Территория Джейн

Прослушать Читает Аркан Карив

Территория Джейн

  Территория Джейн

Текст ~ Аркан Карив

Бонус / Дополнительные материалы

Видео
Видео
Аркан Карив о поиске приключений

Смотреть

Аркан Карив о поиске приключений

Видео
Видео
Аркан Карив читает отрывок из своего романа

Смотреть

Аркан Карив читает отрывок из своего романа

+T -

В память об израильском журналисте, критике, телеведущем и писателе Аркане Кариве мы публикуем главу из его так и не вышедшего романа «Однажды в Бишкеке», которая впервые была напечатана в июльском номере «Сноба» за 2010 год

Поделиться:
Ирина Дешалыт
Ирина Дешалыт

 

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 7 комментариев

Аркан, наконец-то добралась до пляжного номера и с удовольствием прочитала этот текст. Даже подсунула мужу (он в детстве увлекался баталиями солдатиков - тема была близка и он одобрил). Вообщем, будем брать. Начнем с 'Переводчика' - не подскажите где дают в Нью-Йорке по русски? ;-)

Так вы в Нью-Йорке! )

"Переводчик" был издан, но книжку достать трудно. Поэтому, могу предложить только в интернете. Он есть во многих электронных библиотеках. Вы можете просто набрать в поисковике "аркан карив переводчик" и выбрать библиотеку.

Мне этот рассказ больше всех понравился.

Спасибо, Аркан!

Спасибо! Это, на самом деле, не рассказ. Это - фрагмент романа в романе.

Оказывается, мне нравишься не только ты, но и твое творчество:))

И мне понравился, и мужу моему, который и в солдатиков играл и физикой-математикой увлекался в детстве. Сказал - все похоже. И про Колмогорова и про любовь. А мне больше всего понравился пассаж про "кто-то ударил по струнам". Очень красиво. А еще мы в молодости читали "Воскресение Маяковского"(очень тенденциозную и очень оригинальную версию личности М.) Ю.Карабчиевского - из рук в руки. Карабчиевского очень любил мой друг Майзель, который теперь отцом большого семейства живет в Нью-Йорке и изучает Талмуд. Такие круговороты. Не знаю, какой А.К. математик, но поэт он точно. Мерси.

Есть люди, которых легко можно представить себе в детстве. Они просто не успевают повзрослеть. Мы никогда с ним об этом не говорили, но мне кажется, что он был безнадежным двоечником: всегда опаздывал, пальцы в чернилах, жеваный пионерский галстук, дневник в кляксах.

Странный, всегда говорящий не то и невпопад. «Садись, Карабчиевский, два». Но какой-то огонь в нем загорался, когда ему самому становилось интересно, и куда-то все исчезало: двойки-тройки, кляксы, врожденная нелепость, непутевость, странность. Глаз горит, речь льется, и даже что-то вроде вдохновения озаряет умное, запоминающееся  лицо. У него такая же проза: какие-то мучительные хождения и кружения, какая-то суета и бесполезные хлопоты, и вдруг какая-то вспышка на ночном небе.

Понятно, что талант, что личность, что необычная судьба, включившая в себя и отъезд в Израиль, и смену имени (он был на самом деле Аркадий), и возвращение в Россию, и жизнь на две, а то и три страны.

Помню, как он внутренне напрягся, когда я заговорил о его отце, выдающемся литераторе, писателе Юрии Карабчиевском, авторе страшной книги о Маяковском. Когда-то,  вечность тому назад я читал отдельные главы из нее в журнале «Театр» и ловил себя на мысли, что с человеком, написавшим такое, наверное, что-то не в порядке. Откуда в нем эта ненависть, это отчаянье, с кем ему так надо поквитаться? С советской властью, с Лилей Брик, со всей этой чекистской сволочью... Потом я узнал, что автор покончил с собой, дословно повторив финал своего героя.

«Напишите о своем отце», — предложил я.

Аркан замер. Ироничная светскость куда-то слетела, растерянный мальчик сорока с лишним лет стоял у школьной доски.

«Я должен подумать, не уверен, что у меня получится».

А потом был рассказ, который он почему-то назвал по-испански Sobre todo sobre mi padre. Я знал, что он любит Буэнос-Айрес, танго, Карлоса Карделя. А может быть, ему трудно было это выговорить по-русски — «Все о моем отце»? Там была трогательная цитата из письма отца: «Мой любимый, мой светлый Арканчик! Главное, чтобы ты бы счастлив!» Он не производил впечатления счастливого человека. Но кажется, когда год назад наша книга с его рассказом вышла, он был доволен и даже сказал на презентации в ЦДЛ, что «Снобу» удалось стать чем-то вроде фрейдовской кушетки для многих авторов этой книги, и уже одно это может служить оправданием нашему проекту. Сомнительный комплимент, конечно, но все-таки...

Для летнего номера я заказал ему рассказ на тему ночи. Ночь как главное действующее лицо.

Ночь нежна.

Он умер в ночь на 22 апреля.

Позавчера его похоронили на Востряковском кладбище, рядом с отцом и мамой. В этот день ему должно было исполниться 49 лет.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина, Lucy Williams

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

Все новости