«ТИХИЙ ГЕРОИЗМ»


ДОНОРЫ КРОВИ О СВОЕМ ВЫБОРЕ
Активные московские доноры рассказали «Снобу», когда они сдали кровь впервые и что побудило их делать это регулярно
Я пожертвовала роженице кровь, а ее ребенку — молоко
«
»
Мой папа, на которого я всегда равнялась, был активистом и почетным донором крови. Поэтому я тоже росла человеком, что называется, с активной жизненной позицией. После окончания техникума я пошла работать на военный завод. Там было донорское движение, к которому я и примкнула. Впервые я сдала кровь в городской поликлинике Азова. К нам, донорам, там относились с большим уважением, а еще после процедуры вкусно кормили. Мне это очень понравилось, и я стала сдавать кровь регулярно. Тем более, что у меня достаточно редкая группа крови — первая отрицательная. После сдачи крови появлялось желание жить и творить, я будто заряжалась энергией. А еще у меня на несколько дней улучшался аппетит, и, чтобы не поправиться, я занималась шейпингом, аэробикой и бодифлексом.

Однажды ночью мне позвонили из роддома: «Вы можете приехать на прямое переливание? Роженица потеряла много крови». Сейчас прямое переливание почти не делают, но это была вторая половина 1980-х. Я согласилась, за мной прислали машину. После переливания я день или два лежала в палате — восстанавливалась. Когда вышла из роддома, меня кинулись обнимать родственники женщины, которую я спасла.

С той женщиной нас через несколько лет снова неожиданно свела судьба. Мы лежали в одном роддоме. Я родила второго, а она — третьего ребенка. У меня было много молока, а у нее — пропало. Я сцеживала лишнее молоко в бутылочку, и им кормили ее дочь. Когда я об этом узнала, пошла к ней в палату. Разговорились, даже шутили, что вот здорово будет, если наши дети вырастут и поженятся. Потом эта женщина уехала в свое село, и мы потеряли связь.

Через какое-то время мне предложили сдавать кровь на плазму, так как она дольше хранится, и я стала ездить на донацию из Азова в Ростов. В 2006 году я переехала в Москву и сдавала кровь на плазму и тромбоциты в разных центрах. За всю жизнь я сдала кровь более 50 раз. Старший сын пошел по моим стопам и несколько раз ходил на донацию, когда кровь потребовалась его коллеге.

ГАЛИНА КОВАЛЕВА
Я очень боюсь уколов,
поэтому стараюсь не смотреть
«
»
В первый раз я сдал кровь в 2012 году, когда учился на первом курсе. Увидел в университетской группе во «ВКонтакте» пост о том, что одному из преподавателей срочно требуется кровь. С этим человеком мы не были знакомы, он у меня не преподавал, но у меня первая положительная группа крови, которая подходит многим. Поэтому я решил стать донором: от меня не убудет, а человеку — помощь. Причастность к чему-то хорошему чувствуешь. Стал сдавать кровь каждые два-три месяца, перерыв сделал, только когда в армию пошел. Мне, кстати, армейский психолог сказала, что на донацию подсаживаешься, вырабатывается своеобразная зависимость. Ну, я с ней спорить не стал.

Я очень боюсь уколов, а игла, которую используют на донации, очень толстая — через нее свистеть можно. Поэтому я стараюсь не смотреть. Благо, кровь берут опытные медсестры, кажется, они смогут делать укол даже с закрытыми глазами. В первый раз я сдал кровь очень легко, никаких проблем не было. Поэтому во второй раз я тоже сразу встал с кушетки и пошел по своим делам. И тут друг мне говорит: «У тебя губы зеленые!» — а я чувствую себя нормально. Присел на лавочку, посидел немного, все прошло.

Знакомые спрашивают, зачем я кровь регулярно сдаю: «Кайф ловишь?» А какой там кайф? После — только физическая слабость и моральное удовлетворение.

АРТЕМ САВЕНКОВ
Жду донации, как дети ждут своего дня рождения
«
»
По специальности я клинический психолог. В нашем медуниверситете донорство для студентов не обязательным было, но очень приветствовалось. В первый раз я пошла на донацию за компанию со своей хорошей подругой. В моей семье никто не сдавал кровь, поэтому я не знала, как это происходит. Шла на процедуру с легкой опаской, в сомнениях: «А вдруг это больно? Вдруг что-то пойдет не так?» С другой стороны, я была довольна, что переборю себя и попробую что-то новое. И вот я увидела людей, многие из которых так же, как и я, впервые пришли на донацию. Они тоже волновались, но в целом атмосфера была очень позитивная. Из разговоров присутствующих мне особенно запомнилась фраза, что донорство — это тихий героизм. Действительно, твоя кровь спасает чью-то жизнь. Ты не знаешь, кому и как, при каких обстоятельствах, но живешь с чувством выполненного долга.

Со временем у меня появился условный рефлекс: сдача крови равно праздник. Когда мне приходит смс-приглашение на сдачу крови, я радуюсь, жду этого дня, как дети ждут свой день рождения. Мне нравится процесс подготовки, нравится внимание врачей. После сдачи крови я чувствую невероятную легкость, эмоциональную и физическую.

Я сдаю кровь дважды в год. Мне всегда платили за донорство, но это были какие-то чисто символические суммы — на еду для восстановления сил. Никто ради этих денег кровь сдавать не ходит.

На «иглу донорства» мне никого подсадить не удалось. Несколько раз я выкладывала в соцсети приглашения сходить со мной за компанию. Люди соглашались, но никто в итоге так и не приходил. Надеюсь, все-таки кто-то да придет. А я, со своей стороны, всегда готова рассказать, как это будет, и при необходимости поддержать.

ДАРЬЯ ПЛУГОВАЯ
ГАЛИНА КОВАЛЕВА
Мой папа, на которого я всегда равнялась, был активистом и почетным донором крови. Поэтому я тоже росла человеком, что называется, с активной жизненной позицией. После окончания техникума я пошла работать на военный завод. Там было донорское движение, к которому я и примкнула. Впервые я сдала кровь в городской поликлинике Азова. К нам, донорам, там относились с большим уважением, а еще после процедуры вкусно кормили. Мне это очень понравилось, и я стала сдавать кровь регулярно. Тем более, что у меня достаточно редкая группа крови — первая отрицательная. После сдачи крови появлялось желание жить и творить, я будто заряжалась энергией. А еще у меня на несколько дней улучшался аппетит, и, чтобы не поправиться, я занималась шейпингом, аэробикой и бодифлексом.
Я пожертвовала роженице кровь, а ее ребенку — молоко
«
»
Однажды ночью мне позвонили из роддома: «Вы можете приехать на прямое переливание? Роженица потеряла много крови». Сейчас прямое переливание почти не делают, но это была вторая половина 1980-х. Я согласилась, за мной прислали машину. После переливания я день или два лежала в палате — восстанавливалась. Когда вышла из роддома, меня кинулись обнимать родственники женщины, которую я спасла.

С той женщиной нас через несколько лет снова неожиданно свела судьба. Мы лежали в одном роддоме. Я родила второго, а она — третьего ребенка. У меня было много молока, а у нее — пропало. Я сцеживала лишнее молоко в бутылочку, и им кормили ее дочь. Когда я об этом узнала, пошла к ней в палату. Разговорились, даже шутили, что вот здорово будет, если наши дети вырастут и поженятся. Потом эта женщина уехала в свое село, и мы потеряли связь.

Через какое-то время мне предложили сдавать кровь на плазму, так как она дольше хранится, и я стала ездить на донацию из Азова в Ростов. В 2006 году я переехала в Москву и сдавала кровь на плазму и тромбоциты в разных центрах. За всю жизнь я сдала кровь более 50 раз. Старший сын пошел по моим стопам и несколько раз ходил на донацию, когда кровь потребовалась его коллеге.
АРТЕМ САВЕНКОВ
В первый раз я сдал кровь в 2012 году, когда учился на первом курсе. Увидел в университетской группе во «ВКонтакте» пост о том, что одному из преподавателей срочно требуется кровь. С этим человеком мы не были знакомы, он у меня не преподавал, но у меня первая положительная группа крови, которая подходит многим. Поэтому я решил стать донором: от меня не убудет, а человеку — помощь. Причастность к чему-то хорошему чувствуешь. Стал сдавать кровь каждые два-три месяца, перерыв сделал, только когда в армию пошел. Мне, кстати, армейский психолог сказала, что на донацию подсаживаешься, вырабатывается своеобразная зависимость. Ну, я с ней спорить не стал.
Я очень боюсь уколов,
поэтому стараюсь не смотреть
«
»
Я очень боюсь уколов, а игла, которую используют на донации, очень толстая — через нее свистеть можно. Поэтому я стараюсь не смотреть. Благо, кровь берут опытные медсестры, кажется, они смогут делать укол даже с закрытыми глазами. В первый раз я сдал кровь очень легко, никаких проблем не было. Поэтому во второй раз я тоже сразу встал с кушетки и пошел по своим делам. И тут друг мне говорит: «У тебя губы зеленые!» — а я чувствую себя нормально. Присел на лавочку, посидел немного, все прошло.

Знакомые спрашивают, зачем я кровь регулярно сдаю: «Кайф ловишь?» А какой там кайф? После — только физическая слабость и моральное удовлетворение.
ДАРЬЯ ПЛУГОВАЯ
По специальности я клинический психолог. В нашем медуниверситете донорство для студентов не обязательным было, но очень приветствовалось. В первый раз я пошла на донацию за компанию со своей хорошей подругой. В моей семье никто не сдавал кровь, поэтому я не знала, как это происходит. Шла на процедуру с легкой опаской, в сомнениях: «А вдруг это больно? Вдруг что-то пойдет не так?» С другой стороны, я была довольна, что переборю себя и попробую что-то новое. И вот я увидела людей, многие из которых так же, как и я, впервые пришли на донацию. Они тоже волновались, но в целом атмосфера была очень позитивная. Из разговоров присутствующих мне особенно запомнилась фраза, что донорство — это тихий героизм. Действительно, твоя кровь спасает чью-то жизнь. Ты не знаешь, кому и как, при каких обстоятельствах, но живешь с чувством выполненного долга.
Жду донации, как дети ждут своего дня рождения
«
»
Со временем у меня появился условный рефлекс: сдача крови равно праздник. Когда мне приходит смс-приглашение на сдачу крови, я радуюсь, жду этого дня, как дети ждут свой день рождения. Мне нравится процесс подготовки, нравится внимание врачей. После сдачи крови я чувствую невероятную легкость, эмоциональную и физическую.

Я сдаю кровь дважды в год. Мне всегда платили за донорство, но это были какие-то чисто символические суммы — на еду для восстановления сил. Никто ради этих денег кровь сдавать не ходит.

На «иглу донорства» мне никого подсадить не удалось. Несколько раз я выкладывала в соцсети приглашения сходить со мной за компанию. Люди соглашались, но никто в итоге так и не приходил. Надеюсь, все-таки кто-то да придет. А я, со своей стороны, всегда готова рассказать, как это будет, и при необходимости поддержать.
Москвичи, переболевшие коронавирусом, могут стать донорами плазмы крови для тех, кто переносит его особенно тяжело. Один донор сдает 600–650 миллилитров плазмы, которая может помочь двум-трем больным. Сдать плазму крови можно через две недели после полного выздоровления. О том, кто и как может стать донором, читайте в нашей инструкции. Более подробную информацию можно узнать в разделе «Доноры надежды» на "Агрегаторе добрых дел". Доехать до медучреждения и вернуться домой после процедуры на такси можно бесплатно.
Москвичи, переболевшие коронавирусом, могут стать донорами плазмы крови для тех, кто переносит его особенно тяжело. Один донор сдает 600–650 миллилитров плазмы, которая может помочь двум-трем больным. Сдать плазму крови можно через две недели после полного выздоровления. О том, кто и как может стать донором, читайте в нашей инструкции. Более подробную информацию можно узнать в разделе «Доноры надежды» на "Агрегаторе добрых дел". Доехать до медучреждения и вернуться домой после процедуры на такси можно бесплатно.
Текст: Аня Алексеева
Иллюстрации: Shutterstock, личный архив героев
Выпускающий редактор: Юлия Любимова, Татьяна Почуева
Корректор: Наталья Сафонова
Креативный продюсер: Дарья Решке

© All Right Reserved.
Snob
dear.editor@snob.ru