Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Андрей Наврозов

Андрей Наврозов: Три любви

Одно маниакальное желание владело писателем на протяжении чуть ли не всей жизни. Найти миллион!

+T -
Поделиться:

Его самоубийственная игра, хронические долги, непоколебимая вера в случай, беспорядочная личная жизнь и столь же беспорядочная манера мышления, откровенная сумбурность в завязках романов — эмоциональным источником этого пожизненного гран-гиньоля была фантазия о приобретении капитала без труда.

На что можно возразить, что данная фантазия суть не что иное, как удел человечества, и что ее непреходящая популярность подтверждается двойственным отношением большинства людей к предмету обогащения вообще и денег в частности. Достаточно вспомнить происхождение английского слова fortune, «состояние», на самом деле означающего «счастливый фарт, пруха, везуха», чтобы убедиться в справедливости подобного обобщения.

Не лавэ, а любовь является темой написанной по-английски трилогии, над созданием которой я работаю последние семь лет, но эмоциональные предпосылки гран-гиньоля Достоевского остаются в силе. Приобрести заветное состояние преступным способом, спустившись за ним подобно Орфею в преисподнюю пошлости, порока, мелких краж, наркомании и проституции — таков замысел первой части трилогии, «Страшная красота». Заработать его честным образом, подобно полному надежд начинающему предпринимателю, вкладывая все свое время и средства в развитие семнадцатилетней школьницы, чтобы подготовить ее к браку, — таков сюжет второй части, «Любовь земная». Наконец, найти его на улице, так, как об этом мечтал автор «Игрока», без труда, руководясь судьбой и провидением, так, как выигрывают миллион в рулетку, когда верят, что выигрывающее число неотвратимо, как апокалипсис, — такова завязка третей части, «Невероятное доверие».

Из архива автора. «Страшная красота»
Из архива автора. «Страшная красота»

Припоминаю, что у Марка Слонима есть биографическая повесть, которая так и называется: «Три любви Достоевского». Больше и не надо. Больше не бывает. Такова типология любви, как есть типология у велосипедов, полов и времен года в умеренном климате. Пытаясь присвоить любовь и действуя при этом с рациональностью мошенника, влюбленный получит в распоряжение мнимую ценность, ибо ни один скупщик краденого на свете не даст и ломаного гроша за подобный товар. Зарабатывая любовь, на этот раз с прагматизмом отличника, присущим выпускнику Гарвардской школы бизнеса, влюбленный приобретет ценность условную, похожую на бумажные деньги, существующую и имеющую силу при обстоятельствах, от него в целом не зависящих. И лишь выигрывая любовь, поставив все свое существо на прозорливый, то есть сверхъестественно зоркий случай, влюбленный обогатится червонным золотом взаимности. Это третий вариант, а четвертыйи пятый нелепы, как Четвертый Рим или Пятая республика.

Общее название трилогии — «Демон Мысль». Словосочетание позаимствовано у Байрона, который пишет, здесь в моем переводе экспромтом, навеянном не столько Лермонтовым, сколько известной в некоторых кругах песней «Я помню тот Ванинский порт...»:

      Какой беглец себя бежит?

      Ведь в зону, прочих отдаленней,

      Вослед ему тотчас спешит

      Злой демон, праздной мысли гений.

Да, от себя не убежишь, от судьбы не уйдешь, выше головы не прыгнешь. Что, казалось бы, проще лагерной мудрости в изложении английского романтика?

Но задумаемся о случае. Я, например, писатель по случаю, и не проходит и минуты, чтобы о баснословной случайности происходящего со мной я не вспомнил. Писатель, во-первых, по случайности генетической, ибо сын и внук писателей. Во-вторых, по чистой случайности, так как по стечению обстоятельств не научился ничему другому и не умею ни петь, ни водить машину, ни пользоваться компьютером. И, в-третьих, по случайности интеллектуальной, потому что моя мысль — воплощение того непредсказуемого взаимодействия микроскопических, черно-белых убеждений и калейдоскопических, богатых цветом и запахом событий, которое мне, как бывшему игроку, знакомо до эритемы на кончиках пальцев правой руки.

«The agency of chance», — говорят англичане, и действительно, случай — агент, посредник, сваха для состоявшегося писателя и сутенер для ищущего любви подростка. Нет примера убедительнее, чем случай поэта, подыскивающего рифму и буквально взывающего к фортуне, к року, к музе, чтобы ее найти. Борьба за форму у пишущего стихи подобна извечной человеческой борьбе со стихией, антагонизме, чьи условия не всегда определялись теми соотношениями рациональных сил, о которых в школьном возрасте мы узнавали из учебников истории и природоведения. Читавшие Моммзена вспомнят, что климат и почва, случайно полученные в пользование неким народом, определяли его существование не менее решительно, чем своевременное изобретение им колеса и календаря. Изобретение, которое, к слову сказать, так увлекательно пародирует рулетка.

Из архива автора.  «Любовь земная»
Из архива автора. «Любовь земная»

«Иногда я думаю, — сказал Поль Валери в ответ на высказывание Декарта, — а иногда я есмь». А когда именно думаю и когда определенно есмь, так это осциллография случая, глянешь — вроде одно, взглянешь еще разок — вроде совсем другое. И как же может быть иначе? Мы же мыслящие существа, и нам вовсе не обязательно приникать к стопам философов идеалистов прошлых столетий, чтобы осознать, что в значительной мере мы сами создаем мир, в котором живем от рожденья до смерти.

К счастью или к несчастью, однако созидательная сила нашего воображения подобна везению в азартной игре. Оно случайно и капризно, склонно к себялюбию в один момент и к самоуничижению в другой; по очереди лениво, как проститутка, и трудоспособно, как младший клерк в юридической конторе; то ратует в защиту сердца, то запускает в него, как в куклу вуду, острые шпильки; иногда оптимистично, иногда полно самых темных предчувствий; порой корыстно в ущерб себе, порой наполнено альтруизмом, позволяющим чудом выпутаться из явно безнадежных ситуаций; вчера прозрачно, как хрусталь дешевой люстры, а сегодня черно, как оникс дорогих запонок. Работа, досуг, скука, талант, память, деньги, грех, вкус, счастье и, главное, любовь — ничто не скроется от его трагикомического рукоприкладства, которое кажется то происками садиста в концлагере, то проделками клоуна на цирковой арене. В самом деле, мысль — демон, то разрушающий им созданное, то воссоздающий его по новому, столь же случайному и как бы высосанному из пальца образцу.

С этого начинается развитие сюжета «Страшной красоты», когда одно из вышеупомянутых мыслящих существ, мой герой, впервые в жизни попадает в ситуацию, в отличие от всех предыдущих не созданную его воображением. Подобно тому, как пособие по геометрии пунктирно утрирует растяжимость фигуры, чтобы позволить ученику схватить смысл связанной с ней теоремы, не превращая при этом, однако, тупоугольный треугольник в линию, случайность завязки доводится до абсурда, превращаясь не в ноль, а в инициал О., в неизвестность, в шифр. Умный, богатый, знакомый многим, не первой молодости женатый мужчина, чье воображение привыкло к мысли, что оно управляет его миром, наталкивается на подобный нулю шифр, девушку, принадлежащую к совсем иному кругу — сословию, обществу или даже подполью, о существовании которого он до того времени и не помышлял. Не в том суть, что бедный нимфолепт влюбляется, а в том, что экстремальная ситуация, в которую, влюбляясь, он попадает, как в окопы Первой мировой, если знакома читателю, то лишь по описаниям абсолютной беспомощности человека в военное время.

Немезида героя Пруста — кокотка. Только француз мог додуматься до того, чтобы формулировать теорему любви, руководствуясь столь незначительным социальным и интеллектуальным различием между охотником и добычей. Благонамеренный рантье, мелкобуржуазная стерва — подумаешь, большая разница! Сван не понимает сидящий перед ним у зеркала шифр, но читающий Пруста обыватель понимает его прекрасно, что всегда заставляло меня краснеть — не Сван я, оказывается, если разбираюсь лучше него в манипуляциях мелкобуржуазных стерв, а один из тех обывателей, на которых книга рассчитана! У меня, обещал я себе, все будет по-другому. Поэтому в «Страшной красоте» читатель понимает значение шифра не больше, чем силящийся его понять и объяснить герой, ибо О., когда он знакомится с ней в Лондоне, «квартирует», то есть, по классификации проституток словаря 1949 г. Эрика Партриджа, занимает социальное положение на один уровень выше «привокзальной» и на два выше «уличной».

Самонадеянный эгоизм мужчины, слепой патриотизм его триумфального тщеславия при полной неспособности к действию в незнакомой ему по жизни системе координат — все это накаляет тигель, в котором герой сгорает дотла, горя синим пламенем, подобно горошине лабораторной серы. Если «Страшная красота» — это ад, то «Любовь земная» — flashback, вводящий читателя в чистилище, именуемое в просторечии браком. Здесь ему предстоит разобраться в новой классификации видов самообмана, толкающего мужчину на многолетнюю инвестицию в чувство, которую встреча с О., подобно валютному курсу у Ильфа и Петрова, превращает в порошок, как первые сбережения подпольного миллионера Корейко.

Из архива автора.  «Невероятное доверие»
Из архива автора. «Невероятное доверие»

Нельзя экспериментировать на живых людях, скажут мне, лучше смотри, на ком женишься. Подождите, отвечу я им, но мы же живем в эпоху Пигмалиона. Он залез в нашу жизнь, как Ленин в трехспальную кровать, и неистребим в ней еще со времен Просвещения, Прогресса, Промышленности и прочих крестовых походов Разума. Мы улучшаем, совершенствуем, рационализируем, организуем и строим коммунизмы с остервенением Фауста, не задумываясь о том, что жертвы наших преобразований, помимо всего прочего, могут быть слабее нас, что они могут зависеть от нас и физически, и морально. Нигде этот триумфализм не наглее и не безответственней, чем в отношениях между полами, и каждая баночка крема для лица, зачастую купленная на последние в доме деньги, свидетельствует о том невероятном доверии, на котором мир продолжает стоять, подобно мифическому киту.

Что, если это доверие незаслуженно, спрашивает «Любовь земная». И есть ли шанс его заслужить, добавляет заключительная часть трилогии, а если да, то как? Как обратить вспять прущее изо всех дыр наследие последних трех столетий, вырвав из преобразований цивилизации, как «изюм певучестей из жизни сладкой сайки», лишь те, что не умаляют человеческое достоинство, самобытность и способность к любви?

Вот такая будет трилогия. А картинки из бульварного журнала «Гран-отель» пятидесятилетней давности, архетипы, которыми здесь иллюстрируется текст, я приобрел по случаю на блошином рынке в Палермо. Это не работы Тициана, но они доходчивы и убедительны. Каждая из них могла бы стать обложкой каждой из книг — даже последней, «Невероятное доверие», которая еще не написана.

Комментировать Всего 186 комментариев

Андрей, судя по написанному здесь о «Страшной красоте», она весьма перекликается с «Камерой обскура». Я прав? Надеюсь прочесть Вашу трилогию.

.

П.С. Прочитав у Вас слово "лавэ" я был просто обескуражен...

Дмитрий, "лавэ" - абсолютно респектабельное с моей точки зрения слово, цыганское и, как радуются сами цыгане, похожее на английское love.  Относительно набоковского романа, не уверен - тема широкая, страсти-мордасти всем нравятся, и отголоски можно найти, например, в фильме Поланского Lune de fiel (как, интересно, у нас перевели название?  Желчный месяц?), который, как это ни странно, я смотрел.  Приятель убедил: "Дурак, да посмотри ты, это же то, о чем ты пишешь!"  Оказалось, что вовсе не о том.

Пользуясь случаем

Андрей, кстати, я так и не получил на e-mail давно ожидаемую оригинальную версию Вашего эссе сами-знаете-о-чём.

На самом деле, надо было переводить как "Бедовый месяц" - по-фр. и по-итал. разница в одну букву, а в этом вся суть дела.

Название фильма Поланского перевели с английского - Bitter moon (если мы о том же фильме говорим) - Горькая луна. Насколько я помню, он снят изначально по-английски?

Поразительно, насколько изощренными путями движется мысль человеческая. Что бы добраться до цели, ей предстоит пройти лабиринт, состоящий из хитросплетений детских комплексов и заминированный неосознанными обидами и подсознательными фобиями. Остается только удивляться, как она собственно вообще движется, а не замирает в испуге от предстоящего рискованного пути.

Читать обязательно. Тем более, Андрей Наврозов относится к тем, отмеченным Провидением мыслителям, которые порой не знают, насколько глубоко они на самом деле пишут, и с искренним изумлением обнаруживают это, если обнаруживают вообще, только через некоторое, иногда весьма продолжительное время, после завершения романа.

Простите, Андрей, что о Вас в третьем лице – это как бы фрагмент рецензии («как бы», потому что еще не читал) на Вашу книгу.

Алексндр, как всегда, Вы не только правы, но каким-то образом проникаете в запредел вещей, касаясь крылом то одного, то другого предмета утвари, хранящегося на чердаке - не обижайтесь, если кажется, что я говорю о летучей мыши!  Утверждение первого абзаца удивительно метко.

Дело в том - и Вы этого знать не могли, - что "бесплатным приложением" к "Страшной красоте" является книга стихов, написанная русскоязычным героем с состоянии аффекта.  Книга вышла в Лондоне несколько лет тому назад.  Ее прочел ныне покойный Александр Межиров.  Опуская как не относящиеся к теме комплименты поэта в адрес книги, процитирую лишь следующие слова из его отзыва 2005 г.: "Непонятна мне странная загадочная зыбкость автора...  зыбкость и неуверенность в себе".  Он повторяет слово "зыбкость" еще раза три на одной странице.

Так что - не знаю, видите Вы это или нет! - Вы прозорливы.

В том то и дело, что прозорливость и глубина возникает только тогда, когда мы этого не подозреваем. Как только прокралась самодовольная мысль: «а уж не прозорлив ли я?» - все, стоп-машина, бездонность вселенной схлопывается до глубины лужицы, наделанной щенком в прихожей. И пока не изведешь эту мыслишку дочиста  – так и будешь в этой лужице бултыхаться. Так что и не искушайте, не только не знаю – даже думать на эту тему не желаю ))).

Понял, согласен, еще раз изумлен.

Жужа Добрашкус Комментарий удален

Жуженька, Вы погрязли в цинизме.  Одумайтесь.

А попеть, отчего же, можно и попеть.  Блатные песни, ладно?  Для них не нужно ни слуха, ни голоса. 

Третьим буду.

Если возьмете.

Андрей, мне, право же, стыдно лезть со своим рылом в столь высокоинтеллектуальный ряд. Комментировать Ваши изысканные слова шершавым языком - оскорбительно для этих слов. Подстраиваться под Вашу велеречивость - нелепо. Но - раз уж влез - то позволю назвать Ваш текст симбиотическим неологизмом: "словэ". Именно так могу прозвать то богатство, которое Вы щедро расточаете пред нами, скромными читателями.

Но мне по-честному интересно: Вы про трилогию выдумали или она правда имеет шанс быть когда-либо обнародованной?

Кстати, я тоже не умею водить машину.

Стас, милый, спасибо что залезли.  I love "словэ".   И спасибо Вам, что наделяете меня в сердцах таким талантом, что даже подозреваете в литературной мистификации в масштабе аж трилогии!  Нет, увы, проза есть проза - две части написаны, ад и чистилище, а в раю я тьфу, тьфу, тьфу, пребываю и писать о нем, следовательно, пока не с руки.  Интересно, что некогда существовала целая литература о счастье в понимании времени - то есть, о спасении души.  Данте - один из представителей этого жанра.  Сегодня понимание счастья временем другое, но литературы, соответствующей этому пониманию, нет вовсе.  Нельзя же просто говорить людям - спи с кем попало, нюхай сколько тебе вздумается, смотри телевизор с похмелья, и ты будешь счастлив. (Как однажды говорили: "Не кушай в Пост скоромного, слушайся старших, не вольнодумствуй, и ты будешь счастлив".)   То есть можно, конечно, но не всем же!  А тем, кому этого недостаточно, Жуже Добрашкус, например, моя книга необходима, как лыжи - финну.  Почему же она этого вроде как бы не понимает?  Еще раз спасибо, Стас, за лестный комментарий.

Тогда вопрос практического характера: а издавать собираетесь? Или только после изгнания из рая (чего не дай Вам Бог, конечно)?

Издавать собираюсь, Стас, хотя бы потому, что без этого ни одна книга не может быть по-настоящему закончена.  Жду издателя, который насильно отберет у меня рукопись. 

Прекрасно!

Хотя, боюсь, русский перевод за горами... Или я, к своему читательскому счастью, неправ?

За горами, Стас, увы.  На очереди "Итальянская карусель".  Ведь сначала надо втереться в доверие к читателю, а потом уже можно начинать его мучить!  

скрипка и немножко нервно

Андрей, я не сразу отреагировал - прежде всего, от удивления, от недоумения. Вы написали трилогию про любовь? Ну не странно ли это, граждане? Сегодня? В то время как все говорит как раз о чем-то еще, но только не о любви? Ваше эссе так небрежно рассказало о большой(видимо) книге, что хочется подробностей! Да, пожалуйста, подробнее! Трилогия, да, понятно - Данте - тоже понятно, как же без этой соблазнительной конструкции. И Гоголь не устоял. кстати, и он споткнулся о Рай. (Вторая часть -Чистилище- я полагаю все же написана - это ни что иное как Выбранные места из переписки с друзьями).

Странно прежде всего то, что Вы - писатель. Причем какой-то нормальный писатель. Не про злобу дня, а про нечто интимно-душевное,. так уже не принято, так не бывает. Все равно что на биржу придти со скрипкой.

А у Вас тут классический - до отвращения классический - набор из классики: рулетка, игра, любовь, писатель. Помилуйте, Вы что не знаете, какое сегодня число? не можете про нефть написать? И к тому же Вы практически единственный русский англоязычный писатель. Набоков, кажется, мало писал по английски. Был еще Конрад, но он поляк. Все это как-то предельно странно, несвоевременно, и не знаешь как к этому относиться.

Отчего-то Ваше описание собственной работы привело меня к мыслям о Лоренсе Дарреле. Тоже в стороне, тоже странненький, тоже Средиземноморье. И тоже по английски.  Это случайно? О Набокове подумал. Впрочем, кажется, Набоков сюда не относится. Он ведь никогда не писал про вечное, только про кривое. Ведь Лолита (воля Ваша, не люблю эту развратную книжку) это даже и не о любви. Не понимаю, зачем он это сделал. А Вы, объясните, не томите - зачем это сделали? Объясните мне, я правда в недоумении. Вам нравится быть писателем?  

Про вечное он тоже писал. Ultima Thule, например. Не шедевр, но попытка. Он же не виноват, что "вечное" оно тоже немного кривенько-косенькое.

Про него весьма непросто было говорить многие годы, поскольку в ссср его не печатали, а интеллигенция выдумала из посредственного беллетриста гения. У него есть хорошие страницы, нверное, мне трудно судить, поскольку уже никогда к перечитыванию не вернусь. Согласиться с тем, что вечное немного косенькое, я не могу. Вечное - простое, понятное и величественное.

Максим, я не случайно взял "вечное" в кавычки )))

А про Вечное, вообще, мало кому удавалось написать. Для меня самое в нем приятное - это то, что оно неописуемо!

Перечитывать Набокова действительно не возникает желания. Даже в интерпретации гениального Сорокина.

Поразительно при этом, что у Набокова есть эссе о пошлости. Помните, про человека, который, ухаживая за своей избранницей, плавал у нее под окном в пруду, изображая лебедя. Мне всегда казалось, что этот персонаж очень наивно и искренне демонстрировал свою любовь, наподобие некоторых героев Диккенса. А вот само эссе было исключительно пошлым.

Да, Набокова, во всяком случае, "позднего", еще предстоит вывести на чистую воду...  Но в эссе о пошлости все-таки он талантливо придумал перевод слова как posh lust.  Что-то в этом есть, Максим.

Что-то наверное есть. В меру этого чего-то он и интересен. Н. так переоценен, что его даже неохота хвалить за удачные каламбуры. Ну пошутил, молодец. У меня сосед тоже шутит забавно.

Эссе было не о пошлости, кажется, а о Гоголе. И плавал он там в обнимку с лебедями.

Да, правильно, спасибо, Антон! О Гоголе, верно. Что с лебедями вместе (или один) - это, пожалуй, все равно - он же к ним пристроился.

Нет, ты просто представь себе эту картину визуально.

Вот, на всякий случай, полная цитата:

.

Его возлюбленная, за которою он ухаживал долгое время без успеха, жила на берегу какого-то пруда и все вечера проводила на балконе перед этим прудом, занимаясь вязанием чулок и наслаждаясь вместе с тем природой. Мой немец, видя безуспешность своих преследований, выдумал наконец верное средство пленить сердце неумолимой немки. Ну, что вы думаете? Какое средство? Да вам и в голову не придет, что! Вообразите себе, он каждый вечер, раздевшись, бросался в пруд и плавал перед глазами своей возлюбленной, обнявши двух лебедей, нарочно им для сего приготовленных! Уж, право, не знаю, зачем были эти лебеди, только несколько дней сряду каждый вечер он все плавал и красовался с ними перед заветным балконом. Воображал ли он в этом что-то античное, мифологическое или рассчитывал на что-нибудь другое, только дело кончилось в его пользу: немка действительно пленилась этим ловеласом и вышла скоро за него замуж

.

Это там прямая речь Гоголя.

Максим, а чем биржа - не игра? и чем набоковская "Машенька" не о любви?

Костя, отвечаю тебе (биржа, конечно, "игра") и Максиму (на вопрос "зачем") словами из романа "Учебник рисования", первую часть которого я закончил читать сегодня ночью, по случаю бессонницы:

"Ну, что ж, решил он, весьма предусмотрительно было положить деньги сразу в несколько банков, (...) толково было придумано.  А еще более толково будет их оттуда забрать. Если все идут в одну сторону, значит, пора идти в другую."

Как видите, дорогие товарищи, аллегория с деньгами нас не подводит, причем вот уже как 2000 лет.  "Ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Евангелие от Матфея 6:21).

Это если к деньгам относится как сокровищу.

Биржа в той же степени игра, в какой романы Набокова о любви.

Максим,  в вашей жизни был опыт связанный с биржей?

завораживающая многоранность. и что же, обошлось без, выражаясь по наврозовски, "эритемы на кончиках пальцев"?

Да нет, стараюсь забыть. Андреевский блог не самое подходящее место для таких рассказов. Хотя, впрочем, и сам автор не чужд игры. История простая, как апельсин. Сам я не игрок по натуре, да и некогда мне играть. Но хорошие советчики  посоветовали, и - несмотря на все, что знал и понимал уже тогда - я совершил массу глупых ходов. Птом потратил почти год на то, чтобы отыграть назад. Потеря времени, сил, и десятки ненаписанных картин.

Помилуйте, Максим, чем же блок Андрея не место для разговоров об игре, пошлости далее по списку. Я полагаю, что автор не против. Помните как в "Формуле любви" астральная связь с папенькой - согласен он одним словом. Так значит не смотря на то что затянуло, игру в этом не уловили?

Оставался в игре, пока не отыгрался, потом вышел. Надеюсь, навсегда, хотя это практически невозможно.

Извините, что встреваю, товарищи, но как только дочитал до этого места ("Биржа в той же степени игра, в какой романы Набокова о любви", что абсолютно верно), сразу подумал, что Максим звучит как игрок. 

Костя!  Как она может называться?!  Рулетка, действующая модель вселенной в масштабе 1:37.

с провидением всё понятно (во сказанул, но оставим). было интересно отчего Максим так на Набокова ополчился.

Спасибо, Максим.  То есть как это, зачем Набоков это сделал?  Он решил напарить Запад и толкнуть коньюнктуру, вроде этой Бель де Жур - которая, заметьте, впереди меня по индексу посещаемости заходящими на сайт возможными подписчиками, то есть теми, для кого мы пишем.  Но не беспокойтесь!  Бель де Жур будет разгромлена на ее же территории.  Я объявляю ей фатву.  Ее этическая несостоятельность, ее лживое кокетство по теме счастья, ее внутренняя опустошенность и тупость, ее мнимая дерзость - рано или поздно все будет раскрыто!  Я оставлю ее без черепаховой заколки для волос, раздену ее до последнего интеллектуального лифчика.  А Лолита - не столько развратная, сколько пошлая книжка.  Даже ее антиамериканизм - такая богатая тема! - пошлейший, карикатурный, трафаретный (как, впрочем, и антиамериканизм, например, Ивелина Во, так что отчасти это дань эпохе).  Зато можно было поселиться в Монтрё.    

Андрей, неужели мы с Вами и в этом сходимся? Всегда был единственным, кто считал Набокова пошлым писателем, и высказывал это мнение публично - вопреки солидарности интеллектуального коллектива. Ужас, до чего пошлый.

бель де Жур падет сама, ей не впервой падать. зачем же ее показательно громить, Вы неторопливо делаете свое скрипичное дело, а она тем временем падет,

Но про Даррела Вы так и не ответили.

Лечу в Нью Йорк, прочитана последняя лекция, конференция закрылась, и уезжать мне почем-то не хочется. Здесь было хорошо. Когда так много философов на квадратный километр, на душе делается спокойно: это лучше, чем когда много бизнесменов или воров, или милиционеров. Пожалуй, я хочу остаться в университете.

Странно, Максим, хочется сказать, нет, не надо в Чикаго, будет лучше, если Вы останетесь поближе, а потом думаешь: "А, может, Чикаго и есть поближе?"  А потом думаешь: "Не, все-таки подальше!"  Так что не знаю, что Вам и советовать.  Здесь даже сама география неопределенна.

Жужа Добрашкус Комментарий удален

Пошлый, но хороший! Грешным делом, получаю немало удовольствия, читая его. Да и Монтрё - местечко пошловатое, но нам ли осуждать немолодого мастера, заселившегося в постепенно ветшающий Grand Hotel? Да ещё с таким вот видом с балкончика . . .

про дар

Дмитрий, простите, если я задеваю Ваши нежные чувства к Набокову, я понимаю, что такие могут быть, у людей, живших в ссср в брежневский период, особенно острые, это как детская привязанность. Понятно, чем вызванная, понятно, на чем основанная. И мне неловко со своим раздражением против Набокова портить Вашу к нему любовь. Любить всегда лучше, чем не любить.

Отвечу - и не сердитесь, что попаду в диссонанс с общим мнением. В конце концов про Дар так много всего преувеличенно хорошего сказали, что одно высказывание против не повредит.

Мне кажется, что в своей сентиментальной части роман неплохой, обыкновенный тургеневоподобный роман, средней хорошести, но вполне читаемый. Но значительность ему придает его социальный пафос, анти-чернышевская направленность. и вот этот анти-чернышевский пафос мне глубоко неприятен, он мне кажется взятым напрокат, невыстраданным, а просто злым и глупым. Чернышевский, по-моему, один из величайших русских мыслителей, отважный, глубокий, мудрый, расплатившийся своей каторжной жизнью за желание думать и понимать. А Набоков - уютный мещанин, который осудил и высмеял каторжанина. Это противно. Никто не осуждает право мещанина быть мещанином. В конце концов, Филимон и Бавкида заслужили свое нормальное счастье. Но героизация мещанства, противопоставление правильного и мудрого мещанства - ущербному героизму революционеров (а в этом весь смысл набоковского романа, и не только этого, а любого) героизация мещанства - это ужасно противно. И, по-моему, очень пошло. Вот, не сердитесь, если задел. Мне самому нравятся стихи из первой части "Мяч закатился мой под нянин Комод..." Или я уже путаю, и стихи не оттуда? Понимаю, что напал на Вашу юношескую любовь, и мне неловко. Но Вы спросили, а я ответил.

Ну прямо таки, юношеская любовь. К слову, в юношестве я Набокова не понял. Можно сказать, что наше знакомство произошло позже - когда я повзрослел и уехал за рубеж, так что брежневский период и СССР здесь совсем не причем. За что-же я люблю Набокова? За его Язык. Он пишет так, что мне становится важно не "что" он пишет, а "как". Я бы, пожалуй,телефонную книгу читал, если бы её написал Набоков.

.

Что-же касается «Дара», то мне казалось, что эта книга совсем о другом - о трагедии интеллигентного человека, об эмиграции, о мещанстве. Впрочем, не будем засорять тему Андрея.

Да, понимаю. Да-да, и язык, и трагедия интеллигентного человека. Но, понимаете, в чем штука: трагедия интеллигентного человека - и есть мещанство. А становится не мещанством, только когда (и если) интеллигентный человек понимает, что он в своей трагедии не одинок, всем плохо. И вот Набоков - это именно певец трагедии интеллигентного человека.   

Да, Вы правы, Набоков часто концентрируется на чувстах одного человека. Но мещанство ли это? Ведь мещанство - это о мелочности. А Набоковские герои часто образуют узоры из вселенных схлопнутых в одну точку - каждый сам в себе. Возьмите «Король, Дама, Валет» или «Камера обскура».

Вы правы, Дмитрий, признаю, что ошибся,

наверное, в полемике, как это бывает, перегнул палку. и Камера обскура, и Приглашение на казнь - хорошие книги, наверное и Защита Лужина - хорошая. Не могу сформулировать что - видимо тень последних его книг, упавшая на те вещи, но что-то заставило меня сказать эту резкость. Простите, Всякого писателя надо уважать за то добро, что он сделал, а Набоков очень на многих повлиял. И все же я его не люблю.

Что Вы, Максим, я и не воспринимал наш разговор как спор. С Вами просто приятно общаться.

Дмитрий, Вы вовсе не засоряете, очень интересно читать Вашу дискуссию с Максимом.  Причем "трагедия интеллигентного человека", о которой Максим пишет ниже, возможно, будет темой следующей колонки.  Место действия трагедии, кстати - Запад, так что не думайте, что я собираюсь писать о нас!

Черт, смотрим в зеркало, а думаем, что в окно... Мне всегда казалось что в "Даре" Набоков как раз издевается над мещанским "революционизмом". Может быть, Чернышевский думал интересно, да изложить не мог; верю, что хороший человек, но как мыслитель и писатель - бррр...

Пастернака не читал, но осуждаю

 думаю, однофамилец, что Вы читали "Что делать" в школе, этим и ограничились. Чернышевский в принципе не беллетрист. Он написал Что делать в тюрьме - просто изложил свою утопию в понятной для читателей форме. Любая утопия (Томаса Мора или Кампанеллы) трудна и скучна для чтения. Чернышевский написал 14 томов философии истории - Вы их никогда не читали. Сов и кап пропаганда потрудились расклеить ярлыки. Это печально.  Чернышевский - мыслитель и значительный. Кто совсем не мыслитель, но хороший беллетрист - это Набоков.

Никогда не говорите о том, чего не знаете, не множьте невежество в мире.

Ну вот, получил по морде, а за что, собственно?

"Что делать" я перечитывал после школы - лет в 25 (т.е. давно, лет 27 тому назад). "14 томов философии истории" не стал читать именно потому, что утопия Чернышевского изложенная, как вы говорите, "в понятной для читателей форме" мне показалась смешной (по-мещански смешной) и неинтересной (в отличии от Томаса Мора и Кампанеллы). 

Причем же здесь пропаганда?

Вот вы, мне кажется, интересный и умный человек, вполне способный к интересной и умной беседе. Но если бы этот обмен дулями было все, что я видел из вашего творчества, у меня были бы все основания сказать, что этот человек нетерпим и немножечко надут...

Но я знаю, что вы - не такой; это просто медиум располагает к обмене дулями...

Не сердитесь, я обидеть не хотел. Просто Вы обидели ("бррр"..), Николая Гавриловичя, а я за него вступился. Его и так при жизни довольно обижали, да и после смерти сделали из него мумию. Нет, уважаемый тезка, все без исключения утопии - скучны. Ну что Вы, и Кампанелла скучен и Мор, и Бержерак, и Фурье. Тоска зеленая - все равны, распределять так-то и так-то, дети общие, пороку бой, война осуждается, просвещение принудительное - уши вянут!!! Что веселит народ - так это антиутопия, разоблачения утопий. Безответственный и беспроигышный жанр.

А Чернышевский - ну поверьте на слово, прочесть не соберетесь - мудрец, каких на Руси было раз-два и обчелся. Я просто пишу про то, что подвиги хорошо уважать, а смотреть на них свысока - пожалуй что неправильно.

В отношении надутого зануды Вы правы, увы. Стараюсь по мере сил избегать поучительного тона, самому неловко, тем более что знаю я крайне мало, хвастаться нечем. Но просто в ситуации, когда вокруг не знают вообще ничего, поневоле делаешься надутым индюком. Буду исправляться, спасибо Вам за долготерпение.

Максим, никогда не читал.  Очень даже может быть.  Обязательно достану и прочту.  Спасибо за оригинальное направление.  Чернышевский!  Кто бы мог подумать?

Да тут, увы, все ясно. Кто- кто. Ленин.

Это вам спасибо!

НГ я уважаю за его жизнь, и ни в коем случае не смотрю свысока. Я думаю, что творчество и личность\жизнь автора суть вещи разные, и должны рассматриваться\оцениваться раздельно. Ну вот нравится мне музыка Вагнера, а как человек он мне отвратителен.

Я, кстати, очень хорошо понимаю, что легко ругать творческого человека, особенно не будучи таковым. И очень уважаю людей, которые создают...

Однофамилец!  Везет же Канторам, однако.  Недавно узнал, что у меня тоже есть однофамилец, капитан монгольской сборной по борьбе.

вопрос в том, можно ли большим количеством энтузиазма заменить полное отсутствие умения?

уместный вопрос. Энтузиазма, впрочем, тоже немного. Но есть понимание. Вдруг поможет? А потом, нас же двое! 

понимание - не путь к счастью: мы знаем, чего много во многия мудрости...

Двое - это да! Можем давать друг другу поносить имя или отчество... А все будут удивляться полному и чудесному перевоплощению.

Уважаемый Андрей Львович! Готов попасть под обвинения в банальности, но сказать, что услышал в анонсе Вашей трилогии историю о битве двух фундаментов мировосприятия: запрос на минимизацию случайностей в собственной жизни и моментальное восприятие случайностей в качестве естественной данности. Вы, как я понимаю, ставите вопрос о тотальной силе случайности и конечном бессилии расчета. Осмелюсь заметить, что бывает и обратное: полагаясь на цепь случайностей, человек упускает момент, когда воле случая необходимо противопоставить свою волю.

Разве игрок в рулетку, с истинной страстью полагающийся на цепь случайностей, упускает момент?  Если с истинной страстью, то никогда.  А эта страсть и есть воля, Дмитрий, та самая воля, которой Вы предлагаете ему себя противопоставить!   

Точно! Спасибо, Андрей Львович. После попытки свести у себя в голове разные мнения по Бель де Жур, я начал упускать главное в пользу общего.

Максим Никольский Комментарий удален

Спасибо за комментарий, Максим.  Ответ в следующей колонке, еще более бесстыдно откровенной!

Максим Никольский Комментарий удален

Максим, посмотрел.  Мне кажется, что Вы немножко искажаете смысл сказанного девушкой, несмотря на ее манеру речи, baby voice и т. д.  Для автора сценария, "писать как Чехов" значит писать любую чушь, писать авангардно, непонятно, бессмысленно, как может писать каждый дурак или дура.  В России аналогичная девушка, наоборот, сказала бы, что "я пишу" (то есть ей говорили, что она пишет) "как Беккет".  Автором сценария, по-американски неграмотным и знающим Чехова только по пьесам, высмеивается не столько замахивание на авторитеты девушкой, сколько изначальная претенциозность тех авторитетов, на которые она замахивается.  Вы же хотите сказать, что я - дерзок, а не что Пруст - претенциозен.  Поэтому клип не очень подходит к комментарию, хотя тип девушки мне нравится.

Максим Никольский Комментарий удален

Максим Никольский Комментарий удален

Мне это напоминает не Чехова, а то чем мы на снобе занимаемся.

Максим (Никольский, не Кантор), неграмотные люди часто "знакомы с книгами Чехова, Достоевского, Толстого, а также Спинозы, Шопенгауэра и Ницше", что лишь подтвержается новым клипом.  Если бы российский режиссер снял фильм о американской культуре, подобный Love and Death, то его бы объявили террористом и отказали в визе в США.  Аллен - один из немногих в американском большом кино с чувством юмора.  Но это не делает его комментарии о недосягаемо высокой для него русской культуре достойными обсуждения.  Повторяю, как большинство западных верхоглядов, о Чехове он судит по пьесам, а о Спинозе, кстати, - по Monarch Notes.

Максим Никольский Комментарий удален

Максим (Никольский, не Кантор), но это Вы же ввели клип, в котором Аллен издевается - как сказали бы некоторые евреи, будь Аллен христианином и издевайся он над Фрейдом, а не над Чеховым! - над нашим народом.  Поэтому я Вам и ответил, что Аллен - невежда, хоть и не без иногда присущего невеждам естественного очарования.  О романе с Альбертиной, могу лишь еще раз пожаловаться, что мещанское всезнайство автора не покидало меня на протяжении всей книги. 

Максим Никольский Комментарий удален

Максим (Никольский, не Кантор), Вы вовсе не "всю дорогу о трех любовях"! Наоборот, Вы вставляете в блог клипы и цитаты, имеющие к моей теме лишь отдаленнейшее отношение, а мне - отдуваться.

В юности у меня сложилось определенное мнение о Прусте.  Я им поделился, в частности, с Вами.  У Вас - иное мнение.  Может, Вы более наблюдательны.

Впрочем, и в этом я сомневаюсь, так как Вы не замечаете, например, что моя фамилия происходит от персидского слова, означающего Новый Год.   

Максим Никольский Комментарий удален

Так в первом клипе же - о Чехове!!

Максим Никольский Комментарий удален

А чем мы на "Снобе" занимаемся? Легким трепом и самоутверждением. "Девочкиными" разговорчиками. Кокетством через расстояния. Пишу "мы"  чтобы никого не обидеть, хотя себя стараюсь сдерживать в этом "бла-бла-бла"... И знаете, бывает неинтересно, когда основная тема разговора вдруг уходит в мелкие шпильки в адрес друг друга с целью  задеть или понравиться. Допускаю что не права, но часто ухожу из дискуссии именно по этой причине. Кто-то писал про количество "кликов" - неужели это важно? Тогда можно просто писать любую провокационную дурь и все кликнут.

 Андрей, к Вам это не относится - просто написала почему-то именно здесь, простите...

Я имела ввиду претензионность.

Все же не могу с Вами не согласиться хоть и принимаю здесь многое на свой счет.

Еще раз - не хотела никого обидеть, но порой невозможно зайти в дискуссию - не грузится из-за кучи мелочей типа "ха-ха", "да что вы говорите?" и пр. Вы, Мария, как раз всегда стараетесь очень конкретно писать, и это хорошо.

"Писать любую провокационную дурь" нельзя

Наташа, спасибо за комментарий.  Замечу, что творческая задача в том, чтобы писать не-дурь, на которую "все кликнут".  Остаются следующие три пермутации.  (1) Не-дурь, на которую все не кликнут, следует печатать в исключительно некоммерческих журналах.  (2) Дурь, на которую все не кликнут, не следует ни писать, ни печатать.  (3) Дурь, на которую все кликнут, следует печатать в исключительно коммерческих журналах.  Все это достаточно очевидно, но иногда и в трех соснах можно запутаться.  

Дмитрий Работягов Комментарий удален

Извините, что вклиниваюсь с личной "драмой":). До сих пор не могу определиться, как отнестись к вопросу: (1) Нравятся самокритичностью слова поэтессы и писательницы, известной, но "в кругах": "Степень талантливости определяется степенью популярности и известности"; (2) Пиши как есть и будь, что будет – к иным признание приходит через века; (3) Если тебе просто скучно читать произведение, то, имеешь полное право решить, что его автор не столь талантлив, как принято подразумевать, произнося его имя.

Старое наблюдение: "Ожидания определяют восприятие"...

Все подается в наборе, и знание (или вера) что автор талантлив и знаменит - неотъемлимая часть продукта

Хорошее правило

Универсальное правило написания комментариев в блоге Сноба: "Если можешь не писать - не пиши" :)

Если хочешь просто выразить свое одобрение, то поставь "+1"

Я уже много-много лет прошу администрацию Сноба ввести на нашем форуме "спасибки", типа тех, что есть на форуме ЕЖа. 

Андрей, я желаю вам успеха на попроще колумниста, это всем нам будет приятно. Пункт 1 - почему не на "Снобе"? не так уж проект и закручен на коммерцию, и в любом случае качество текста важнее "кликов". Теперь я буду откликаться на хорошие тексты, которые лень было комментировать. Пункт 2 и 3 - согласна, и не интересно нам всем, кажется. 

Максим Никольский Комментарий удален

Максим (Никольский, не Кантор), прцитированный Вами отрывок - чушь собачья, любительство и натянутость, от которых даже Набоков упал бы в обморок.  "Какая у меня богатая фантазия, у меня читатель - птичник!"  (Причем все детали, вроде "50.9 градуса по Цельсию" я списал из журнала "Вокруг света".  Ср. с Набоковым, Царствие ему небесное, который хотя бы имел право рассуждать о "крохотных созданиях".)  А моего читателя я представляю себе человеком, заплатившим за мою книгу в книжном магазине.

Максим Никольский Комментарий удален

О птицах и писателях

"Не следует смешивать серьезного писателя с мрачным писателем. Серьезный писатель может быть ястребом, сорокой или даже попугаем, но мрачный писатель — обязательно кровожадная сова!"  Хемингуэй

P.S. Даже не буду спорить, что Х. недостоин и перья Истинным Великим очинять...

А ты видела как Хемингуэю сегодня досталось?

"в лучшем случае ранний Шолохов"

Что конечно не обидно - ранний Шолохов чудо как хорош.

"Легче хулить, чем сделать так же"

Оттуда же...

"Женщины тепличнее флердоранжа

Рассуждают о Микельанже"...

Ты какие сковородки предпочитаешь, с тефлоновым покрытием или старые чугунные? :-)

Леда, Браво! Никогда еще так не смеялась после комментария! Слезы из глаз текут...

О вторичности и суждениях...

Дорогая, ты так ко мне великодушна и мила... :-) Поэтому осмелюсь изложить свои мысли...

Очевидно, что критика - это некое удовольствие, позволяющее нам косвенно хвалить себя, порицая или уличая других. Но это лишает нас удовольствия наслаждаться прекрасным...

Такое поведение подобно рассматриванию величайших событий, писателей и иже с ними в уменьшительное стекло лорнета...

Если нам не хватает дарования в чем-либо, вовсе необязательно возмещать сей изъян усиленной долей самодовольства... Следует с собою бороться...

Думаю, здесь действует закон компенсаций - чем больше самодовольства и самолюбования, тем меньше таланта и самоиронии. Стараюсь никогда об этом не забывать. 

Как-то несправедливо выходит, ведь в тяжбе с мертвыми живые всегда правы... Да и судить должны лишь равные... Равные ли мы? ...

"Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать".

Да, вот читаю сейчас учебник и не знаю как тебе возразить... Но про Андрея судить не буду так как Три Любви не читала  - с удовольствием куплю и почитаю если издадут и потом составлю свое мнение о том вправе он или не вправе...

Пари

Заметь, я пишу именно "мы" ;-).. Но если желаешь про г-на  А. Наврозова - давай держать пари на изящный органайзер с моей стороны (ты же деловая дама ;-)! Для тебя чтение уже достаточный штраф :-).

Кого мы обсуждали? Набокова, Сэлинджера, Пруста, позднего Толстого (если не ошибаюсь в другой теме), Хэмингуэя?

Ты читаешь "Итальянскую карусель" и ЧЕСТНО И ИСКРЕННЕ высказываешь свое мнение идет ли речь о равенстве по отношению хотя бы к одному из вышеперечисленных...

(Напоминаю, что речь не шла о критериях "нравится, не нравится" - эти понятия корректны для использования всегда, а о Мастерстве). Понятное дело, что твое мнение будем считать субъективным и на истину не претендующим.

Полагаю, что сравнение с рядом имен выше необидно и, уверена, даже приятно. Период, необходимый для чтения, назначай сама.

Я уже давно организуюсь на google calendar.

Итальянскую карусель - публицистика насколько я понимаю. Я хочу роман почитать. Но пожалуй начну с того же Набокова, которого по английски я почти не читала; Сэлинджера которого уже забыла; Пруста за которого еще не бралась; позднего Толстого, которого читать если честно не очень то и хочется; и Джойса. А я все еще на 150-ой из 1400-ти страниц учебника! И честно подумываю отложить пока из вышеперечисленного списка (хотя бы) ничего не останется, и когда я наконец-то прочитаю своего Нормана Мэйлера.

Как я тебя понимаю! Предложение остается в силе... Надумаешь - дай знать ;-)

Не могу промолчать . . .

Я, Леда, предпочитаю чугунные! У ниx эффект гораздо лучше, когда бьёшь какого-нибудь негодяя-расиста или хама по голове! :-)

Мята

Сергей, какие у Вас мысли ужасные...

Худшее, что я могу сделать чугунной сковородкой - это сварить в ней зелье из травок... Подлить в изящную серебряную фляжку с потемневшим от времени вензелем, незаметно разбавив зельем хороший коньяк, и отправить обидчику с чужой визитной карточкой...

Мое второе имя - Лукреция, очень приятно :-)

Всё-таки женщины умнее и тоньше мужчин . . .

Но если нужен инструмент для драки и скандала, сковородкой пользоваться лучше, чем кулаками. Свои пальцы надо жалеть . . .

Джентльмен вызвал своего обидчика на дуэль

.- Пожалуйста, я согласен, - сказал обидчик, - но предупреждаю: если вы дотронетесь до меня своей рапирой или чем там фехтуют, я вам морду разобью!

Максим Никольский Комментарий удален

О падениях женщин, но не истин :-)

Нет-нет, что Вы... Хэмингуэю уже все равно, а я еще на этом свете :-). Я защищать никого кроме себя не буду... Я боюсь сюда ходить. Здесь вот что пишут:

 " Но не беспокойтесь!  Бель де Жур будет разгромлена на ее же территории.  Я объявляю ей фатву.  Ее этическая несостоятельность, ее лживое кокетство по теме счастья, ее внутренняя опустошенность и тупость, ее мнимая дерзость - рано или поздно все будет раскрыто!  Я оставлю ее без черепаховой заколки для волос, раздену ее до последнего интеллектуального лифчика."

Может быть, это ко всем женщинами относится... :-(

Не то, чтобы я очень боялась, но насилия И ГРУБОСТИ не приемлю в принципе... А у ж от мужчины по отношению к женщине...

Это прямо Ницше какой-то... :

«Предположив, что истина есть женщина, - как? разве мы не вправе подозревать, что все философы, поскольку они были догматиками, плохо понимали женщин? что ужасающая серьезность, неуклюжая назойливость, с которой они до сих пор относились к истине, были непригодным и непристойным средством для того, чтобы расположить к себе именно женщину. Да она и не поддалась соблазну - и всякого рода догматика стоит нынче с унылым и печальным видом. Если только она вообще еще стоит! Ибо есть насмешники, утверждающие, что она пала.» "

P.S. )О вторичности) Кстати, удивительно, как мысли в воздухе витают... Любимый мною беллетрист Акунин тоже подробно пишет о трех видах любви: Любви Небесной, Любви Адской и Любви Земной

Леда, помните новое платье короля?  Его не видит лишь дурак, или тот, кто занимает общественное положение, несоответствующее его способностям.  Так вот, "это ко всем женщинам" НЕ относится.  Только к дурам вроде Бель де Жур, и к журналам вроде Татлера. 

Короли и джентльмены не бьют женщин чем попало..., в том числе резким словом...;-) Ну и что с того, что он голый - зато король.

А вот еще один венценосец, Наполеон считал, что проститутки — это необходимость. Иначе мужчины набрасывались бы на порядочных женщин на улицах, бензоколонках (и просто в колонках).

Кроме того, падения не одну женщину поставили на ноги... А уж скольким мужчинам вправили мозги...

По новейшим данным, разоблачительный ребенок был подослан королю оппозицией и всего лишь высказал мнение, что новое платье короля лучше бы смотрелось на королеве.

P.S. Не исключено, что ребенок был девочкой, которая отметила, что он вовсе не король, а лишь под него рядится.

Максим (Никольский, не Кантор), Вы вообще понимаете, что значит быть вторичным?  Это обычно объясняют на первом курсе.  Был Георгий Иванов.  У него патент.  Если хотите, амплуа. Конвенция.  И поэтому стихотворение Набокова 1939 г. - вторично.  Что, конечно, вовсе не значит, что "чувства" его не "сильны".  Но если б в одних чувствах было дело. Тогда Паниковский был бы Бендером.  Тогда Вы были бы Шкловским.

Максим Никольский Комментарий удален

И тут Гусонавр не на шутку разозлился!

Максим Никольский Комментарий удален

в защиту писательской вторичности

Глубокоуважаемый господин Навзоров!

Признаюсь, меня несколько удивила ваша мысль о вторичности Набокова. Не то чтобы я была такой уж яростной защитницей Набокова (что его, собственно, защищать? Не обеднеет, как говорится). Да и, пожалуй, мне вполне симпатична та легкость, с которой Вы (равно как и глубокоуважаемый господин Кантор) обращаетесь с несколько, действительно, «забронзовевшими» литературными авторитетами. Бог с ними, с авторитетами. Не стоит так уж слишком с ними носиться. Согласна.

Допустим даже и то, что Набоков был пошл в своем эссе о пошлости (мне лично так не кажется, но в таких неуловимых, неопределимых категориях, как пошлость, каждый ориентируется на собственные ощущения). Хотелось бы, правда, заметить и Вам, и глубокоуважаемому господину Кантору, что рассказанный Набоковым случай с лебедем рассказывается-то вовсе не Набоковым, а Гоголем, которого Набоков лишь цитирует. Ну пусть так. Допустим, что и Гоголь тоже не разбирался в этих вещах. Ладно.

Я, собственно, хотела поговорить о том, что «измерить» несколько легче, чем пошлость. А именно, о вторичности. Вот Вы пишете: «Был Георгий Иванов. …  И поэтому стихотворение Набокова 1939 г. – вторично». Помилуйте, неужели Вы и правда считаете, что в разговоре о литературе ХХ (а не, скажем, XIV) века уместно вообще говорить о вторичности? А что не вторично, спрошу я Вас, под этой луной? Роскошь быть абсолютно невторичным (иначе говоря – «первичным») мог позволить себе разве что какой-нибудь Эсхил! Ну, от силы – Данте. Но после, после… Что оставалось писателям более поздних эпох, кроме как писать, рискуя в любой момент и любым желающим быть обвиненными во вторичности (потому что ведь все на свете, если вдуматься, уже и до них было написано, и по многу раз).

Приведем простой пример. Вот взять, хотя бы, Ваше творчество, глубокоуважаемый господин Навзоров. Поскольку трилогия Ваша еще не готова, оперировать приходится только вот этим вот, предваряющим ее эссе.  В частности, Вы пишете, что Вы – писатель  «по чистой случайности, так как по стечению обстоятельств не научились ничему другому и не умеете ни петь, ни водить машину, ни пользоваться компьютером». В то время как за 60 лет до Вас тот же самый пресловутый Набоков вовсю давал интервью, в которых не без некоторого самодовольства (как мне кажется), признавался, что не только не умеет водить автомобиль и печатать на машинке, но еще и разговаривать по телефону, складывать зонт и географические карты. (Из чего мы, кстати, можем заключить, что резонов сделаться писателем у Набокова было даже больше, чем у Вас самого). И тут же еще Вы пишете вот это: «потому что моя мысль — воплощение того непредсказуемого взаимодействия микроскопических, черно-белых убеждений и калейдоскопических, богатых цветом и запахом событий, которое мне, как бывшему игроку, знакомо до эритемы на кончиках пальцев правой руки». Не кажется ли Вам, что сам этот период чрезвычайно набоковский по строению, да и по смыслу (если не смотреть на то, что Набоков говорил в таких случаях не «моя мысль», а «моя память», и при упоминании «богатых цветом и запахом событий» никогда не удерживался от того, чтобы тут же и привести пару-тройку примеров таких вот событий, какую-нибудь «пестроту весеннего  дня,  стук  копыт  по торцам, начало кори, распушенное невским ветром крыло птицы, с одним красным глазком, на шляпе у Mademoiselle»). Но стоит ли нам обращать на это внимание и говорить о Вашей, к примеру, писательской вторичности? На мой взгляд – ни в коей мере! Я лично – за снисходительность к неизбежной вторичности всякого писателя!

Любезная Ирина!  Сама пространность Вашего комментария, за который Вас особо благодарю, указывает на обширность темы вторичности в искусстве.  Она просится в отдельную колонку!  Но, во-1х, слова мои о вторичности были брошены отчасти чтобы приостановить никуда не идущий, но все же идущий спор; во-2х, совпаденья (помните, в "Охранной грамоте" о Маяковском: у нас имелись совпаденья) - не симптом вторичности, которая, скорее, как я говорю в связи с фигурой Иванова, дело патента, ниши, амплуа.  Возьмите, как пример, Розанова, который "запатентовал" естественность, капризность, мимолетность; я думаю, писать как Р. в его тени было б нелегко, и повлекло бы заслуженное обвинение во вторичности.  В-3х, ни я, ни (как мне кажется) Максим Кантор не "против" Набокова.  Мы "против" Лолиты, не сговорившись: роман нам кажется вульгарным, тенденциозным и пустым.  Репутация Н. - преувеличена, да, но это не смертельно (иногда бывает смертельно, как нпр. талантливый Шолохов при советской власти).  Скажу лишь, что эпиграфом к моей книге о Италии ("Итальянская карусель") я взял строчки из английского стихотворения Н.  Так что мы - не звери...  Еще раз спасибо Вам за вдумчивый комментарий.

Максим Никольский Комментарий удален

ну можно и так сказать

Глубокоуважаемый господин Никольский!

Максим!

Ну да, не скрою, я имела это в виду. Но ведь говорить о чьей-то вторичности и тут же, не сходя с места, пользоваться формами и образами этого «вторичного» - это так естественно для писателя… Горячи, увлекаются, мышление у них парадоксальное – такой уж народ! Впрочем, повторюсь. Я вовсе не считаю саму по себе «первичность» - великой доблестью для писателя. А саму по себе «вторичность» - великим грехом. Все-таки литература – это ж не спорт. Главное в ней, все-таки, уровень и мера искусства (насколько я, конечно, могу судить об этом). Вот пройдет, скажем, двести лет, и все эти патенты да первенства, видные нам с близкого расстояния, забудутся. Помнить и читать будут не «первичных», а талантливых. Или гениальных. Или тех, кому в этом смысле просто повезет.

Максим Никольский Комментарий удален

Г-н Никольский, не знаю, честно говоря, как Вам это сказать, но мне иногда кажется, что Вы не совсем здоровы.  Нельзя ли убедить Вас хотя бы на некоторое время воздержаться от дальнейших комментариев, которые лишь уводят ветвь дискуссии в направлении исключительно Ваших интересов, не предлагая другим читателям колонки ничего равноценного их интересу и доверию?

За всех читателей не скажу, но моему интересу посты Максима как раз очень равноценны. Ну что поделать, какой интерес...

Винить Вам следует по моему мнению не Максима, а  Кантора, он как-то перехватил инициативу с "дешевым беллетристом" и раззадорил почтенную публику. Позвольте полюбопытствовать, а по количеству страниц Ваша трилогия до учебника  дотянет?

Максим Никольский Комментарий удален

Ирина Стрельникова Комментарий удален

Максим Никольский Комментарий удален

"Вежливость и хорошие манеры совершенно необходимы, чтобы украсить любые другие достоинства и таланты.Без них ученый обращается в педанта,философ-в циника,военный-в грубого скота",писатель-в критика..

Ах, как жаль, что Вы удаляетесь, наш Рыцарь Без Страха и Упрека... Я с таким удовольствием читала Ваши посты...

Могу лишь добавить к Вашему последнему тексту... (оставив в стороне манеры оппонента)...

"Изящного писателя можно сравнить с ювелиром, искусство которого становится бесполезным, если у него нет алмазов для оправы. "

"Писатель - в критика"??!? Это - ваша добавочка? А последняя часть комментов зажигает, но сам я благоразумно помалкиваю . . .

максим, мне кажется при всех ваших достоинствах, которые вы столь очевидным образом выпячиваете, вместо обсуждения основной темы, вы страдаете отсутствием чувства меры.

а  от наврозова такого долготерпения, скажу честно, не ожидал. вам повезло, что он отнесся к вам снисходительно, а ведь мог бы и уничтожить словечком-другим.

рекомендую вам в дальнейшем кроме самолюбования иногда проявлять вежливость к человеку, который, как бы к нему не относиться, своим блогом предоставил вам трибуну для того, чтобы вы столь бесцеремонно заявили о своем явлении в снобщество.

Максим Никольский Комментарий удален

свободному от всех условностей мыслителю

 

максим, вы не услышали меня, так же как и наврозова. обратите внимание, я не писал ни о каких табу и правилах на "снобе". осмелился  только расшифровать высказанное в начале своего коммента наблюденире об отсутствии у вас чувства меры (надеюсь, имею право в рамках отстаиваемой вами свободы слова).

рекомендацию быть всего лишь вежливым (таких усилий, как уважать чужой блог и чужой труд от вас не имел дерзости попросить) сделал только потому, что это действительно неписанное правилао в любом обществе ("сноб", так же как столь глубоко описанные вами штаты, -  не исключение). считаю своим долгом об этом периодически напоминать не только своему любимому трехлетнему сыну, но и тем, кто в свое время не получил соответствующего воспитания (исключительно ради блага и первого, и вторых).

p.s. вежливость к тому, с кем вы общаетесь, проявляется в частности в правильном обращении. почему-то вы упорно называете навРОЗова навЗОРовым. или это проявлении вашей невнимательности, с чего собственно и начал данный ответ вам, уважаемый максим

"Мы называем некоторых людей дикарями только потому, что их манеры отличаются от наших.""

Вадим, не являясь новичком на Снобе и имея свое собственное фото (заметила, что иногда это представляется важным), хотела бы позволить себе задать ряд уточняющих Вашу позицию вопросов, если Вы не возражаете, пользуясь, насколько я поняла из Вашего предыдущего поста, признаваемой Вами свободой слова.

1. Какие именно собственные достоинства выпячивал глубокоуважаемый Максим Никольский, кроме интереса ко мнению ведущего общественную колонку не менее уважаемого г-на Наврозова, а также уважаемого г-на Кантора, который также имеет официальное отношение к данному контенту?

2. Ваша фраза "Отсутствие чувства меры"... На чем основывается в Вашем понимании измерение этого чувства? Известны ли общепринятые нормы измерения чувств, в том числе меры? Это же понятие субъективное или я ошибаюсь? 

Как следует из прямо высказанного здесь же мнения Марии Генкиной, ее личное чувство меры не задевают посты г-на Никольского, а даже вызывают нескрываемый интерес. Присоединяюсь к мнению г-жи Генкиной.

Вы, конечно, можете предложить провести голосование по данному вопросу (насколько лишние посты г-на Никольского в данной теме), но мне кажется, что наиболее приемлемым для всех сторон будет высказывание любого утверждения как личного, без отсылов на какие-либо нормы, меры и т.д., которых не существует и существовать не может.

3. Ваша фраза "Вам повезло, что он (г-н Наврозов) отнесся к вам снисходительно". Обозначает ли это, что априори Вы не считаете собеседников равными сторонами, а убеждены в том, что ответы г-на Наврозова являются "снисхождением" к собеседнику. (Откуда нам знать, может быть за неизвестным именем скрывается новый Пруст или Эйнштейн? и Вы войдете в историю как человек, назвавший его мухой ;-). Снисхождением откуда, позвольте узнать? Моей богатой фантазии не хватает на версии откуда же, увы... Быть может, с Олимпа Бога Пера (или Перьев)?

Если мы рассмотрим Вашу  предположительную гипотезу, что стороны данного обсуждения априори не равны, то не откажите в любезности пояснить, считаете ли Вы г-д Толстого, Пруста, Набокова, Хэмингуэя и иже с ними, стоящими на одной ступени с г-ном Наврозовым? Приходится ли вышеуказанным господам "снисходить" не только с того света, но и с надлежащего им положения, дабы выслушать мнение г-на Наврозова о себе?

"Невежливость между равными некрасива, со стороны же начальника она есть тирания". Лопе де Вега (не буду также спорить, что писатель, вероятно, также весьма посредственный в сравнении с Великими, но суть его мнения это не отменяет :-)

4. Фраза "А ведь мог бы (г-н Наврозов) и уничтожить (г-на Никольского) словечком-другим". Обозначает ли данная фраза, что целью ведения блога и диспутов по его обсуждению является уничтожение или ранение одной из сторон? То есть обсуждение в блоге по сути является дуэлью? В этом случае, эта дуэль без правил или же правила где-то оглашены? Припоминаю, что и ранее заходили речи о дуэли у собеседников автора данной колонки, не придерживающихся мнения г-на Наврозова, где именно последний являлся обидчиком по общепринятым нормам ((http://www.snob.ru/chronicle/entry/7873). Данная дискуссия повлекла за собой обсуждение всем снобобществом правил ведения дискуссии в принципе (http://www.snob.ru/agendum/entry/8072). Как я понимаю, именно продолжением обсуждения манеры ведения диспутов на Снобе мы сейчас и занимаемся. Так что все вторично под луной Сноба - и пьесы, и исполнитель одной из главных ролей.  

Вероятно, я заблуждалась в итогах вышеуказанного обсуждения о желаемых манерах на Снобе, полагая, что мы здесь собираемся для обмена мнениями, а вовсе не для обмена невежливостями.

Обращаю Ваше внимание на разницу в заявлениях: "Я  не люблю Толстого" или "Толстой - пошлый (плохой, скучный, неглубокий) писатель. В первом случае мы высказываем личное мнение, во втором даем оценку, которую другие вправе опровергнуть.

5. Ваша фраза "Такого долготерпения я от Наврозова не ожидал" - подразумевает ли она, что Вы имеете сведения, либо личное мнение, что г-н Наврозов не ощущает склонности к ведению дискуссий? Если это так, поясните мне, пожалуйста, с какой целью им ведется колонка, предполагающая подобные обсуждения, на данном контенте? Может быть, я не улавливаю, что данный блог не является в сущности блогом, а всего лишь трибуной, где автор рекламирует свои тексты, дабы предоставить возможность читателям ознакомиться с ними в случае, если они так и не будут изданы... и дать драгоценную возможность читателям принести автору свои благодарности, овации, поклонение, восхищение и пр. (отмечу здесь, что я сама люблю ознакамливаться с кружевами слов г-на Наврозова, для чего и посещаю данный блог). Ежели цель данного блога именно в последнем, думаю, будет нелишним пояснить сие для желающих поучаствовать в обсуждениях.

6. О вежливости. Я довольно придирчиво прочитала заново тексты г-на Никольского. И, увы, кроме опечаток в указании фамилии глубокоуважаемого г-на Наврозова (только в некоторых местах) не уловила проявлений невежливости. Г-н Никольский ни разу не позволил себе дискуссий о личности автора, его психологического или физического здоровье, происхождении, интеллектуальном уровне, степени занятости, нравственных качеств, не давал оценок творчеству автора, а строго ограничивался обсуждением лишь высказанных мнений, опубликованного текста и приведением цитат.

Что же Вы имели ввиду? Считаете ли Вы, что опечатка - это действительно весомое проявление отстутствия вежливости, например, по отношению с обращением по имени, написанному не с заглавной буквы или сравнением с мухой (Ваше выражение в другом блоге: "(блог) засижен г-ном Никольским как мухой")...

7. В каком именно виде Вам представляется процедура "церемонно заявить о своем явлении в снообщество"? Теперь я начинаю полагать, что также, находясь в неосведомленном положении, пренебрегла  принятыми здесь традициями церемонии Явления На Сноб. Пожалуйста, порекомендуйте и мне и новичкам на сайте, где мы могли бы найти данные правила, исходят ли они от Редакции данного контента или же являются неписанными общепринятыми устоями... Во втором случае, не откажите в труде и любезности их (Правила Явления на Сноб) нам донести. Я исправлю свою ошибку незамедлительно, пройдя весь принятый церемониал, несмотря на то, что на Снобе нахожусь довольно давно.

Отдавая себе отчет в том, что мои вопросы могут обременить Вас, но, догадываюсь, что Ваши рекомендации изначально предполагали возможные их уточнения, остаюсь заранее благодарной Вам за разъяснения.

С уважением,

Плеханова Леда

дикарь и блондинка, красавица и чудовище :) напишу ответ, когда не только заголовок будет грузиться
О Пустобрехах и Пустобоковых... :-) или Все на трудотерапию!

Даже не знаю стоит ли писать ответ... :-) Учитывая последний комментарий хозяина блога, присланный Вам, Ваш ответ может быть расценен за пустобрехство (ежели ко всем подходить справедливо)... Может быть, в этом блоге пишут лишь последние... ?:-) Печатайте тогда уж через два интервала!

П.С. Забивать "козла в ПАРКЕ" скучное занятие, некомфортное... Лавочки грязные :-).

"давай останемся свободными, шелка и маски бросим под ноги" :)

уважаемая леда,

тронут  вниманием к моему скромному мнению. вы прекрасно понимаете, что ставите меня в положение выбирающего из двух неприемлемых  опций : проигнорировать симпатичную женщину (и друга к тому же, про блондинку даже и не говорю :) ) или противоречить собственной позиции о засорении блогов не относящимися к ним темам. что делать? :)

 

давайте так : если вам действительно интересны мои ответы, пообщаемся в личке; если важнее продемонстрировать свою позицию, будем считать подробность ваших вопросов признаком их риторичности, а меня в очередной раз побежденным в риторике с блондинками. :))

 

ну а в блоге, а.наврозова, дорогая леда, с удовольствием поговорил бы с вами исключительно по поднятым его "хозяином" и "ведущим" глубочайшим темам, которые замусолил м.никольский своим бла-бла. согласитесь, что обсуждение его бла-бла - это уже "вторичное" бла-бла. давайте ограничимся "первичностью", раз уж она, независимо от нас с вами, де факто свершилась в этом блоге. :)

p.s. мудрая н.барбье тоже не стала долго про «бла-бла». высказалась и упорхнула в более содержательную дискуссию. J

pp.ss. ответ был написан до того, как прочитал коммент а.наврозова и ваш на оный.

Вам всегда рады в моей личной почте :-).

Но не могу не отметить, что для человека, не желающего вмешиваться в тему с "не относящимися" вопросами, Вы поступили весьма противоречиво своим принципам, когда давали рекомендации г-ну Никольскому, чем вызвали ответную ветку реакций ;-)

леда, а о любви мы с вами поговорим наконец, или это тоже для "лички" ? :)

похоже, блог зачищен, и можно уже направить наши таланты и страсть на ГЛАВНОЕ, ради чего и я, и елена пыльцова пробивались сквозь очередь. :) жаль только, что некоторые (н.барбье, например) так своей очереди и не дождались, но у нас есть шанс на их долю взять что-то ценное навынос :)

О любви к Набокову можно и поговорить, почему же не поговорить? :-)

Что обозначает "блог зачищен"? :-) По-моему с приходом чистильщика "бла-бла-бла" стало только больше... ;-) Блог теперь лидирует по рейтингу ;-)

Буду рада,. если Вам удасться "вынести" что-либо из данного блога, да еще и с Н. Барбье поделиться :-)

понял, что у нас с вами разная любовь, леда. в такой ситуации можем обсудить чужую. наврозовскую например, которая случайным образом вместе с роялем в кустах оказалась. :) буду рад вашим комментам по темам, присутствующим в блоге до наступления эпохи масок. (про шелка и маски писал чуть выше). :)

Конечно, разная... Любовь вообще разная... Тема "Три любви" называется... ;-)

Вадим Конаков Комментарий удален

Предлагаю вместо "Прустонабокова" ввести имя "Пустобоков" :-)

Work for idle hands

Милый Вадим, да не сердитесь Вы, какое все это имеет значение.  Хотя в принципе согласен, и думаю, что экстремальная праздность тождественна умопомешательству: человек, не связанный чувством пропорций и тратящий время на препирательство и крючкотворство, производит впечатление душевнобольного, так как неотличим от него по своему поведению.  Разъяренный налогоплательщик, тратящий 20 лет жизни и 2000 листов бумаги, чтобы отстоять 200 долларов, которые он якобы не должен государству, это классический тип такого одержимого.

Обычно это - пенсионеры, чьи дети давно переехали по месту работы в другой город и т. п., и занимаются они всякой ерундой, подшивая бумаги, делая выписки из конторских книг, посылая письма с уведомлением о вручении, ну, ясно же, вместо того чтоб козла забивать в парке. По-английски такой тип называется "single-spacer", потому что в целях экономии он обычно печатает на машинке через один интервал: представьте, как неудобоваримо выглядит очередная "докладная записка", написанная им на 12 страницах и скрепленная особой канцелярской скрепкой!

Одним словом, тут ничего не поделаешь.  Бездельники есть и будут, и с этом необходимо смириться.    

Максим, а почему Вы скрываетесь под портретом известного писателя?

Просто интересно.

Света, спасибо! Два дня мучаюсь чей это портрет, но как услышала про писателя сразу вспомнила ;-)

Леда Плеханова Комментарий удален

Мне тоже фото кого-то напоминало... Но я решила не спрашивать, ведь более важно ЧТО пишет человек и КАК, а не КТО он.

в скобках

В скобках можно заметить, что в этой ветке произошла поляризация глубокоуважаемых снобов. Один лагерь, возглавляемый глубокоуважаемым господином Наврозовым, ополчился на другой, возглавляемый новоприбывшим глубокоуважаемым господином Никольским. И наоборот.

Интересно, что оба этих господина  в своей полемике прибегают к риторическому приему argumentum ad hominem, то есть строят свои возражения друг другу не на сути сказанного, а на личности оппонента (прием этот, к слову, рассчитан больше на эмоции слушателей, чем на логику). Причем глубокоуважаемый господин Наврозов использует сразу два подвида  argumentum ad hominem: ad personam   — то есть личные нападки на господина Никольского (психическое нездоровье, пенсионный возраст, склонность к безделью) и  ad hominem circumstantiae — то есть объяснение точки зрения оппонента личными обстоятельствами (опять же психическим нездоровьем, пенсионным возрастом и склонностью к безделью). А господин Никольский в свою очередь предпочитает третий подвид - ad hominem tu quoque — то есть указание на то, что оппонент сам действует вопреки собственному аргументу (господин Никольский указывает господину Наврозову, что тот и сам немало заимствует у Набокова, вопреки собственным обвинениям Набокова во вторичности).

Если учесть, что третий риторический прием (практикуемый господином Никольским) требует куда больше искусства (доказательств, аргументов, примеров), чем первые два, которые очень просты (что может знать хромой об искусстве Герберта Фон Караяна, особенно если ему сразу сказать, что он – хромой!), то можно сделать вывод, что риторикой господин Никольский владеет лучше.

Аминь.

(благодарные и довольные зрители разошлись после продолжительных оваций)

подражая стилю сложившемся (в силу обстоятельств) на этом блоге

Многоуважаемая госпожа Ирина, позвольте с величайшим удовольствием поприветствовать новоприбытие такой светлой головы к тому же женского рода да еще и с незапятнанной (предыдущим общением с досточтенными (если такое слово имеет место быть в изящнейшем русском языке) господами Наврозовым и Кантором) репутацией. 

Надо ли понимать, что из твоего текста следует, что виртуальное общение с досточтенными г-дами Наврозовым и Кантором уже пятнает репутацию? :-) Только женскую или вообще всякую? :-) Или имелось ввиду что-то другое? :-)

Женщины тепличнее флердоранжа

переживают кризис жанра

Те дамы, что нежнее флердоранжа

Дубасят скалкой Буоньку Микельанжа.

Рисуя цифры в вольном стиле шаржа,

Создали многочлен Лагранжа.

_____________________________________

Интерполяционный многочлен Лагранжа — многочлен минимальной степени, принимающий данные значения в данном наборе точек. Для n + 1 пар чисел , где все xi различны, существует единственный многочлен L(x) степени не более n, для которого L(xi) = Yi.

Максим Никольский Комментарий удален

"Мысль - демон"

Пока я сражалась с И. Колмановским за честь гомеопатии, в блоге Андрея Наврозова опять происходила выдача драгоценностей. Мне достался спрятавшийся в складках бархатной скатерти розовый бриллиант. Его имя -  "Мысль - демон". У меня всегда с собой большая лупа, которая позволяет оценить бликующий на солнце камень, приблизительно конечно. Хорошо, что вовремя успела. Нашего полку желающих прибыло. Увидела новенького, сразу же уменьшившего мои шансы. Он был впереди, и никак не хотел отходить от стола. Не помогла ускорить прохождение очереди даже вежливая поддержка под локоть, которую так блестяще начал осуществлять Вадим Конаков, но был остановлен ласковым прикосновением нежных пальцев Леды Плехановой. Она права. "Спящего не буди, а проснувшегося - накорми". Но он не отходит от стола, и я вижу, что мешает ему насытиться. Маска. Оказалось, что новый гость в маске, и зовут его Максим Никольский.

Доставшийся мне камень сверкнул, и сразу стало видно, сколько чувств кружит над комментариями к тексту. Сколько демонов подпрыгнуло, высвеченных силой мысли автора. Нужно успокоиться и перечитать заново текст Андрея, чтобы понять, каких можно приручить, а каких - посадить в бутылку, горлышко запаять сургучем и бросить в Женевское озеро, светлой дымкой стекающее с фотографии Сергея Мигдала. Зачем он обозвал его "пошловатым" местечком? Такая красота!

Хирург всегда надевает маску перед операцией :-). Виват гомеопатической хирургии! :-) Полезно всем - пациенту для здоровья, хирургу - для опыта, студентам, широко открывшим рты от мастерства Доктора - для учебы, больнице - для бухгалтерской отчетности.

Зачарованные рифмой должны ждать решения создавшего её

Леда, но ведь оперировать без согласия пациента или его родственников нельзя. И потом. Хирург должен ведь договориться с пациентом, что у того резать. Он должен рассказать, почему опасно ходить, не проведя вмешательства, объяснить, что будет в результате операции. А вдруг пациент выполнит все "хирургические" рекомендации, но лишиться своего таланта видеть далёкие цветы на Тибетских склонах, отдыхающего в водяной тине усатого сома? А с поэтами вообще нужно обращаться очень осторожно. Они поют и говорят чувствами. Слова для них вторичны, а уж понятия тем более. Читая поэта, нужно слушать свою душу. Перебирая мелодику слов, ощущать включение пространства в свой менталитет. Написала и поняла, что хирургия вообще не для поэтов, с ними нежно гомеопатически нужно, или вообще никак, потому что они сами себя лечат. Но хорошо видят, когда страдают другие. 

Мысли медсестры...

"- Мой сын, смирению учись у овец!...

- Боюсь, что стричь меня вы будете, отец..."

_____________________________________________

(эпиграф)

Как это нет согласия? А Вы читали текст мелким шрифтом в конце контракта? :-) Там четко указано, что вмешательство и его степень остаются на усмотрение Доктора и специальной комиссии... и исключительно с применением средств, ранее используемых самим пациентом...

 Перо — оружие, которое острее отточенных мечей (имело широкое применение в так называемых "блатных" компаниях), надо быть осторожнее, пациент может повредить сам себя...

Я невообразимо чутка к мелодике душ и душа пациента пылко и трепетно просила  меня помочь ей, даже если пациент будет против... Говорит, боится она на том свете с обсуждаемыми объектами повстречаться... Могут арфы и свирели не поделить...

Ваши слова "нежно гомеопатически" - так именно подобным образом операция и проходит... Посмотрите выше, применяем мяту и флердорандж... Никаких колющих или режущих предметов...

Цель медицины - сохранить жизнь больного, а потери бывают неизбежными, но мы всеми силами пытаемся их предотвратить...

Это кошки сами себя лечат - а поэты пытаются лечить исключительно окружающих :-) 

А ВООБЩЕ - Я ЗА МИР ВО ВСЕМ МИРЕ!

______________________________________________

"Ханжу кобыла укусила...

Она была права:

Его же проповедь гласила,

Что наша плоть - трава!"

по теме любви, игрока и... масок в блоге

http://www.youtube.com/watch?v=Bci_4ZI4zeY

Елене Пыльцовой

Уважаемая Елена, приглашаю Вас на разговор по теме блога.

Предлагаю построить его в таком формате: нет ни Андрея Наврозова, ни его критиков, ни тех, кто его поддерживает. Есть изложенные автором мысли, чувства и идеи.

Давайте обсудим то, что не обрадуется и не обидится в связи с нашими комментариями, то, что существует объективно в каждом из нас или вокруг нас, независимо от нас и тех, кто это замечает и классифицирует. Постараемся еще раз уловить то, ради чего талантливый человек готов потратить не один год творческого поиска, то, ради чего страстный игрок идет во банк.

У меня острое ощущения несправедливости, имеющей место в данном блоге. Нет, я не говорю о несправедливости по отношению к автору и его труду, об этом уже высказался. Комментарии несправедливо поверхностны и невнимательны к базовой теме. Не столько даже к теме блога, сколько к базовой теме жизни каждого из нас и близких нам людей. Мы надменны в своей уверенности всезнаек и вульгарны в оценке опыта.  Мы не справедливы к собственному миру и щедро предоставленной нам возможности продвинуться в познании себя, а, может, измениться.

Дорогая Елена, хотел бы обсудить Три Любви именно с Вами. Вы готовы ?

Вадиму Конакову

Вадим, добрый вечер! Я с удовольствием буду говорить о Любви, о её вариантах и проявлениях, о тайнах и знамениях, о персонажах реальных и выдуманных. Я согласна с Вами в том, что одна из великих тайн и загадок Природы достойна более пристального внимания. Три любви - шикарный повод. "Базовая тема жизни каждого из нас" - это очень правильно. Жду от Вас начала разговора. Наверняка Вы придумали что-то очень интересное. Готова!!!

Чудо чудное

Милая Елена, милый Вадим!  С гордостью присоединяюсь к вашей дискуссии, и хочу сказать вам вот что.

Страсти, разгоревшиеся вокруг колонки, как бы предусмотрены, предугаданы, предчувствованы текстом, и именно на это я предлагаю вам обратить внимание.  Делаю я это предложение, признаюсь, не без некоторого удовлетворения.

С одной стороны, праздное занудство двух участников дискуссии, парализующее ее, несмотря на благонамеренное участие еще двадцати - неприятно, конечно!  С другой стороны, поведение этих двух - как бы пьеса в пьесе, еще одна иллюстрация того, простите меня за самонадеянность, насколько современному миру не хватает современного пособия по любви.

Ибо "проблема", как говорят на Западе, в том, что на Руси называется "безлюбьем".  Подозреваю, что ни один, ни другой из наших двух занимающихся инфантильным вредительством субъектов не дошел в личной жизни до эмоциональной зрелости, небходимой даже для "первой" любви, а ведь такая - до крайности эгоистична и инфантильна. 

Интересно, что у обоих - общее качество, а именно, нежелание провести границу между серьезным и несерьезным.  Субъект женского пола пишет в своей биографии, что она "в невестах"!  Возраст не указан, но дело не в этом, а в том, что она сама не знает, шутка это, или объявление о поиске супруга.  Субъект мужского пола не может написать и строчки без "мое вам с кисточкой", или что-то в этом роде, словно подчеркивая свою неспособность к дифференциации.  Смайлики и кисточки - более, чем нервный тик неуверенного в себе и в своей светской неуязвимости человека, наподобие отца девушки в "Ионыче".  Это симптом эпидемического безлюбья.

Разве можно любить Бога, если ставишь рядом с Его Именем смайлик?  Если ставишь клеймо проклятья, если переворачиваешь Распятие вверх ногами, если богохульствуешь - еще есть шанс спастись, есть право быть соборованным, есть надежда и есть лекарство.  Но смайлик?  Это значит, что человек - трава, или жвачное животное, ее поедающее, это значит, что, явись ему неопалимая купина и воззови, он, неспособный отличить серьезное от несерьезного, будет колыхаться или жевать, как прежде.

А ведь моя "страшная красота" именно такого рода явление, неопалимейшая из мирских купин...  И, если человек не любит Бога, спрашивается: как он может любить вообще - женщину, например?  Как он может уберечь ее от собственного эгоизма, тщеславия, праздности, глупости?  Как он может удержаться от смайлика в мысли о любви к ней?  От смайлика в мысли о детях?  О ближнем?  О дальнем?  О некоем авторе?

Понимаете, мои милые, нашим двум субъектам не хватает любви.  Тяжелой, кошмарной, богатой бессонницей и слезами любви, с мобильным телефоном под подушкой и распахнутым настежь в зимнюю пору окном, чтобы услышать шаги, которых не будет.  Тогда они научатся дифференцировать, разграничивать, отделять.  Тогда они забудут о смайликах и кисточках.  Тогда они начнут обивать пороги церквей, прикладываться к образам, и даже потешно поскользнувшаяся на льду торговка кислой капустой не покажется им комичной, ибо в ней они увидят - себя и свою любовь.

Удивительно, как часто бывают неуловимые моменты, когда жизнь словно посылает писателю иллюстрации к теме.  Так хорошо, что удалось поймать и разделить с вами один из этих моментов.

БРАВО, АНДРЕЙ, БРАВО!

Этот текст - Ваш шедевр! Он венчает все Ваше творчество! Он как портрет Дориана Грея, обнажает Вашу истинную душу!

P.S. Вы позабыли обсудить мою внешность ;-)

Максим Никольский Комментарий удален

Продолжение следует

Спасибо, Елена, за понимание и доверие. Дискуссия о личностях и их культе унеслась вперед, а мы с Вами в этой нише блога начнем неспешную беседу, пока никто из продолжающих самоутверждаться не мешает нам говорить о Любви. Сегодня весь день в полете и в поездах. В течение одного дня три страны. Благодарю Вас, Елена, за право первого хода, которым смогу воспользоваться только завтра.   P.S. Появляются ощущения на кончиках пальцев ЛЕВОЙ руки. :)

Вадиму Конакову - в дорогу

Вадим, счастливого пути и мягких посадок! Я думаю бешеные скорости Ваших самолётов развеят ненужные сгустки страстей. И в очищенном небом, почти что ангельском состоянии  сознания Вы будете проверять "ощущения на кончиках пальцев Левой руки", чтобы, когда появится возможность, расположиться удобно около компьютера, никуда не спешить и почувствовать, вспомнить свои ощущения, свои переживания. Потому что ведь мы с Вами будем говорить не об абстрактных понятиях "Любви", а о тёплом, живом, страдающем и томящем, которое коснулось нас. По словам Андрея я поняла, что он не против того, чтобы мы с Вами "заземлили" тему. Любовь ведь среди нас. Мне кажется, что при общем согласии рассказать о ней правду, она уже сама с интересом выглядывает из-за огромного куста цветущих рододендронов. И что самое интересное, мне кажется - она похожа на Леду Плеханову в профиль. Любовь ведь до поры обманывает нас и кружит голову, она проверяет нас на пригодность следовать её командам. И балуется она до тех пор, пока строгий голос автора на скажет:"Прекрати шалить! Я знаю, что ты только изображаешь из себя такую болтунью! Повернись ко мне той болью и страданием, верни те карты мне судьбы, которых у тебя миллион на выбор, которыми ты пыталась играть со мной полжизни". Тогда ей (любви) становится стыдно, но она оправдывается, говоря, что устала от вечной серьёзности переживаний и просто хотела отдохнуть. Но мы-то знаем теперь, какие неожиданности она готова нам преподнести. Нас не успокаивает её только на первый взгляд умиротворяюще-беззаботный тон. Потому что большой жизненный опыт убедил - от неё каждую следующую минуту можно и должно ждать страстей. Жду Вашего ответа, Вадим. Первый ход по-прежнему за Вами. Моя разминка не в счет!

e2 - e4

Добрый вечер, Елена. Приземлился. Можем начинать.

Поклонюсь автору за выстраданную таблицу… Хотел сказать Менделеева. За формулу Наврозова или Таблицу Трех Элементов душевной конструкции. За системность подхода в мало пригодной для систематизации области и наглядные иллюстрации. Расклад Любви на три составляющих меня поразил так же, как когда-то таблица Менделеева: просто, изящно и все ставит на свои места. Человек с небольшим жизненным опытом, применяя теорию (классификацию) Наврозова в жизнь, сэкономит годы своего и чужого времени. Не говорю уже о  возможности избегать драм и трагедий.

Конечно же, как в любой науке, в «науке о Любви» не достаточно знать формулы и принципы систематизации, чтобы добиться результатов. Продолжая аналогию с научной теорией, понимаю, что ценность анализа автора в ясности: какие основные варианты бывают, каковы ставки, каковы возможные последствия и их вероятности на качественном уровне.

Несколько строк наврозовского блога – выпаренная суть, которую люди бессистемно отлавливают в умных и не очень умных книгах. Многие за всю жизнь не в состоянии сделать таких обобщений и успеть воспользоваться осознанием своих желаний и своей судьбы. Наврозовская система – хорошо отъюстированный автором компас, помогающий предотвратить ненужные и опасные блуждания, ускорить путь к цели. У этого компаса три стрелки как у логотипа DaimlerBenz. Каждый вправе выбрать свой луч этой путеводной звезды.

Давайте и мы с Вами, милая Елена, не спеша погуляем по тропинкам нашей памяти, а, возможно, и заглянем на несколько шагов в будущее, воспользовавшись любезно предоставленным Андреем замечательным инструментом.  

 

...Дураку бы тёплого котёнка

   Дураку соломинку в зубах,

   Дураку бы тёплую девчонку,

   Чтобы быть на пару в дураках.

   Это умный плачет на коленях,

   Это умный хлопает дверьми.

   Умные до крови режут вены,

   И сердца чужие, и свои...   ("Дураки"  Аня Анистратенко)

Чудесные воспоминания из детства... Первая любовь. Жар в груди, дрожь в коленках, быстрый исподлобья взгляд, и страшная тревога, почему она не пришла на экскурсию в Третьяковку. Окончание учебного года, переезд на дачу, драка в кустистом овраге и ярко голубое в белый горох платье, лежащее у её ног. Влюблённости меняются одна за другой. Но бывает и так, что ураган непослушного локона вихрит формулы и континенты в голове, неизвестное доселе чувство сжигает тебя изнутри, заставляя сердце перемещаться в неизведанные для его стандартного нахождения дали. И Боже мой! Посмотрите! Этот новоиспеченный мужчина, забыв про слаботискание в проходной комнате бабушкиной двушки, вдруг взбирается на пик своей собственной претензии и крушит остатки тихой радости прошлогоднего чувства, выбрасывая подаренного им котёнка из окна дребезжащего по просёлочной дороге автобуса.

- Зачем ты это сделал?

- Не твоё дело!

- Но ты же мне его подарил! Он живой!

- Он был живым. Теперь он умер.

Около соседского дома скорая стояла два часа. Сказали, что выживет.

Откуда в добрых детях столько жестокости, когда они начинают любить?! Почему, когда в безвольно-ласковое чувство вползает ум, начинается несчастье?!

Потому что любовь и ум несовместны. Но до поры, до времени мы этого не знаем. И, перешагивая через следующих за нашим первым чувством особ, приближаемся к второму (по Наврозову) возможному этапу в своём непростом развитии - браку. Вот уж где ментальное тело перекрывает все другие...

Вадим, давайте задержимся немного в "добрачном" периоде. 

Розовый бриллиант "Мысль - демон", полученный мной в подарок от автора,  лёгкой искрой, играющим лучом подсвечивает интересные мысли. Подозреваю, что только Вам они согласятся поведать свои тайны. Мы все - внимание!

Первая Любовь Третьего Класса

Елена, мы снова с Вами на одной волне. Совпадения продолжают преследовать нас.J Вот, что написал в поезде, перед тем, как увидел Ваш последний пост.

Дорогая Елена, не знал, с какой Любви начать. Чтобы не ломать голову, запустил рулетку. Белый глянцевый шарик после скольжения, сменившегося беспорядочным подпрыгиванием, отчаянно пробил глухую чечетку по пронумерованным ячейкам судьбы, остановился на мгновение на «33», чтобы скатится на «единицу» и торжественно замереть. Значит поговорим о Первой Любви. Белое пятнышко  еще проделывает круги почета вместе с  вращающимся по инерции диском, а мысль полетела в детство.

Как Вы думаете, к какой категории по наврозовской классификации должна относиться Первая Любовь? Определенно не к Страшной и не к Земной. Остается Третий и самый загадочный класс, точнее особый подкласс Третьего Класса. Все примеры, к которым в дальнейшем буду обращаться не обязательно из личного опыта, поэтому повествование пойдет от Третьего лица.

Случилось это в Третьем классе начальной школы. Нет, не об учительнице пойдет речь. Учителя представлялись ему слишком Земными и где-то даже Страшными, а главное, неинтересными. Звали ее Света, и была она на целых 10 лет старше, т.е. из другого поколения, точнее из параллельного мира взрослых. В дальнейшем во взрослой жизни наш персонаж не испытывал комплексов в общении с женщинами и старше, и младше его на 15 и больше лет: слишком уж похожи все взрослые, независимо от возраста. Однако в его нежные годы Света была непостижима и, как следствие, недостижима для неокрепшей души.

Внешне напоминала она Жаклин Кеннеди, но не была столь слащава. Отличал ее и более глубокий взгляд, чем у бывшей первой леди. Скорее по типажу была она ближе к нынешней испанской принцессе Летиции (жене принца Филиппа). Впрочем, и перед Летицией на тот момент у Светы были неоспоримые преимущества: ослепительная молодость и непредсказуемость судьбы.

Появилась она как пионервожатая: необходим был опыт в работе со школьниками перед поступлением в педагогический институт. Такой своего рода эксперимент над детьми. Наш герой по стечению обстоятельств оказался первым, и, возможно, единственным подопытным в персональном общении с практиканткой.

Все дети как дети, а этого постоянно тянуло на приключения. Одна из его выходок имела место во время дебюта Светланы. После уроков класс был оставлен на какую-то душеспасительную беседу с пионервожатой. Наш сорванец, улучив момент, незаметно для практикантки покинул лекцию, улизнув через окно первого этажа, и направился домой. Бдительные отличницы (впрочем, он сам был отличником) незамедлительно доложили о происшествии и организовали погоню. В конце концов беглеца перехватили на полпути и убедили, что лучше вернуться.

Лекция пионервожатой продолжилась персонально для него, но уже в учительской. Было поздно, уроки давно закончились, преподаватели и школьники разошлись по домам. Впервые в своей жизни он остался наедине с симпатичной девушкой, да еще и в святая святых, месте, доступном только для важных и строгих персон. Не смотря на тяжесть ситуации и ожидание еще более тяжких последствий, ему было комфортно от столь лестного для обычного школяра внимания, от того, что принимающей его хозяйкой была выгодно отличавшаяся от обычных теть молодая женщина. Весь свой юный энтузиазм и педагогический талант Света обрушила на удачно подвернувшийся объект воспитания, который к концу обличительной речи почему-то чувствовал себя награжденным за героический поступок.

Чтобы как-то отблагодарить свою судью за доставленное необъяснимое удовольствие пришлось пробормотать какие-то глупые извинения. Воцарилось всеобщее удовлетворение, и на строгом лице Светы засияла улыбка.  Такой заразительной улыбки он не видел никогда и невольно сам засветился от счастья. Всю дорогу домой улыбка отказывалась подчиниться его воле. Достаточно быстро воля безоговорочно подчинилась радости, столь неуместной после наказания за содеянное.

Путь из школы занял от силы пятнадцать минут, но эти минуты врезались в память на всю жизнь. Странными были не только новые ощущения, переполнявшие изнутри. Все вокруг озарилось величественной и одновременно какой-то простой значимостью. Он улыбался покошенному забору, пролезая через дырку, чтобы срезать путь. Такими же радостными, как он сам, выглядели при свете сентябрьского солнца уже начинающие желтеть березы. Сорняки вдоль дороги приобрели статность изысканной клумбы, а каждая травинка была достойна внимательного изучения. Казалось, не было никаких на то причин, но все вокруг изменилось невероятным образом.

Слова мамы опустили его на землю: «Мой руки и садись кушать. Что в школе?» Похоже, глобальные изменения коснулись только его. Мама осталась прежней, не подозревая о том, что мир уже другой. Поведение папы и брата также продемонстрировали их полную несостоятельность как внимательных наблюдателей. Стало ясно, что с новыми чувствами и новым миром придется справляться в одиночку.

Только через несколько дней до него дошло, что центром всего происходящего является она. Как бы он не оценивал происходящее, с какого бы угла не смотрел на свою новую жизнь, пытаясь понять перемены, присутствие Светы в мысленной картинке было неизбежно. Чем больше он думал о ней, тем сильнее подкатывали необъяснимые чувства, тем ярче становилось восприятие всего окружающего и понимание того, что он как-то резко повзрослел.

Часто звучащие с экрана кинотеатров и телевизора слова  «любовь», «влюбленность», «любовники» он упорно отказывался связывать со своим чувством. Творящееся в душе не могло быть понятно никому другому, и, естественно, не могло описываться известными всем терминами. Поражала тупость сверстников, не отдающих себе отчет в том, как всех их осчастливила Света своим присутствием и вниманием.

Через некоторое время у Светы появился жених. Наш герой переживал. Он был в отчаянии, что опоздал родиться на целых 10 лет. Ему было жаль ее, лишившуюся возможности получить то, что мог дать только он. Жалко смотрелся и соперник на фоне силы его чувств.

Вскоре его семья переехала. Четвертую Четверть Четвертого Класса начинал уже в другой школе. Только через много лет он понял, что судьба дала ему значительно больше, чем он хотел. Первая Любовь смогла сохраниться в своей первозданной чистоте, не наткнувшись на отрезвляющий быт и разочарования. На всю жизнь он получил прививку от цинизма, в том числе и женского. Женщина навсегда стала для него символом и проводником Божественного, Неземного и Нестрашного. Как часто бывает, самый большой выигрыш в рулетку  получил тот, кто скромно стоял рядом с играющими и заранее отказался от претензий на миллион.

"Белый глянцевый шарик после скольжения, сменившегося беспорядочным подпрыгиванием".  В страшно интересную дискуссию - такую, какой должна была быть вся! - не влезаю, замечу лишь, что когда играл Достоевский, шарик не вел себя так, как он ведет себя сегодня.  Медные ромбики на стенах рулеточного "колодца" ввели позже, а раньше шарик не подпрыгивал беспорядочно, а просто скатывался с желоба, истощив кинетическую энергию.

больше хаоса, чем при достоевском

любопытный и неизвестный мне факт, дорогой андрей. ромбики, как понимаю, добавили для придания бОльшей хаотичности траектории шарика. весьма символично для современного общества. :) жду выхода елены. она большой специалист по хаосу в человеческих отношениях. :)

"Белый глянцевый шарик после скольжения, сменившегося беспорядочным подпрыгиванием,

отчаянно пробил глухую чечетку по пронумерованным ячейкам судьбы, остановился на мгновение на "33", чтобы скатиться на "единицу" и торжественно замереть".

Эта гипнотическая фраза писателя, занятого сейчас по необходимости другими делами, заставила меня замереть в гипнотическом трансе.

Точно также действует Любовь. Она уводит капризный ум в сторону, освобождая дорогу нашей чувственности. Колебания её недолги. Она знает все наши мучения без любимой. И как только у неё появляется свободная минутка, спешит представить нашему сознанию, нашей сути вожделенный образ, портрет, наделяя его ласковыми глазами, тёплым движением, нежным ягодным ароматом. Конечно многое зависит от того, как к нам относится сама Любовь, насколько считает нас перспективным проектом. Но даже, если и не очень уверена в нашей готовности следовать её советам, не жадничает, отдаётся сполна, потому что уверена, что её работа даром не пройдёт. Вживлённая картина-модель сохраняется в нашей памяти навеки.

Чуть-чуть высунувшись из-под гипнотического транса, вставляю чистым разумом интересную мысль, что каждому человеку нравится какой-то свой тип женщины/мужчины. Кто-то любит всю жизнь волооких; кто-то - усатых; кто-то кого-то без груди, но с длинными ногами; кто-то сходит с ума от кривоногих, доказывая, что волосы иметь не обязательно, а вот мужчины с кривыми ногами - самые страстные любовники. 

Глянцевый шарик опять качнулся...

Любовь поступает правильно. Ведь невозможно, чтобы всем людям нравился один и тот же тип мужчины/женщины. Это правда. Даже мода на бестелесных моделей не затмила тайную тягу естества к рубенсовским формам. Поэтому счастье своё находят и худые, и толстые, и волосатые, и лысые, и блондинки, и брюнетки, и литовцы, и чеченцы. И даже русские! Самое главное - не обижать Любовь, признать её власть над нами, и ни в коем случае не говорить ей, что её нет.

Молоденькая пионервожатая из детства, знакомая старшего брата, соседка с пятого этажа - Любовь изобретательна в своём стремлении помочь найти тот образ, который тождественен твоей "второй половине", ведь только он дополнит недостающее звено в самом центре главного пазла, который складываем всю сознательную жизнь. И испытываем странное волнение при встрече с женщиной, похожей на Единственную, живой портрет которой в душе. Возникает странное чувство, что мы давно знакомы... Как хочется её обнять ... Как хочется скрыться с ней от посторонних глаз...Так много ей хотел сказать...

Но "белый глянцевый шарик скатился на "единицу" и торжественно замер". Гипнотический транс закончился и ум проснулся

- Откуда я взял, что мы с ней давно знакомы? Зачем мне её обнимать? Я не хочу иметь никаких обязательств! Мы так мало знакомы! Вот встретимся в следующий раз...

- Дурак ты! - в который раз говорит нам Любовь и пересаживается за другой столик.

Елена, а помните, в Записках из мертвого дома есть даже острожный пес по имени Шарик?

Теперь скажите, пожалуйста, откуда Ваша цитата: "Белый глянцевый шарик после скольжения, сменившегося беспорядочным подпрыгиванием, отчаянно пробил глухую чечетку по пронумерованным ячейкам судьбы, остановился на мгновение на "33", чтобы скатиться на "единицу" и торжественно замереть"?  Написано грамотно, ибо 33 действительно сосед 1.  И будто где-то читал, но где? 

Во существу не вступаю, у вас с Вадимом отдельный разговор, но читаю и дивлюсь.

Этой фразой, Андрей, начинается "Первая любовь третьего класса" Вадима Конакова, его предыдущий комментарий. Я Вас очень прошу, как Главного Автора созданного пространства Любви, разрешившего продолжить разговор на эту тему нам с Вадимом, корректировать, не соглашаться, спорить и вместе искать новые пристанища этой удивительной странницы, которую каждый из нас по полжизни ждёт в гости. Спасибо Вам! 

Рад, что тема еще не исчерпана, дорогая Елена. Любовь пересела за соседний столик, значит игра продолжается пока награда на расстоянии вытянутой руки., пока не покинула нас, смерив на прощание разочарованным и уставшим взглядом.

Соглашусь с Вами, что у каждого игрока свой стереотип "миллиона" и тактики игры. Чем ярче страсти, тем сильнее могут сдвинуться наши представления об искомом чуде. Концовка Вашего поста - почти цитата из песни: "удача - награда за смелость". Об этом тоже много можно написать. Напомните, пожалуйста, если забуду. 

Шарик на моей стороне. Постараюсь завтра продолжить. Очень хочется поговорить о доверии и предательстве. До встречи, на поле Любви, уважаемая Елена ! :)

Дуракам счастье

Пока вы думаете, товарищи, расскажу вам историю из быта игроков.  Когда мы с Гусовым просиживали дыры в казиношных сиденьях, у нас были кой-какие принципы.  Например, Гусов отказывался ходить в туалет, считая, что пока его нет, "все числа выйдут".  Мы зачастую сидели с 2 дня до 4 ночи (а потом и до 6, когда в Англии изменили закон), т. е. 14 часов подряд, не отходя от стола.  И, конечно, считалось западло уйти с 10 фунтами в кармане на такси, поэтому проигравший шел домой пешком под дождем (машину у казино мы брать стыдились, потому что водителю нужно было дать на чай).  Это последнее правило ОЧЕНЬ ВАЖНО в вашей дискуссии.  Отдаешь - так отдавай все, не притыривай десятку!  Не страхуйся, малодушный!  И, часто бывало, эта десятка, поставленная уже уходящим несолоно хлебавши лузером на число, пускала нам струйку в 350, потом брызгала, капризничала, ломалась, а потом обрушивалась на наши головы страшным, неудержимым потоком везенья, горной лавиной золота, от которого тошнило и рябило в глазах.  Последняя десятка!  Та самая!  На такси, чтоб оно сдохло!  И тогда мы кричали, будто нас резали, мы орали как звери, и даже суровые инспекторы, с высоты своих наблюдательных пунктов, не делали нам замечаний, а улыбались, первый раз за весь вечер.  Что же, им тоже было интересно.  "Дуракам счастье!" 

"Отдаёшь - так отдавай всё, не притыривай десятку! Не страхуйся малодушный!"

Дорогой Андрей! Нет цены этому Вашему посланию! Теперь точно знаю, что можно не сдерживаться! Вы коротко описали то, из-за чего я никогда не входила и не войду в казино, потому что знаю, что если войду - то не выйду никогда. 

Игра везде, игра повсюду. Таков мир. И мы в его власти.

Спасает только Любовь. Но и ей, святой и грешной тоже хочется поиграть!

Дорогой Вадим, мы только начали!

Я согласна с Вами, пусть Любовь играет. В конце-концов в её арсенале так много всяких интересных штучек и приёмчиков. Она хочет, что мы раскрыли часть её тайн, ведь не всю же жизнь ходить в запахнутом плаще. Смотрите, она наклонилась к нам, отодвинувшаяся грязная пола открыла точеную коленку, и взгляд заметался - куда смотреть вверх или вниз...

Промедление смерти подобно. Момент утерян, остался виден только высоченный каблук тёмно-бордового цвета. Это цвет хорошего вина, которому ещё не дали подышать... Это цвет уже свернувшийся крови...

Она играет с нами! Давайте соберёмся, призовём в помощь Наврозова, и Гусова попросим заглянуть на минутку. Нам необходимо широкое представительство.  Она должна знать, что сообща мы сможем вывести её на чистую воду. Шепчет мне, что доверия в любви нет. Она ошибается, я знаю.

До встречи, Вадим! Всё только начинается! Самое интересное впереди...

"По морям, по волнам..."

Дорогая  Елена, пользуясь небольшим перерывом в делах, возвращаюсь в начатый диалог. Благодарен Вам за участие в нашем маленьком безобразии на страницах блога Андрея Наврозова (конечно же поддерживаю Вашу идею пригласить в разговор виновников нашего с Вами торжества). Переписка с понимающим меня человеком – отличное средство от пронизывающих снежных ветров здесь на севере Германии. Таких морозов и сугробов не было больше тридцати лет. Завтра (писал 13.02, перемещаясь между Гамбургом и Веной, смог выйти в Интернет только 14.02) встречу день уже в итальянских субтропиках,  что несомненно повлияет на выбор темы следующего послания в Ваш адрес. Сегодня напишу немного о Предательстве, антиподе самой красивой категории в Классификации Наврозова – Доверия.

То, что автор называет Страшной Любовью,  для меня конфликт между чувством и разумом, контраст между порывами Души не поддаваться сиренам собственной лени и поиском еще не замерзшей бухты для отдыха от страданий. Причины этого внутреннего разрыва – отсутствие  Невероятного Доверия и, как следствие, наличие его мрачного и расчетливого диалектического врага.

   

   «По морям, по волнам…»

Выглянул сегодня утром в окно и чуть не ослеп. Белый снег в белом небе, белые сугробы. Фьорд застыл под коркой белого льда . Только на некотором отдалении от берега осталась полоска воды, от вида которой мурашки бегут по коже. Огромные паромы-работяги без суеты принимают грузы и пассажиров, чтобы уйти каждый по своему никогда не меняющемуся маршруту: один в Швецию, другой в Норвегию. Такая у каждого из них планида.

Вся ее жизнь напоминала движение изящного океанского лайнера между заслуживающими внимания портами. На то они и теплоходы, чтобы больше времени проводить в пути. Нежное прикосновение к причалу мимолетно, но неизбежно: требуется вышвырнуть накопившийся в трюмах мусор, загрузиться всем необходимым и снова лечь на курс в ожидании очередного порта. Впрочем, даже у безупречных и когда-то современных кораблей однажды начинает шелушиться их поблекший макияж, а элегантность линий и внушительный размер больше не вызывают восхищения у толпы встречающих. Наступает момент, когда пора думать о выборе окончательного порта приписки.

Началось все с маленького, но, как ей казалось, приемлемого в сложившихся обстоятельствах Предательства. Решила она предать свою суть – вечную тягу к тому, что за горизонтом. Пыталась убедить себя, что все предыдущие путешествия и заходы в порты всего лишь прелюдия к новой, еще более радостной и безмятежной жизни. Свобода одиночного плавания должна была конвертироваться в отсутствие  необходимости все решать самой, в возможность великодушно предоставить заботу о себе тому, кто был поражен ее уникальностью.

Им было хорошо вместе. Редко встречаются пары с таким набором общего в интересах, стиле жизни, взглядах на будущее, эмоциях и предпочтениях в интимной сфере. Понимали друг друга с полуслова, имея при этом возможность общаться на выбор на одном из четырех языков.  Ее практичный расчет в сочетании с его финансовыми возможностями и щедростью быстро дали результат. За год  совместной жизни они успели свить два гнездышка: одно в цивилизованной столице на севере, другое в вечно зеленом и теплом раю. 

 

Секрет, который он так и не постиг, сводился к простым вопросам. Почему столь неистребимо в некоторых женщинах стремление получать больше, чем человеческое счастье? Почему им кажется, что один миллион пятьдесят долларов сильно отличается от просто одного миллиона? Почему ради столь ничтожного отличия можно забыть о собственном достоинстве и предать? Предать свою неповторимость, красоту чувств, будущее свое и своей семьи. Почему дополнительная горстка монет оправдывает риск проиграть ВСЕ и откатиться к разбитому корыту?

Однажды ночью диспетчер порта обратил внимание на странное подмигивание сигнальных прожекторов на мачте. Наш лайнер проявлял знаки внимания незнакомому малотоннажному сухогрузу из провинциального греческого порта. Сухогруз был симпатичный и относительно недавней постройки, но слишком уж ярко окрашенный. Нет, не успели они потереться боками. В ответ на подмигивание деловой и конкретный грек фыркнул не очень протяжным гудком и пошел дальше. Надо было спешить засыпать грузовые отсеки дешевым сырьем, пока котировки не пошли вверх: экономический кризис, как и все в этом мире, увы, не вечен.

 Взгляд диспетчера, оторвавшись от мачты, скользнул вниз чтобы обнаружить не менее странную возню на пирсе. В темноте шла несанкционированная загрузка в лайнер, без надлежащим образом оформленного коносамента. Сделать вид, что ничего не заметил и продолжать получать то, за что ее ценил, означало подтолкнуть ее на  Предательство большего масштаба. Это было единственное, в чем он не сомневался в тот момент. Нет, не будет его порт последним пристанищем для умной красавицы, - осознал он и, пересилив себя, дал команду освободить причал.

Ее рациональный ум не подвел и на этот раз. Не теряя времени на переговоры, лайнер  отшвартовался, увезя с собой загруженное украдкой. «До следующего порта дотянет»,- подумал про себя диспетчер. Долго и молча смотрели они в след друг другу. Он - со смешанным чувством грусти, горечи и сочувствия им обоим. Она - с тоской о красивой, теплой и безмятежной жизни, о том, что можно было бы еще получить, не будь той нелепой оплошности.  Еще  больше ее тревожил вопрос : Куда плыть?

Несколько месяцев боль в его душе сопровождалась физически ощущаемой ломкой всего тела и повышенной температурой. Такая реакция вызывала досаду, но ничем помочь себе он не мог. Часто случались счастливые сны, в которых они были вместе, и ему не надо было стоять перед жестокой дилеммой. Прошел почти год,  она стала реже приходить в его видения, а пробуждение не вызывало острой грусти. Однако ощущение случившейся катастрофы так и не покидало. Потеря  Великого Доверия опустошила его как стихийное бедствие.

Недавно видели ее в зоне Карибского бассейна. Шла величественно и целенаправленно, рассекая теплые воды. Вот так борется она с зимой, уплывая к берегам, где лед бывает только в коктейле Мохито. Еще ей комфортно там, где она может насладиться общением с окружающими на своем родном испанском.

------------

Много в жизни совпадений, дорогая Елена. Завтра День Святого Валентина. Встречу его на берегу озера со звучным названием Garda. Ее тоже звали Гарда. С балкона захватывающий дух вид на противоположный берег. Чуть в глубине того берега древняя Верона, где когда-то любили и стояли перед разрушительной дилеммой Ромео и Джульетта.

Озеро настолько глубокое, что масса воды не успевает остыть до наступления летнего туристического сезона, щедро Доверяя свою энергию нуждающимся в тепле. На набережной моего любимого курортного местечка в это время года апельсиновые деревья усыпаны огромными рыжими плодами, напоминающими елочные игрушки.  Гарда сейчас, конечно, теплее чем ослепительно белые фьорды, но и на ней Мертвый Сезон.

 

 

Дорогой Вадим!

Вы знаете, что в ответ Вам у меня есть несколько историй. Но сегодня Праздник Любви! Я поздравляю Вас с Любовью, которая никогда не сможет перестать думать о Вас, потому что перед Вами у неё уже секретов нет. Теперь Вы ей можете дать совет!

Продолжу завтра.

А почему бы не скопировать ВСЮ эту вашу новую дискуссию, вместе с моим вяканьем, в блог Вадима - и там продолжить? Во-первых, удобнее.  Во-вторых, появится удовлетворение от успешно пережитого кораблекрушения - этакие Робинзоны Крузо на Марсе! - и успешной колонизации.

Под крылышком у Гения спокойно и уютно

Андрей, а Вы разрешите нам под Вашим крылышком ещё поговорить? Мы только начали. Вдохновляет ведь тема Вами поднятая (текст выше). Но окончательное решение за Вами и за Вадимом. "Клубные вопросы", я считаю - не женское дело. Нам же ещё и "вякание" Ваше нужно! Мы ещё маленькие.

Это как уж вы решите, товарищи.  Вяк на сегодня:  в оригинале у названия каждой из частей трилогии есть подзаголовок.  У романа "Страшная красота": Confessions of a Coward (перевожу как "Исповедь малодушного").  У романа "Любовь земная": One Day in the Life of a Hypocrite (можно "Один день из жизни лицемера").  У романа "Невероятное доверие": When the Liar Falls Silent (можно "Когда умолкает лжец"). 

Поздравляю !

 Елена, поздравляю Вас с Днем Ст.Валентина ! Да сохрани и не покинь Вас Любовь !

Да нет, милая Елена, я вижу, откуда эта фраза, но я был абсолютно уверен, что это цитата, или максимум ссылка, парафраза...  От нее веет каким-то маниакальным игроком, и я думал, что где-то ее уже читал.  Это называется false memory syndrome, или синдром восхищения дискуссией...

Коленопреклоненно - Автору!

Дорогой Андрей! Очарование любого чувства не забыть никогда. Но все любовные эскапады заканчиваются в один момент, когда встречаешь ЕЁ! В эту секунду жизнь обретает смысл. Так давайте выпьем сегодня по бокалу за Любовь! В наших глазах она заслужила такого почтения. С Праздником Вас и Вашу Любимую!!! 

Спасибо, Елена!  Я Вам послал валентинку в специально отведенном для выражений чувств разделе.  У нас тут как стенгазета.

Дорогой Андрей!

Вадима сейчас нет в Москве. Он очень занят и трудно доступен. Караулила его и в интернете, и в смс. Только поэтому потратили так много времени, чтобы решить в чей блог будем переезжать. Но Вы позволили остаться. Спасибо Вам!

Чтобы не растерять целомудрия, которым, несмотря ни на что, наполнены наши приветствия  Вам, делаем небольшой перерыв - первая неделя Великого Поста. Внутреннее смирение и покорность Воле Всевышнего, душевное покаяние и искреннее желание испросить прощения за невольные обиды и неаккуратно сказанные слова...

Примите нашу тёплую благодарную Любовь, разрешите пожать Вашу руку, обнять и поблагодарить за проделанный Вами титанический труд, плодами которого Вы разрешаете нам пользоваться, поддерживая своими мудрыми словами, глубокими знаниями, комментариями, направляя ум читающих в неведомые им доселе пространства, заставляя прожить и пройти по только Вам ведомым тропинкам сознания.

С Великой Благодарностью примите от нас Любовь!

Спасибо, О премудрая.  Мы с Олей тоже постимся, голова еще ничего, варит, но тело - а ведь 2 дня всего! - уже не слушается, чувствуешь себя слабым и усталым.  Главное, как без оливкового масла?  Здесь на Сицилии без него думаешь, что сошел с ума!  Оля обещает, что с субботы перейдем на масло.  Только что отправил новую колонку к пятнице - страшная повесть, под стать первой неделе Поста...  

"Мы надменны в своей уверенности всезнаек и вульгарны в оценке опыта."

Позвольте подвести итог последних месяцев и перейти со стиля столь высокого на довольно упрощенный. Господа Кантор и Нарозов в своих колонках наехали по очереди на

- Файджеса

- Мир не понимающий настоящую роскошь

- Кино в целом

- Всех и вся которые имеют наглость о чем-то там писать

- Французкую революцию

- Дерриду и деструкционистов

- Алчных капиталистов, банкиров и иже с ними

- Пруста, Хэмингвея, Джойса, Вуди Алена и вот на "пошленького беллетриста" Набокова

- А про Херста и игроков российского мира искусств и вспоминать не буду.

Непогрешимыми казалось остались только Суворов, Гросман, и Иусус Христос. Хоть за них спасибо.

Не пытаясь ничего отнять у прекрасных мастеров слова, все же обращу ваше и их внимание на то что в контексте клуба, слово "сноб" предполагало некую долю самоиронии. 

Я, господин Конаков, рада что нашелся человек грамотно заступившийся хотя бы за некоторых из выше перечисленного списка и абсурдностью переписки заставил нас обратить внимание на феномен настоящего снобства, которому бы очень хотелось на снобе дать отпор. А более существенное обсуждение у нас вероятно возникнет когда Андрей рискнет представить собственно главу из своего романа, что он по всей видимости уже готовится сделать.

Так же мне лично очень хотелось бы чтобы мы не подразумевали 'Кантор', а говорили 'Наврозов' и наоборот. В последнее время как то их голоса уж очень сливаются в хор.

ПС. Увы, поддавшись тлетворному влиянию, я тоже наехала на Херста.

"А еще он называл тебя земляным червяком" :-)

По-моему, Суворов подвергся суровой критике, но был спасен Рыцарем Справедливого Образа г-ном Конаковым.

И ты забыла про Бель де Жур, которую обещали раздеть до лифчика. Она хоть и падший,  но все же человек :-) Христос Магдалину простил ;-)

П.С. А как же наш вполне здоровый и всячески образованный и уместный г-н Никольский? :-)

Дамы спорили на даче:

Дискурс у кого богаче?

До заката в выходной

Занимались Дерридой.

Почему на даче?? Деррида = Микеланджа = флердоранжа:-)

Дамы спорили с удачей

Дискурс у кого богаче?

До заката в выходной

Занимались ЕРУНДОЙ .

Да Микельанж же, Микель Анж, а не МикеланДж!  Понимаете, Леда, у всякого невежества, у самого наглого верхоглядства, должны быть свои границы.  Есть современное написание, Микеланджело, и есть старое, из французского, Микельанж.  В первом есть "д", во втором нет.  Почему Вы ничего не замечаете, Леда?  Почему Вы ни о чем не думаете?  Почему Вы только хихикаете (: !+;"?..  Это же так, наконец, надоедает!

Вы правы, Андрей. У всего должны быть границы... Но, вероятно, за исключением Вашего постоянного хамства и непомерного высокомерия.

Милая Леда, дорогой Андрей, простите меня: это я виноват - не удержался со своей глупенькой частушкой, и Леду спровоцировал.

Позвольте, я расскажу вам обоим примирительную историю, немного грустную. Мой папа, будучи уже весьма стар, писал книгу по эстетике, и в написании фамилии Буонарроти ставил два Р, как у меня сейчас и написано. Я его высмеял, сказал, что должно стаоять два Т, а Р - одно.И привел ряд итальянских фамилий в доказательство - Григотти, Пигетти,Спагетти, и т.д. Буонаротти! Вот как надо!

Папа был старенький и спорить не любил, он просто обижался на мой напор, отворачивался. Я приехал к себе домой и открыл книгу о Микеланджело. Пишется, разумеется, Буонарроти. Как я мог так ошибиться? Как мог обидеть папу? С тех пор мне очень стыдно, и стыд так никогда и не прошел.

вынужден вступиться за женщину

андрей, мне кажется, с ледой можно и нужно понежнее, потоньше.  просто потому, что она женщина. вы же в состоянии это делать блестяще, не жертвуя смыслом.

p.s. за никольского заступаться не стану. он мужчина, и ,если ведет себя по-бабски, проблемы его.

Так и я за нее заступаюсь, Вадим...   Я даже за нее мщу - исковеркавшей современной женщине жизнь культуре безлюбья!

Леде

Леда, милый друг, это редкий комплимент, принимайте!  За Вас бьются по высшему счету!

Тоже не удержался

Как-то раз восьмого марта

Бодрийяр соссюр у Барта

Максим Никольский Комментарий удален

Максим Никольский Комментарий удален

Г-н Никольский, мое отношение к кино здесь: http://www.snob.ru/profile/blog/7617/10446.  Следовательно, параллели нет, и быть не может по определению.