Северной Корее — о том, как устроено мышление жителя тоталитарного общества