Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Орхан Джемаль

Орхан Джемаль /

Шум из-под юбки

Иллюстрация: GettyImages
Иллюстрация: GettyImages
+T -
Поделиться:

С изумлением обнаружил вокруг информационное кипение на тему «женского обрезания», которое не где-то там, а тут рядом. Я наблюдал, как некое «локальное бурление говен» развернулось до масштаба international storm of shit.

Сначала обсуждение в узких правозащитно-кавказоведческих кругах некой статьи Светланы Анохиной на каком-то никогда ранее мной не слыханном сайте.

Не упоминайся имя Анохиной, я воспринял бы это как очередную «развесистую клюкву». К этому я отношусь снисходительно, но без внимания. Однако Анохина — она же… ну, чтоб отбросить всякую «оценочность в суждении», скажем, известный журналист, причем без всякой приставки «региональный».

В общем, интересно. Полез в сеть и ахнул! Оказывается, у нас-то, в горном Дагестане, практикуется то самое «страшное женское обрезание», о котором читал когда-то, а оно там, в горах, про которые думал, что прошел их в «лаптях обутый».

Конечно, женщины не станут говорить со мной «про это», а у мужчин не принято бахвалиться: «А знаешь, как у меня прошлой ночью было...», но неужели за столько времени такой приметный обычай ни разу не выплыл?

Погуглил.

Для начала из Википедии:

Калечащие операции на женских половых органах без медицинских показаний. Как правило, производится из религиозных, ритуальных соображений. Обычно связывается с исламом, хотя отношение исламских богословов к подобным обрядам неоднозначно.

Распространено в западных, восточных и северо-восточных районах Африки, в некоторых странах Азии и Ближнего Востока, а также среди некоторых групп иммигрантов из этих регионов.

Впервые об этом стали громко говорить вне «этнографического контекста» в 2008 году, и, хотя явление было известно и ранее, оно стояло где-то в одном ряду вместе с мужским обрезанием у аборигенов Австралии — тоже, доложу я вам, та еще штучка! А вот именно в 2008-м за женское обрезание взялись в ООН «ежовыми рукавицами».

Официально это формулируется так: в 2008 году ВОЗ вместе с девятью другими организациями ООН выпустила новое заявление для содействия возросшей информационно-пропагандистской деятельности за отказ от этой практики. Тогда же стали запрещать делать обрезание девочкам, а из Европы неслись новости об очередном иммигранте, привлеченном за изуверство. Тема обрела такую же значительность, как темы «детского труда» или «работорговли», полшага до геноцида, одним словом.

В том же году в сети появилась первая информация о женском обрезании в Дагестане. Просматривая форумы с обсуждением этого открытия, наткнулся на очаровательную реакцию: «Ура! Можно просить политическое убежище в Норвегии».

Впрочем, тогда все быстро утихло, и, судя по всему, этот ручеек грантов на борьбу с женским обрезанием на Дагестан в тот раз так и не пролился.

Потом случился форменный анекдот в Германии: немецкая педантичность дала сбой, немцы на всякий случай под сурдинку запретили не только женское обрезание, но и мужское, мол, какая разница, какого пола ребенок, которому делают калечащую операцию. Но тут возмутились уже евреи, в воздухе повисло обвинение в антисемитизме, что для немецкого сердца непереносимо, и бундестагу пришлось, как говорится, «давать заднего». Приоритеты европейских ценностей, ничего не поделаешь.

В общем, примерно так я думал и о нынешнем витке борьбы с женским обрезанием в Дагестане, которая похожа на борьбу с терроризмом: прежде чем получить финансирование, нужно убедить центр, что у тебя это есть, и тут уж каждое лыко в строку пойдет.

Между тем страсти разгорались, статья Анохиной подкрепилась неким докладом — собственно, его Анохина и анонсировала.

Политическая блондинка Маша Баронова отправилась пикетировать мечеть, поражая застенчивых московских татар и плохо говорящих по-русски среднеазиатов темой «ниже пояса», о которой они ранее и слыхом не слыхивали.

Еще одна звезда горячеточечной журналистики Марина Ахмедова поучала в фейсбуке коллег, как бороться с обрезанием в Дагестане, не вредя жертвам этого варварства.

Наконец, заработала тяжелая артиллерия: на эту прекрасную тему стало высказываться духовенство. Муфтий КЧР Исмаил Бердиев то поддерживал обрезание, то заявлял, что его превратно поняли. Не отставали от него и другие «официальные представители традиционного ислама», а то у российских мусульман других дел нет, как помогать разводить на бабки ооновских лохов.

Депутат единоросс Максакова-Ингеберс предложила ввести за женское обрезание уголовную ответственность.

В Дагестане сразу же ополчились на Анохину и составивших доклад Саиду Сираджудинову и Юлию Антонову. Мол, нападки на традиционный уклад (о котором, согласно тому же докладу, слыхом не слыхивали 50% опрошенных). Тема стала актуальной и на фоне выборов: местные СМИ фиксируют, кто и где контактирует с Анохиной, и для нынешних кандидатов в депутаты это стало вреде зашквара.

Вот так невинное желание включиться в живое международное дело, чреватое грантами, связями с нужными людьми и известностью во влиятельных, хоть и узких, кругах, разгулялось до масштаба самой актуальной политической темы.

Возможно, я чего-то не знаю и это действительно проблема, из-за которой женщины в Дагестане действительно мучаются? А я просто сексист и консервативный конспиролог? И спросить-то не у кого!

Моя знакомая — гинеколог из Ливии — говорит, что никогда не встречала случаев обрезанных женщин из Туниса, Марокко и Египта, но видела у трудовых мигрантов из Судана. Что касается дагестанских гинекологов — до сего дня они как воды в рот набрали, просто какая-то круговая порука.

И какое отношение все это имеет к исламу? Пришлось списаться с несколькими шариатскими правоведами (не буду называть имен, чтоб не дразнить борцов с экстремизмом). Вот выжимка из их пояснений:

Женское обрезание упоминается только в одном хадисе (высказывании пророка), где он запрещает женщине, практикующей такие операции, «удалять слишком много». У разных правоведов отношение к этому хадису разное, есть такие, кто считает его придуманным, другие полагают его «слабым», то есть неопровержимых доказательств его фальсификации нет, но есть сомнения в подлинности. В странах, где этот обычай распространен, его иногда объявляют достоверным.

Современный шариат считает, что то самое калечащее обрезание, о котором обычно говорят, запрещено как приносящее вред здоровью, а резон про «умерение женской прыти» противоречит Корану. Реже утверждают, что поскольку нет прямого запрета, то обрезание дозволено с соблюдением тех ограничений, о которых говорится в хадисе. Таким образом, разрешенным является то, что на западный манер называется «пластические операции», которые проводят и западные клиники, суть их не в обуздании «женской прыти», а наоборот, в ее высвобождении, если в силу каких-то причин это затруднено. Обязательности в таких операциях, с точки зрения шариата, нет, об их желательности есть разные мнения.

Вот так проблема выглядит с точки зрения радикального «нетрадиционного» ислама.

В довершение всего я бы попросил не записывать меня ни в анохинцы, ни в бердиевцы. Я не знаю, выдумана ли вся эта история ради гранта, или это правда, хотя бы частично. Моя статья не о том, хорошо женское обрезание или плохо, она про информационный шум.