Париж

+T -

Народное достояние. Откуда берутся матрешки во французских фильмах, роман экс-президента и альтруизм Карла Лагерфельда

Поделиться:
Алексей Курбатов
Алексей Курбатов

*

В Версале прямо под окнами спальни Людовика XIV появился Юрий Гагарин. Огромный, псевдомраморный, с разверстой лиловой грудью. А вместе с ним королевский дворец заполонили еще несколько десятков творений французского скульптора Ксавье Вейана. Всего год назад оскорбленные эстеты закидывали тухлыми помидорами американского художника Джеффа Кунса за то, что тот посмел разместить здесь свои скульптуры. «Американский китч в нашем королевстве – это позор! Что делает фарфоровый Джексон с обезьяной в спальне Короля-Солнца?» - возмущались критики, позабыв, что Версальский дворец с его золотом и зеркалами – сам по себе своего рода памятник китчу. Но то был американец. Теперь перед дворцом стоит наша русская упряжка по-королевски траурного фиолетового цвета, выполненная в стиле оригами, – и ничего, французу можно. Выглядит она достаточно бледно и сильно отличается в реальности от тех афиш, которые развешаны по городу, и фотографий на обложках всех арт-журналов. Но Гагарин производит впечатление. Человека, первым познавшего эффект невесомости, придавил к земле скафандр-саркофаг. Во всех интервью автор скульптуры объясняет, что сам Король-Солнце Людовик XIV полагал, что берет свою божественную энергию из космоса, поэтому, уверен Вейан, если бы он жил в наше время, то точно увлекся бы космонавтикой. Иными словами, положив Гагарина прямо под окнами спальни короля, скульптор словно бы выполнил его посмертный заказ.

Другой – тоже посмертный и почти королевский – заказ решил выполнить в этом месяце бывший президент Валери Жискар д'Эстен. Давая интервью о своей еще не опубликованной книге «Принцесса и президент», он рассказывал: «Однажды мы с принцессой Дианой рассуждали о романах, которые возникают между руководителями крупных государств. И вдруг она предложила мне: "А почему бы вам не написать об этом книгу?"» Прошло пятнадцать лет, прежде чем бывший президент решил последовать совету леди Ди. Речь в романе пойдет об истории любви между президентом Республики Жаком-Анри Ламберти и некоей Патрисией, принцессой Кардиффа. Догадаться о прототипах несложно, но степень достоверности этой истории Жискар д'Эстен не комментирует, он только настаивает, что это произведение литературное, а не историческое. Сотрудница французского министерства иностранных дел Ирина Рекшан ничего странного в литературном проекте экс-президента не видит: «У французских президентов считается правилом хорошего тона рассказывать о своих внебрачных связях. У Миттерана обнаружились тайная вторая жена и родная дочь, Саркози развелся и женился за два дня и давал целые пресс-конференции о своей личной жизни. Вероятно, Жискару д'Эстену тоже захотелось такого рода популярности. Здесь же не Америка. Француз, который не любит женщин, – не француз. Возможно, если бы у русских руководителей были романы с красивыми женщинами, жизнь в России была бы только приятнее».

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
Умерла певица Юлия Началова

Умерла певица Юлия Началова

Всего просмотров: 22966
Все новости