Собчак & Соколова 
с Глебом Пьяных:
Звездюлевое время

+T -

Две Ксении пригласили тележурналиста на обед, чтобы выразить глубокие соболезнования по поводу закрытия программы «Максимум». А также поговорить о сути профессии, пищевом рационе креативного класса и фанатизме

Поделиться:
Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Cоколова: Господин Пьяных, мы позвали вас, так как искренне опечалены закрытием вашей программы «Максимум». Мы склонны видеть в этом тенденцию.

Собчак: Учитывая логику нашего государства, где актуален принцип «голосуйте за меня, а то будет еще хуже», я боюсь, что, когда с телевидения уйдете вы, нам будет еще хуже.

Пьяных: Я не думаю, что НТВ двинется в неожиданную сторону. Полагаю, народ хочет чего-то более умного, достойного, и он хочет этого уже по меньшей мере год. Произошел тектонический сдвиг в мозгах.

Соколова: Вы хотите сказать, что народ хочет чего-либо еще более достойного, чем вы?

Пьяных: Поймали на слове. Молодец.

Соколова: Спасибо, что вы меня похвалили.

Пьяных: Я хотел сказать, что все же есть у нас достойные журналистские работы. Правда, они никогда не бывают очень востребованными.

Соколова: Вы так считаете? Назовите, пожалуйста, эти «достойные журналистские работы».

Пьяных: Ну, качественная журналистика, девчонки. Ну что, я должен перечислять, что ли?

Собчак: Похвалите коллег, им всегда приятно.

Пьяных: Ах, коллег? Я-то думал, вы меня заставляете хвалить себя и свою работу за семь лет. А надо коллег хвалить.

Соколова: Если считаете, что вы делали достойные работы, похвалите себя. Мы не возражаем.

Пьяных: Простейший пример – года три назад выставили на аукцион девятьсот гектаров леса на Рублевке. Половина этого леса досталась Абрамовичу. И я на этом аукционе задал тому, кто его проводил, вопрос: «У вас уже есть яхта во Франции?» Его аж передернуло. «Нету», – говорит. Я говорю: «После такого аукциона будет». Его потом трясло, он жаловался в головном офисе: «Что это за беспредел? Почему мне задают такие вопросы?» А как можно, разыграв девятьсот гектаров леса на Рублевке, не получить яхту во Франции, виллу в Италии и все, что хочешь, плюс детям, внукам и еще пять мешков. Вы можете в это поверить?

Соколова: Почему нет?

Пьяных: Нет! Ни один здравый человек в это не поверит. Так вот, предмет моей гордости – то, что я снял этот сюжет сам, склеил в единый «лайф» продолжительностью две минуты девять секунд без единого закадрового текста. По нашим меркам так не бывает, это почти Сокуров. Потому что Сокуров – он фанат, чтоб было без склеек. Честно сказать, этого не может быть в журналистике, это не может быть «живым», будет обязательно постановочное. А я снял «лайф» на две минуты девять секунд, и он держит, девчонки!

Соколова: Мы вас поздравляем.

Пьяных: Две минуты девять секунд – вот, я считаю, суперкачественная журналистика.

Собчак: Мы поняли.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Соколова: Но вы говорите о технической стороне вопроса. Хотелось бы послушать о содержании.

Пьяных: Мы добывали эксклюзивную информацию! Журналистика – это сбор информации, которую не хотят давать. Все остальное, девочки, это публицистика, белый пиар, серый пиар, работа пресс-служб, реклама, лирика, литература…

Соколова: То есть правильно ли я понимаю, что вы считаете себя журналистом и полагаете, что занимаетесь журналистикой?

Собчак: Скажите, означает ли это, что, например, эксклюзивные кадры появления на свет суррогатной дочери Киркорова – это первоклассная журналистика?

Пьяных: Конечно!

Соколова: Увы, это прискорбное заблуждение озвучиваете не только вы. Нечто подобное нам уже приходилось слышать от Арама Габрелянова. Кстати, оказался в жизни милейшим человеком.

Пьяных: А я с ним согласен! Он добывает эксклюзив. Его люди появляются на месте происшествия раньше всех. Я испытываю огромное уважение к его работе. В девяностые годы всех опережал «Коммерсантъ», где я работал. У меня в отделе преступности был чувак, бывший работник скорой помощи. Приезжая на место происшествия, на убийство, он надевал белый халат, потом висюльку и шел, расталкивая ментов, пузом вперед, потому что был крупный, с виду типичный врач. Он солидно стоял рядом с ментами и слушал.

Соколова: То есть до того, как прийти на НТВ, вы работали начальником отдела происшествий в «Коммерсанте»?

Пьяных: Вы не знали этого? Я почти десять лет работал в «Коммерсанте». Я поступил туда корреспондентом отдела преступности, потом стал начальником этого отдела, потом ко мне присоединили отдел оперативной информации, потом я был начальником отдела бизнеса в журнале «Власть» с Андреем Васильевым. Бизнес и расследования – забавная смесь. Потом я на полгода уходил, мы делали с Яковлевым журнал «Столица». Затем я вернулся в «Коммерсантъ».

Соколова: А что же в «Столице» не остались?

Пьяных: Я хотел делать журналистику, а Яковлев – публицистику. Тогда это ему влетело в кругленькую сумму, потому что не пошло по бизнесу, и он это закрыл через год.

Соколова: Господин Яковлев любит смелые эксперименты.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Пьяных: Тогда не пошло. Хотя начиналось все прикольно. У меня тогда была профессиональная команда из троих ребят. Яковлев хотел создать журнал, видимо, не до конца понимая какой. Он вытащил меня из отдела преступности, я взял троих ребят начальниками отделов, потом мы набрали корреспондентов, начали делать ему городской журнал. И понеслось, в этом городе столько всего прикольного! Например, деревья-мутанты…

Собчак: Простите?

Пьяных: О, я знал, что вам это понравится! Знаю я вашу реакцию. Весной вдоль МКАД с дубов падали листья ясеня…

(Молчание).

Соколова: Это ложь.

Пьяных: А я говорю, падали! Реально, это на фотографиях есть. Но это только недели две можно было видеть, и сейчас можно. Вы не представляете, какая вдоль МКАД жуть! Сначала дубы-мутанты, потом деревья просто вымирают. А если вы присмотритесь по весне, что там расцветает!

Собчак: Что?!

Пьяных: Какие-то черненькие метелочки чудовищного вида, это очень прикольно.

Собчак: То, о чем вы рассказываете, по-моему, берет свое начало в программе Парфенова «Намедни». У него это называлось «стол аццкого трэша». Это была как бы острая приправа к действительно качественной журналистике, которую тогда делал Леонид. Но, к сожалению, за последние десять лет этот трэш полностью заменил реальность. Тем более что изготавливать его не в пример легче, чем нечто качественное. За последние годы этот трэш на ТВ полностью сожрал журналистику…

Пьяных: Никто никого не сжирал!

Соколова: Я думаю, мы с коллегой хотим спросить вас об одном и том же. Как получилось, что именно вы, высокопрофессиональный газетчик, классный, опытнейший репортер, создали на телевидении программу, которая на многие годы стала символом омерзительного, аццкого, ниже плинтуса качества трэша?

Пьяных: Я не согласен с вами. Я вам приводил в пример сюжет об аукционе леса. Это был умный сюжет. Я старался по одному умному сюжету вставлять в каждую программу, а в последнюю вставил два. Это когда моя команда начала уже разбегаться. Вы спрашиваете, почему я? А я чувствовал себя бойцом в осажденном Берлине, у которого осталось три ящика патронов. Мне очень хотелось израсходовать их с пользой, чтоб можно было гордиться собой. Двадцать лет я занимаюсь одним и тем же, ни на секунду не отступая ни от принципов, ни от профессионализма. В программе «Максимум» эксклюзива, достойных сюжетов, того, что необходимо любой итоговой программе на любом канале, Парфенову, кому угодно, больше, чем где-либо было, есть и будет! Примеры я могу приводить бесконечно, уверен, что вам это не нужно.

Соколова: Признаюсь, меня искренне поражает то, что вы говорите. И еще более то, что вы говорите это искренне. Но давайте попробуем на несколько минут согласиться с вашей логикой. В таком случае вопрос: почему вы делали один умный сюжет на десять глупых? Почему такое странное соотношение?

Пьяных: Потому что оно давало рейтинг фантастический.

Соколова: И поэтому вы плюнули на профессию и стали делать трэш?

Пьяных: Моя программа – не трэш!

Собчак: Большинство людей считает именно так.

Пьяных: Мы просто первыми вступили в новый темп.

Соколова: Что это такое?

Пьяных: Новый темп речи монтажа. А все вместе – конструкция, где внутри вставлена бомба. Это я придумал туда, и бомбу вставил я, и кроме меня это хрен кто сделает, потому что кроме профессионализма нужен еще фанатизм.

Собчак: С профессиональной гордостью ясно. Но зачем было при этом делать столько говна?!

Пьяных: Вы чего, правда не знаете, что ли, я не пойму? Телевидение – это бизнес.

Соколова: А почему вы не могли сделать этот рейтинг не на говне, а на действительной журналистике? Это вполне возможно – существует пример Парфенова.

Пьяных: Я бы тут не сидел и не брали бы вы у меня интервью, если бы я исследовал, как один олигарх у другого миллиард украл. Никому это не интересно, кроме как ста тысячам человек в «Коммерсанте» и «Ведомостях». А с вашей стороны непрофессионально, некорректно и неэтично все время повторять, что я делал говно и трэш. Пенять мне какими-то старушками. Есть факт, и этот факт интересен людям.

Соколова: Каким людям?

Пьяных: А людям! Те, кто телевизор смотрит, это тоже люди, не только те, кто читает «Сноб». А вы их держите за мусор.

Соколова: Нет, за мусор их держите вы. Я же им с голубого экрана голую задницу не показываю. И интимные секреты Николая Баскова страшным голосом не выдаю. Этим семь лет занимались вы, чем способствовали оскотиниванию и так довольно слабого на голову народонаселения. И делали это, зарабатывая деньги своему каналу и себе. Чтобы добиться успеха в вашем нелегком деле, очевидно, нужно быть профессионалом – по крайней мере технически. Вы таким и являетесь. А чтобы успокоить профессиональную совесть – я предполагаю, она у вас была, – вы придумали сложную конструкцию самооправданий. Но поскольку наше с Собчак второе имя «двенадцативедерная клизма правды», мы честно говорим, что относим вас к распространенному в наше время типу «скурвившийся профессионал».

Пьяных: Ксения, я вот вам ни разу еще не сказал, что вы – не профессионал. У нас идет профессиональный разговор, ваша задача – меня вывести на что-то, моя задача – не выводиться. А дальше жизнь покажет, кто есть кто за этой шахматной доской.

Соколова: Я бы даже сказала, «весна покажет, кто где срал».

Пьяных: Это вы откуда такие выражения знаете?

Соколова: Мне опер один сказал.

Пьяных: Я вот хоть и десять лет в криминальной журналистике работал, а с ментами никогда не дружил. Они чувствовали, что я им чужой.

Соколова: Странно, а мне с ними всегда общий язык легко находить удавалось.

Пьяных: Судя по шутке, которую вы сейчас пошутили, так и есть.

Собчак: Вы с темы-то не соскакивайте. Вы говорили о вашем высоком профессионализме.

Пьяных: Я, например, в последней программе сделал большой сюжет про реформы Сердюкова. Я говорил, что сейчас вся страна о Сердюкове или плохо, или никак, и только в программе «Максимум» о Сердюкове честно. Он действительно офигенный реформатор, сделал офигенные реформы. Сейчас Шойгу на этих реформах станет фигурой номер один.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Собчак: Вот я слушаю вас и понимаю, что, если бы я ни разу не видела программы «Максимум», у меня сложилось бы ощущение, что я беседую с автором крутой аналитической программы.

Пьяных: Так и есть!

Соколова: Допустим. Тогда почему же вашу передачу закрыли?

Пьяных: Почему закрыли мою передачу? Передачу, где был эксклюзив на эксклюзиве и рейтинг ломовой. Потому что народ захотел умного. И вы представляете, насколько он этого захотел?!

Соколова: То есть то, что вы делали, было глупо? А как же высочайший профессионализм?

Пьяных: Опять на слове ловите.

Соколова: Глеб, извините, но, по-моему, все, что вы говорите, – сложная система каких-то кривых самооправданий.

Собчак: Именно сложная. Я такое часто от депутатов, например, «Единой России» слышу. «Ну да, я в этой партии. Зато я детскому дому помогаю или хороший законопроект протащил в Думу». Дальше этот чиновник начинает долго рассказывать о какой-то мелкой хорошей фигне, которую он якобы сделал во искупление своего позора. Вот так же и вы: мы вам о говнорепортажах, а вы нам – о реформаторе Сердюкове. «Я ж протащил!» Меня еще заинтересовало, что помимо самооправданий у вас существует столь же сложная система каких-то крайне странных принципов. Например, вы говорите в одном из репортажей с гордостью: «В моей программе за семь лет я ни разу не показал целующихся мужчин, вот этой гадости у меня не было». Все было: расчлененка, бабушки с тремя головами, а целующихся мужиков не было! Хотелось бы узнать, откуда эти принципы берутся? Вы гомофоб?

Пьяных: «Жить в обществе и быть свободным от общества нельзя». Кто сказал это?

Соколова: Ленин.

Пьяных: Точно. В школе не раздолбайством занималась, а книжки читала, молодец, Ксения.

Собчак: Давайте к теме все-таки, не паясничайте.

Пьяных: Вы меня переврали, все было не так. Я сказал, что больше не будет в моей программе целующихся мальчиков. Это значит, что они были. А вообще я не хотел бы ассоциироваться с целующимся мальчиком.

Соколова: Геев не любите?

Пьяных: Нет, ну что вы! Работать на НТВ и не любить геев? Как можно?! Мне, кстати, очень понравилось на гей-параде в Амстердаме. Такое замечательное место! Девочки, съездите.

Соколова: А вот и заголовок интервью: «Глеб Пьяных: «Мне понравилось на гей-параде в Амстердаме».

Пьяных: Вот вы и доказали, какие вы журналисты.

Соколова: Мы быстро учимся. У вас.

Собчак: Но вы нам все-таки на основной вопрос философии ответьте. Как вы думаете, почему получилось так, что именно ваша программа стала символом трэша, пошлятины и сознательной попытки доведения граждан до состояния полного нравственного оскотинивания?

Пьяных: Это ваша оценка.

Собчак: Почему же наша? Давайте опросим людей. Вот, например, публику в этом ресторане.

Пьяных: А, в этом вся ваша подлая стратегия! Вы это заранее придумали! Подороже «Бонтемпи» не могли ресторан найти, чтобы опрашивать людей?!

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Собчак с диктофоном обходит столики и беседует с людьми.

Собчак: Здравствуйте, разрешите задать вам вопрос. У вас программа «Максимум» на НТВ с чем ассоциируется?

Мужчина 1: Для меня чуть-чуть балаган. Чернуха, но это, наверное, громко сказано.

Мужчина 2: Это просто непрофессионально.

Мужчина 3: Я не смотрел программу «Максимум» ни разу.

Переходит за другой столик.

Собчак: Приятного аппетита. Вы знаете такую программу «Максимум»? Какие она вызывает ассоциации у вас?

Девушка 1: Не смотрела, никаких ассоциаций.

Девушка 2: Это скорее чернуха.

Девушка 3: То, о чем там говорится, в основном ложь.

Собчак: Спасибо большое.

Возвращается на место.

Собчак: Итак, Глеб, мы опросили шесть человек. Это немного, но на статистическую выборку тянет. И это только в ресторане! А ведь можно выйти и на улицу.

Пьяных: Девчонки, я не работаю для клиентов таких ресторанов! Я работаю в стране. Например, со взбунтовавшейся Кондопогой, с бунтом в колонии, с пожарами, бедствиями.

Собчак: Ага, бедствиями в сливном бачке Димы Билана.

Пьяных: Я вижу, Ксения, вам очень хочется обратно в телевизор. А вообще-то, вы только представьте себе этот мороз, когда пишешь стендап, когда весь до костей промерзаешь! Это вам не в дорогих ресторанах клиентов опрашивать…

Собчак: Это не дорогой ресторан, это ресторан «Бонтемпи». Ресторан креативного класса, такого среднего…

Пьяных: Ага, это вы называете недорогим рестораном! Жаль, вас пенсионеры города Урюпинска не слышат! Я вот меню зачту: «Рыба на углях» – тысяча четыреста рублей, «Утка» – тысяча триста рублей, «Ножка кролика» – тысяча двести рублей. Вот чем питается ваш креативный класс! Впишете в интервью или побоитесь?! Я понимаю, что аудиторию журнала «Сноб» этим не удивишь.

Соколова: Конечно, мы икру прямо на батон колбасы намазываем. А вы, стало быть, бескорыстный просветитель народа?

Пьяных: Конечно! И с чернухой моя программа ассоциируется только у меньшинства. Людей, недовольных программой «Максимум», можно найти лишь в дорогом ресторане. А народ мою программу любит.

Соколова: Увы, любил. Он не оценил ваши старания и теперь хочет умного. Какие творческие планы после закрытия?

Пьяных: НТВ хочет прорывной проект. Мы его сейчас рожаем.

Соколова: Расскажите, как происходило закрытие. Например, вызвал вас Кулистиков и говорит: «Народ хочет более умного, чем ты, Пьяных». Так?

Пьяных: Просто решили в рабочем порядке. Скажу только, это была не моя инициатива.

Соколова: Кулистикова?

Пьяных: Э-э-э…

Собчак: Вы как будто даже этого боитесь, Глеб? Где же боевая журналистская смелость? Да, зашугали вас на этом вашем НТВ. А ведь Кулистиков – это даже не Путин.

Пьяных: (возмущенно) После такого я вам вообще больше ничего не скажу.

Соколова: Почему?

Пьяных: Из принципа. На тему того, как закрывалась программа, я ничего не скажу.

Собчак: Расскажите тогда про Кулистикова.

Пьяных: Что про Кулистикова?

Собчак: Говорят, он неординарный человек. Любит интересные сочетания при программировании сетки. Чтобы сначала, например, «Анатомия протеста», а потом сразу «Центральное телевидение». Мне кажется, остроумно.

Пьяных: (с тоской) Девчонки, я правда не анализировал сетку НТВ! Ну честно, увольте меня от этого. У меня до хрена своей работы, я не капризничаю, я никого не боюсь, я просто не анализировал сетку НТВ.

Фото: Дмитрий Смирнов
Фото: Дмитрий Смирнов

Собчак: А как вам разрешили в последней программе «Максимум» меня показать, у вас же черные списки на шесть или семь человек?

Пьяных: Никак не разрешили. Я взял это сам и сделал, рискуя. Я и когда пятьдесят две минуты бунт зеков показывал, ни у кого не спрашивал разрешения. Хотя мы на НТВ за последние семь лет убедились, что тюрьмы не собирают рейтинг.

Соколова: Дорогая, Глеб определенно проявил гражданское мужество и профессиональную честность, показав в своей программе твою наглую физиономию. Предлагаю перестать портить ему отношения с начальством и перейти к философским вопросам. Глеб, вы сказали, что «народ захотел умного». Как вы думаете, с чем это связано? Почему уровень вашей программы перестал устраивать зрителей именно сейчас?

Пьяных: Произошел тектонический сдвиг в мозгах населения.

Соколова: А как вы объясняете этот сдвиг?

Пьяных: Вообще не могу понять. А, вот, придумал! Гайдар с Чубайсом со мной, наверное, согласятся. До 2007 года шел непрерывный рост благосостояния трудящихся, в 2007 году наступила эйфория, 2008-й еще держался на высоком уровне, и ощущение эйфории продолжалось. Помню, один знакомый мне летом 2008 года говорил: «Старик, нефть будет двести пятьдесят!» А она была сто сорок в этот момент. Через три недели все накрылось. Так вот, самое «звездюлевое» время программы «Максимум» – это 2007 год. Это самые сумасшедшие бабки, смутившие неокрепшие умы и сердца.

Соколова: И как же ментальность ваших зрителей изменилась в 2008 году? Ваша популярность начинает падать?

Пьяных: Наоборот, расти! 2008-й – это пик «звездюлевости». Инерция, еще никто не понял, какая наступила жопа. Потом рейтинг десять у нас был еще три года, наверное. Это беспредельно много!

Собчак: До какого года это все продолжалось? До 2011-го?

Пьяных: Нет. Рейтинги стали медленно снижаться вместе со всеми долями канала. Этот процесс напоминает прилив и отлив. Во время прилива лодки медленно поднимаются. А в отлив опускаются лодки. Просто наша лодка оказалась самая темпераментная, быстрее всех гребли, и нас вынесло раньше всех. Мы опустились вместе с приливом.

Соколова: То есть кризис 2008-го не сильно снизил ваши рейтинги и не заставил народ «хотеть умного»?

Пьяных: Он их снизил, но не критично.

Собчак: Так почему же резкое снижение рейтинга произошло сейчас, когда финансового кризиса нет?

Пьяных: Проследите за процессом. До 2009 года была еще инерция – люди смотрели то же самое, что и в эпоху растущего благосостояния. Потом, после 2009-го, бабок реально не стало. И вот к концу 2009 года у них начинают просыпаться мозги.

Соколова: То есть отсутствие денег расположило их в сторону духовности?

Пьяных: Желание задуматься возникло.

Соколова: О чем задуматься?

Пьяных: О том, как устроен мир.

Соколова: И вы готовы им об истинном устройстве мира рассказать всю правду?

Пьяных: Конечно, готов. Я же профессионал.С

Комментировать Всего 38 комментариев

Фрагменты выступления замминистра связи и чего-то коммуникационного на практической конференции на журфаке МГУ, посвященной стандартам журналистики. В зале - преподаватели журфака этого У.  Всё о том же...http://www.youtube.com/watch?v=uRvPhz6kzPc&feature=youtu.be

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Я с Глебом вместе в Ъ работал, в той самой преступности. И там он был профессионалом, а пару сюжетов в его ТВ программе видел, которые очень высоко сделаны были. По поводу его работы на ТВ у меня к нему только один вопрос был: "Ты чего так орешь? Нервничаешь, что ли?"

-- Это образ такой, -- говорит.

Ну, образ, так образ...

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Олег, судя по этому интервью, он полный звездюлей. Ксениям даже не надо было ему сильно помогать: он сам с себя все снимал с радостью.

Яковлев меня удивил.

А не нужно судить по интервью, составленного, как одна большая провокация. Что-то Красовскому таких вопросов никто не задавал, ни о его мерзких выходках, ни о тоне его высказываний, тем более о смыслах его эфира  с Минаевым. Эфир на свет вытащили прочитавшие интервью, дорогая редакция и бровью в общем не повела. А могла бы  задать пару вопросов Антону на фоне  пафоса  и смелости его поступка. Передачу о рублевском лесе я видела, лес этот  перед поворотом на Ильинское шоссе обнесен высоким забором. И вопросы Пьяных задавал жесткие. Все так любят обличить власть, кричать о ее вовроватости, а здесь, чуть ли ни  этим и попрекают.

Эту реплику поддерживают: Vladimir Kalinovsky, Ирина Груздева

Млада, у меня не было никаких предубеждений против этого человека, так как я никогда о нем ничего не слышал, но то, что говорит (вряд ли его прямую речь редакция исказила) производит неизгладимое впечатление. Еще раз: я сужу лишь о том человеке, который произносит те слова, которые он произносит. Вопросы не имеют значение. 

Но, если, Млада, Вам нравилась его передача, то я приношу свои извинения. Я передачу не видел и, полагаю, никогда не увижу.

Эту реплику поддерживают: Лариса Бабкина, Ирина Камаева

Степан, да причем тут извининения. Это же не интервью, а одна сплошная  провокация.

Ну телевидение, оно же выпячивает все..

А Яковлев-то чем удивил?

Я делаю благотворительный проект со "звездами России", так никто!!)) не хочет давать никаких комментариев или интервью НТВ!

Сама недавно попала с нтвешниками в историю (в то время когда Валера Зеленский написал про пацанов, победивших в минуте Славы и как обманом у одного пригласили мать на эaир к Андрею Малахову и мне этот пост помог сохранить честь и проявить бдительность) 

Эту реплику поддерживают: Олег Утицин, Валерий Зеленский, Ирина Камаева

Как раз 9 февраля  этого года в "Русских сенсация" на НТВ показали фильм о Ксениной жизни, ее спутинках, любви, и т.д. Как Вы думаете, Светлана, почему Ксения согласилась на показ этого фильма о себе да еще и в Русских Сенсациях, кто снял этот фильм и кто его заказал?

А вопросы... Вопросы не знают ответа

-Налетят, разожгут и умчатся, как корь.

Соломон нам оставил два мудрых совета:

Убегай от тоски и с глупцами не спорь.

Света, я задала Вам конкретный вопрос, а Вы хотите отнять лавры у Ирины Столяровой? Забавно. 

Но  есть подозрение, что скандальная программа  - своего рода... свадебный подарок Собчак. и совсем не от телеканала. Так сказать допуск  на ТВ 

проанонсировала программу сама Ксения в своем Твиттере за несколько дней до показа. " Я говорила о жизни, а не о мужчинах, но главное - полтора года назад"

 тогда, полтора года назад, программа эфира не увидела. несмотря на откровения, несмотря на пьянство любимого.

А теперь ей дали зеленый свет…сразу после свадьбы

Вот видите как интересно Вы, Светлана рассуждаете) Свадебный подарок. Я вот о свадьбе даже и не вспомнила и не присовокупила. Однако, если Ксения не считала чем-то недозволенным рассказать о своих отношениях полтора года назад, то почему Вы считаете, что сейчас этот "свадебный подарок" должен каким то образом повлиять на ее жизнь, разумеется в том ключе, в каком Вы об этом упомянули? Я не увидела ничего оскорбительного в этом фильме для Ксении, ведь то, о чем она говорила - ее жизнь. Мне кажется не бывает недостойных поступков до свадьбы и после свадьбы. Просто бывают недостойные поступки. Вот и все, так что я искренне не понимаю причем здесь подарок к свадьбе.

Вы, Млада, просто не поняли - чей это свадебный подарок.

А то, что Вы этого не поняли, Я искренне не виновата.

И конечно, если это так, ТО ТАКОЙ "свадебный подарок" здорово повлияет на жизнь Ксении: Она опять вернется на ТВ.

Наверное Вы знаете, чей это подарок, уж не САМ ли? На ТВ федеральное  она не вернется, ее, как не стыдно, уже давно не приглашают на светские тусовки туда, где она была звездой и где ей устраивали фотосессии в крутых бутиках. Я не злорадствую, я констатирую гнилое братство гламура. Я могу узнать, кто сделал такой подарок. Если это не семейная тайна.

Она в твиттере возмущалась по поводу этого фильма. Говорит что снялась полтора года назад.

"Произошел тектонический сдвиг в мозгах населения" - такое утверждение от верного пропагандиста режима звучит многообещающе.  

Он явно эту фразу от кого услышал.

Не важно, повторил же, да еще при девушках.

Пьяных не был пропагандистом режима. В устах Ксении Cобчак слово пошлость звучит смешно, после Дома 2 и Блондинки в шоколаде. И вообще, замечательный момент выбрали для интервью, как раз в стиле обвинения самому Пьяных, тогда, когда его программу закрыли. Когда можно унизить, оскорбить. Дом 2 это был вверх профессионализма, образец нравстенности, борьбы с режимом? В эту Субботу на НТВ Ксения поведала все стране истории своих любовий, как раз в тот момент, когда ее белоленточная деятельность перестала быть интересна, если и конечно была искренне интересна тем, кто выходил на митинги, надо же как-то вернуть интерес к своей персоне. Интервью плохое, так и хочется спросить, Девочки,  а по какому праву?

Эту реплику поддерживают: Олег Утицин, Ирина Груздева, Тамара Добржицкая

Ксения Соколова ни в чем подобном, вроде, не замечена. Она имеет тогда право на вопросы?

Кто барышню ужианет, тот ее и танцует. Удивляет избирательность стилей ведения интервью. Если бы Вам  несколько раз повторили, что то что Вы делаете, это говно, Вы бы как реагировали. Нас тут часто призывают к политкорректности, все в сплошных реверансах, а здесь все просто - говно! Вот она, настоящая журанлистика. Я считаю, что в подобном тоне никто не имеет права задавть вопросы, Вы же были возмущены эфиром Красовского,который пронизан неуважением к людям, а здесь похоже рукоплещете?

Думаю, "девочкам" нужно поучиться у Владимира Познера, который кого только не интервьюировал, однако, умел посадить в лужу, легко, эелегантно с иронией, но без всякой злобы.

Эту реплику поддерживают: Irina Abarinova, Drozd Arthur

Я смотрела как-то интервью с Пьяных, почему-то надеясь, что увижу серьезного, глубокого журналиста, снявшего маску. Нет, это не маска. Он агрессирует, не переставая. Может, и они надеялись, кто знает?)

Это стиль такой, Малахов Андрей в жизни совершенно обаятельный парень, и говорит номральным голосом. Видимо возникает какой-то внутренний барьер, невозможно же обнаружить свою мягкость и пушистость, с другой стороны, агрессия в наше время, скорее стала нормой для большинства и именно ее ждут. Благородство считают синонимом слабости.

Эту реплику поддерживают: Ирина Камаева

Тамара Добржицкая Комментарий удален автором

Тома, ты  права, телевидение уже давно грань между пошлостью и простым изложением фактов потеряло. C другой стороны, как ты правильно заметила, рыбак рыбака, но одни считают, что это временный иммидж, а другие отставиают право на то. чтобы  среди пошлости говорить правду, пусть в одном сюжете, но правду и без пошлости.

Эту реплику поддерживают: Тамара Добржицкая

среди пошлости говорить правду, пусть в одном сюжете, но правду и без пошлости

не есть ли это лучший способ "убийства" правды?

Нет. Это не убийство правды. Те, кто готов ее слышать, услышат. И это действительно бизнес. Я глубоко сомневаюсь, что Владимиру Кулистикову или  нравятся Русские Сенсации.

Если бы Вам несколько раз повторили, что то что Вы делаете, это говно, Вы бы как реагировали.

Ну, "девочки", наверное,  думали что они cool :) Вообще, конечно, хамство невероятное... Я поражаюсь, как он не встал и не ушел после таких вопросов.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Я представляю в таком стиле интервью с Батуриным. 

Сначала рассказываем о своих романах на всю страну в "Русских сенсациях", а потом в "Снобе" громим программу "Максимум". Логика поступков впечатляет.

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович

Я не в курсе практически ни каких фактических событий упомянутых выше в интервью. Так же как мало представляю что из себя представляет интервьюированный и обе Ксении. Но по манере ведения интервью это напоминает типичный интеллигентский трэш. Ну еще и троллизм. Похоже что интевьюерши брали интервью у самих себя. Балаган, да и только. Причем, да назвать это балаганом - оскобительно для последнего. В балаганах много интересного, а трэша не более чем в таком интервью

Эту реплику поддерживают: Млада Стоянович, Irina Abarinova, Тамара Добржицкая

Если интересно, то в декабре, тв "Дождь" в программе "Министерство Культуры" уже разговаривал с Пьяных, на пару с теперь уже бывшим редактором Openspace.

http://tvrain.ru/articles/gleb_pjanyh_v_ministerstve_kultury_esli_est_alternativa_sostradat_ili_zloradstvovat_to_luchshe_zloradstvovat-334487/

Анонс передачи - Глеб Пьяных в Министерстве Культуры -  " Если есть альтернатива сострадать или злорадствовать, лучше злорадствовать", но фразу то эту произнес не Глеб Пьяных, а его бывший коллега. 

Я не помню, смотрела еще в декабре. Но о том, что народ захотел умного, тоже не помню. А вообще, он нервный все время какой-то. Такое впечатление, что он сердится на своих собеседников за то, что они не верят в то, во что он и сам не верит, но считает нужным говорить.

Мне показалось, что он оправдывается, а оправдываться не стоит никогда. У него трое детей. Когда моя мама сердилась на журналистов, оставшихся на новом НТВ после ухода Киселева, я ей пыталась объяснить, что в принципе, они такие же люди как все, и благополучие близких всегда важнее идеи. 

Спасибо за ссылку!

Мне понравилось интервью. И мужик этот мне понравился. Очень искренний, явно профессиональный. Хотя, конечно, его внутренний сюрреализм полностью отражает нашу действительность.

Интересно, что он нового сделает.

С дуба падают листья ясеня ... иначе и не скажешь.

Хорошее фото после фразы "Господин Яковлев любит смелые эксперименты". 

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Психолог на лоха

Психолог на лоха

Всего просмотров: 26448
Плач по каменным истуканам

Плач по каменным истуканам

Всего просмотров: 22889