Юрий Голигорский: 
Лондон. Приезжайте к нам на распродажу!

+T -

Невидимый сейл, христианский макияж и победа сил света над тьмой

Поделиться:
Иллюстрация: Виктор Миллер Гауса
Иллюстрация: Виктор Миллер Гауса

Февраль на лондонской Оксфорд-стрит – мертвый сезон. Куда ему до величественного декабря, когда мы приходим на эту центральную торговую улицу столицы, чтобы в один присест закупить все рождественские подарки! В декабре на тротуарах не протолкнуться, а по проезжей части расторопная улитка может обогнать любой автобус. Электросчетчики, отмеряющие энергию для уличных световых гирлянд, должно быть, вращаются со скоростью адронного коллайдера. У дверей больших универмагов духовые оркестры Армии спасения музыкой и сбором денег напоминают нам, что Рождество – удобный повод продемонстрировать свою щедрость.

Нищим, обитающим на Оксфорд-стрит, похоже, напоминать об этом не надо: в предрождественские дни они чувствуют себя как банкиры при распределении бонусов. (Впрочем, не исключаю, что еще недавно некоторые из них и в самом деле были банкирами…)

Потом приходит январь: суматошный, деловой, однозначно коммерческий – время сейлов. В первые часы распродаж надо уметь быстрее других проникнуть в магазин после открытия дверей и добежать до заранее намеченной цели. Побеждает тот, кто лучше других способен перевоплотиться в Николая Валуева или братьев Кличко. Как правило, побеждают женщины… С январских распродаж на Оксфорд-стрит люди выходят, напоминая триумфаторов, возвращающихся домой с трофеями войны…

В феврале же тема распродаж в мелодии города начинает затихать, звучать diminuendo, как последние аккорды Прощальной симфонии Гайдна, когда две оставшиеся скрипки под сурдину доигрывают свои трогательные пассажи.

Нет, конечно, и в феврале на Оксфорд-стрит тоже можно найти то, что нужно, и по весьма сходной цене. Но здесь надо быть предельно начеку: если покупаем телевизор, то проверяем, что у него есть и экран, и пульт дистанционного управления подходящей системы; если носки и обувь – то что все хотя бы парное, и по размеру, и по цвету…

Февральская распродажа – затухающий отголосок рождественского ажиотажа. Отголосок во многом бессмысленный и беспощадный… В феврале уже нет ни гирлянд, ни украшений, ни оркестров, и Оксфорд-стрит пребывает в ожидании другого праздника – Пасхи, после которой начнется «неофициальная» весенняя распродажа.

…Каждый раз, проходя по Оксфорд-стрит, я вспоминаю растиражированную зловредным Наполеоном фразу Адама Смита «Англия – нация лавочников!». Прибудь сегодня в Лондон инопланетяне, они вполне резонно могли бы предположить, что британцы живут только ожиданием распродаж – этих по-настоящему общенациональных событий.

Зимняя распродажа – апогей межконфессионального и социального слияния, не знающего «ни эллина, ни иудея». Уже давно в этой стране религиозный аспект Рождества растаял, как сбережения россиян во время дефолта.

Теоретически в Великобритании церковь не отделена от государства. Опять же теоретически в королевстве, где монарх, по сути, наместник Бога на земле, все духовное должно быть подчинено англиканской церкви. Теоретически «народ и клирики едины!»

Конечно же, как сказал бы Станислав Ежи Лец, «в действительности все не так, как на самом деле». Уже сегодня христианами называют себя менее шестидесяти процентов британцев. Судя по большинству прогнозов, высока вероятность того, что менее чем через двадцать лет христиане в Великобритании станут меньшинством… В эти прогнозы легко поверить, просто бегло подсчитав, сколько полузаброшенных зданий церквей за последние годы перепрофилировалось в мечети.

Идя в ногу со временем, весьма популярный Четвертый канал телевидения Великобритании впервые в 2013 году решил во время праздника Рамадан прерывать свои регулярные передачи для кратких напоминаний правоверным о времени предстоящего намаза. Симптоматично?

Предыдущий архиепископ Кентерберийский доктор Роуэн Уильямс заявил в 2008 году, что «введение в Великобритании определенных элементов законов шариата неизбежно». Преемник Уильямса архиепископ Джастин Уэлби – тот, кто крестил в октябре 2013 года недавно родившегося принца Джорджа, сказал, что не будет возражать, «если наследный принц, когда вырастет, перейдет в буддизм…»

Означает ли это, что толерантность британцев поистине безгранична и что даже христианство в Великобритании попало под волну распродаж? Конечно, два раза в год – в Рождество и на Пасху – старая добрая Британия добавляет к светским торжествам элемент духовности, нанося на свое лицо макияж христианства. Именно Рождество и Пасху можно, позаимствовав известную фразу, назвать теми «духовными скрепами», что делают нас – подданных Ее Величества – британцами.

Миллионы британцев по-прежнему в день Рождества, в три часа дня, оторвавшись от обильно накрытых столов, подходят к телевизорам, чтобы посмотреть традиционное рождественское поздравление королевы. Надо сказать, что королева по-прежнему очень популярна. Что касается той религии, которую она представляет, здесь судить сложнее. Англиканская церковь – «главная» церковь государства, но превозносить свою религию по сравнению с другими было бы так не по-британски…

Традиционно британский монарх – протестантский наместник Бога на земле, а также Defender of the Faith, что переводится как «защитник веры». Разумеется, имеется в виду вера протестантская, и именно эту обязанность – «защитницы протестантской веры» – взвалила на себя в 1953 году нынешняя королева Елизавета II, дав клятву во время коронации.

Старший сын королевы – принц Уэльский Чарльз – уже давно дал понять, что, когда настанет его черед взойти на престол, он поменяет формулу монаршей клятвы и станет Defender of Faiths, то есть «защитником вер». Иными словами, Чарльз станет поборником всех вероисповеданий, которые практикуют жители Великобритании… Грамматическая разница лишь в отсутствии определенного артикля the и наличии буквы s – какой-то там девятнадцатой буквы латинского алфавита, но как много эта разница говорит об умонастроениях в Великобритании…

Относительно недавно религиозный аспект Рождества в Лондоне стали подчеркивать… евреи и русские. Произошло это тогда, когда в декабре на Трафальгарской площади стали зажигать большую Ханукию – ритуальный светильник иудейского праздника Ханука, символизирующий победу сил света над тьмой. За Ханукой следует протестантское Рождество и Новый год, а потом, в январе, с легкой руки предыдущих мэров Лондона и Москвы – Кена Ливингстона и Юрия Лужкова – на Трафальгарской площади стали отмечать Старый Новый год, а следом за ним еще и Масленицу. «Обрамленное» этими двумя важными датами иудейского и православного календаря, протестантское Рождество как бы пытается напомнить, что кроме сейлов на Оксфорд-стрит этот праздник знаменателен и чем-то еще…

Соединившись туннелем под Ла-Маншем с Францией, Великобритания даже условно перестала быть островом. Теперь в нее с еще большей силой устремились иммиграционные потоки и… деньги. Иммигрантов – в подавляющем большинстве нищих выходцев из мусульманских государств и бедных стран постсоветского пространства – привлекает сюда уже трещащая по швам система соцобеспечения. Основные же денежные потоки прибывают из России и стран Персидского залива. «Большие деньги» – за минувший год почти восемьдесят четыре миллиарда фунтов – были направлены сюда из-за рубежа на приобретение роскошного жилья и доходных коммерческих зданий. Это – невидимая распродажа.

Иммиграция и большой капитал – две пришлые силы, которые практически помимо воли коренного населения во многом формируют повестку дня сегодняшней Великобритании. Лицо Британии меняется, но ничто не может пошатнуть британскую традицию распродаж – сейлов.

Определение Адама Смита и Наполеона переживет века.С

Самые
активные дискуссии

СамоеСамое

?
«Ты глаза ее не видишь?»

«Ты глаза ее не видишь?»

Всего просмотров: 17528
Все новости