Алексей Алёхин /

«Удар — и у меня онемело пол-лица». Зачем менеджеры и домохозяйки выходят на ринг

Открытые ринги — боксерские соревнования для клиентов фитнес-клубов — набирают все большую популярность среди самых разных людей. Боями увлекаются бизнесмены, менеджеры, студентки и домохозяйки. О том, как взрослая деловая женщина полюбила бокс и провела более 20 поединков, как организованы такие соревнования и могут ли они обернуться реальным мордобоем, — в материале «Сноба»

Фото: Иван Воробьев
Фото: Иван Воробьев
+T -
Поделиться:

Девушки на ринге

«Тренер и муж стояли бледно-зеленые, наблюдая за моим избиением, но я выдержала», — рассказывает Елена Маркова про свой первый бой. Лене тогда было 42 года, она работала в мебельном бизнесе, была совладельцем галереи современного искусства и всегда интересовалась единоборствами.

«Бокс мне нравился с детства, но в то время женский бокс был не очень популярен. Да его в принципе не было, — рассказывает Маркова. — Когда появилась возможность заниматься на уровне фитнес-клубов, меня это очень увлекло и затянуло. Открылся совершенно другой мир. Я по-другому почувствовала собственное тело». После полугода занятий боксом Лена решилась на свой первый поединок.

В начале нулевых открытых рингов по боксу для клиентов фитнес-клубов в Москве проводилось мало, а девушек, желающих подраться, было еще меньше. Поэтому первым оппонентом Лены стала боксер-любитель с пятилетним стажем и большим количеством боев. «Била она меня, не жалеючи, — вспоминает Маркова. — Рефери пытался несколько раз остановить бой, но я говорила “не надо, продержусь”. После трещала голова, болели ребра, все тело, но через год я опять приехала на эти же соревнования. Тренер меня отговаривал, а организаторы были удивлены». И хотя после первого боя потрясенный муж Марковой зарекался, что смотреть на подобные ужасы он больше не станет, на ее второй бой он все равно пришел. В тот раз Лена пригласила много друзей и знакомых. По ее словам, именно их поддержка помогла ей вырвать победу. Эти два поединка — поражение и успех — стали началом путешествия, которое длится уже 10 лет. За эти годы Лена провела более 20 боев: три проиграла, один свела вничью, остальные — выиграла. Среди ее противниц два мастера спорта, чемпионка Москвы по боксу и девушки с бэкграундом в других единоборствах.

Образ Лены — нечто среднее между пираткой и веселой светской дамой. Она живо рассказывает о своем увлечении, и ее погруженность в бокс впечатляет даже боксеров мирового уровня. «Я давно не встречал человека, который настолько упорно идет к своей цели», — говорит Роман Кармазин, тренировавший Маркову. Кармазин — экс-чемпион мира в профессионалах, яркий и необычный боксер с почти полусотней проведенных поединков. «Я пытался отговорить ее от этой затеи и не браться за бокс так серьезно, — вспоминает Роман. — Заниматься больше фитнесом для поддержания физической формы и здоровья, но она хочет узнать бокс изнутри. Хочет пропустить его через себя».

Маркова успела позаниматься почти у всех тренеров «Академии бокса», побывала на множестве мастер-классов и открытых тренировок знаменитых бойцов, работала на вечерах профессионального бокса, сопровождая боксеров от раздевалки к рингу. Она приезжала на все доступные открытые ринги — от знаменитых «Крыльев Советов» до небольших клубов. В большинстве случаев Лена не знала заранее, найдется ли подходящая по весу девушка, и иногда могла безрезультатно просидеть несколько часов, ожидая, что подходящая противница все-таки появится.

Фитнес победителей

Устроители открытых рингов сравнивают стремление провести бой с желанием пробежать марафон или прыгнуть с парашютом. Общее в этом — потребность испытать себя и получить эмоции, которых не хватает в привычной жизни. Главное, что продают организаторы открытых рингов в фитнес-формате, — доступность боев для всех вне зависимости от возраста, пола и опыта. «В открытых рингах хорошо то, что ты в любом возрасте можешь быть спортсменом. Вот что классно. Это дает некую свободу, ты понимаешь: чтобы выйти и испытать себя, не обязательно ходить в секцию с трех лет», — говорит Алла Миркина, которая сама начала заниматься боксом в 21 год и свой первый бой провела с Марковой, сведя его вничью.

Интенсивность тренировок зависит от установок тренера и пожеланий человека, пришедшего в зал. Разброс широк. Девушки, которые фотографируются у зеркала, бьют исключительно по лапам и сжигают калории, прыгая на скакалке (самая известная из них — ангел Victoria's Secret Адриана Лима). Менеджеры, для которых занятия бокcом — разновидность фитнес-нагрузки и хорошая тема для разговора за бизнес-ланчем. Старые друзья, которые получили звание КМСа 15–20 лет назад, а теперь развлекаются, разбивая друг другу губы или ставя синяк под глазом. И иногда — люди вроде Лены Марковой, для которых увлечение боксом превращается в настоящую страсть, почти одержимость.

  Фото: Иван Воробьев
Фото: Иван Воробьев

Тут, конечно, стоит сказать, что в большинстве случаев фитнес-бокс (во всех его проявлениях, включая турниры) и тот бокс, которым занимались Леннокс Льюис и Рой Джонс, различаются примерно как матч по пейнтболу и сражение у станции Прохоровка, где гусеницы советских и немецких танков взрыхляли землю до культурных слоев XIII века. Изначально мало кто приходит в фитнес-клуб, чтобы научиться драться. Речь скорее идет о том, чтобы набрать хорошую физическую форму, освоить азы бокса и получать заряд адреналина и впечатлений от спаррингов и парной работы.

«Сейчас я в принципе исключил фитнес в классическом понимании из своей жизни. Бокс мне больше нравится и по нагрузке, и по атмосфере. Здесь нет абсолютно никакой личной злобы, — рассказывает 46-летний девелопер Андрей Колочинский, который занимается боксом уже более четырех лет. Андрей с детства любил спорт — в школе занимался плаванием, потом катался на сноуборде, кайте, вейке. «У меня еще с детства был принцип, что во всех видах спорта, которыми занимаюсь, я участвую в соревнованиях, пусть даже на смешном уровне. Это мотивирует, дает цель, это превращает нудятину в какую-то интересную историю. Когда ты готовишься к открытому рингу, у твоих занятий появляется другой оттенок», — говорит Андрей, уже успевший провести четыре боя и выигравший три из них.

Фото: Иван Воробьев
Фото: Иван Воробьев

Вице-президент любительской лиги единоборств Warrior Fitness League Антон Кабанов говорит, что возраст примерно половины участников каждого открытого ринга, организованного его компанией, — от 30 до 43 лет. «Как правило, это менеджеры среднего звена и люди, занимающие руководящие должности», — рассказывает Антон. WFL объединяет порядка 25 клубов из разных регионов и проводит поединки в облегченном фитнес-формате.

В расчете именно на эту аудиторию большинство директоров фитнес-клубов продвигают бокс как «спорт лидеров и победителей по жизни», несмотря на то что у настоящих боксеров-профессионалов жесткость и воля к победе нарабатываются для боев и очень часто проявляются только в пределах ринга. В мире профессионального бокса бойцы — чаще всего ведомые и порой совсем не уверенные в себе люди. Ведущие — промоутеры, менеджеры и тренеры. Тем не менее тезис про бокс как спорт и способ досуга для людей, культивирующих в себе твердость характера и лидерские качества, отлично работает.

Боксерский утренник

Открытые ринги для клиентов фитнес-залов не похожи ни на вечера профессионального бокса, с их тягой к пафосу и шику, ни на заседания финчеровского «Бойцовского клуба», где осатаневшие от монотонной жизни клерки избивали друг друга до раздробленных лицевых костей.

«Это целый мини-мир, куда приходят друзья, знакомые и родственники, — рассказывает Маркова. — У каждого бойца своя группа поддержки, поэтому в зале создается очень эмоциональная и классная атмосфера. Энергетика из зала идет потрясающая. Просто шикарная. Болеют все искренне и хлопают тоже искренне».

Фото: Иван Воробьев
Фото: Иван Воробьев

В «Академии бокса» в Лужниках открытые ринги организуются три-четыре раза в год и собирают по 150–200 участников за раз. Возраст варьируется от дошкольников до людей за 50. Мероприятия напоминают любительские соревнования советских времен или праздники для всей семьи. Начинаются они утром, в зале светло и шумно — приходит много детей с родителями. Нервное напряжение перед выступлениями сглаживается атмосферой общей доброжелательности. Рефери и судьи облачены в белые рубашки и в бабочки. Менеджеры клуба заранее вписывают имена участников в грамоты, которые вместе с медалями получат и победители, и проигравшие.

«Я хотел почувствовать, каково это — выйти на ринг против незнакомого человека, о котором ты ничего не знаешь. Когда после взвешивания ты ходишь и гадаешь, с кем будешь боксировать, — рассказывает 30-летний Иван Воробьев, фотограф, который часто снимает на вечерах профессионального бокса. — Пропасть между боем и обычным спаррингом довольно глубокая. За твоим спаррингом никто особо не следит, кроме тренера, а бой видят все и есть большой страх опозориться. Но когда зрители реагируют на твои удачные действия, чувствуешь нереальный подъем».

Страх облажаться — самое типичное явление перед боем. Боишься не конкретного противника — боишься не показать в бою того, что можешь. Стресс не проходит и во время поединка. Часто дебютанты устают после первого раунда, даже если он длится полторы минуты или меньше: чтобы преждевременно вымотаться, хватает одного только осознания того, что сейчас ты дерешься на ринге. Меняется само течение времени: раунды могут пролетать молниеносно либо тянуться медленнее, чем на самых скучных уроках или трудных экзаменах.

Фото: Иван Воробьев
Фото: Иван Воробьев

«С опытом восприятие сильно меняется. Перед первым боем ты вообще не понимаешь, что будет происходить, — объясняет Маркова. — Перед вторым-третьим боем за неделю начинаешь прокручивать всю ситуацию в голове, а перед выходом на ринг у тебя начинается мандраж. После пятого поединка начинает приходить спокойствие и уверенность, и единственное, о чем ты думаешь, — победить. На ринге я получаю непередаваемый кайф от процесса. После испытываю настоящую эйфорию, как, впрочем, и все окружающие. Поэтому на таких соревнованиях все очень быстро сдруживаются».

Что касается финансовой стороны — сами по себе открытые ринги не приносят серьезных прибылей, в лучшем случае организаторы выходят в ноль за счет стартовых взносов (в WFL взнос — 2000 рублей, в «Академии бокса» — 1000 рублей со взрослого, дети участвуют бесплатно). При этом чем больше людей будет участвовать в открытых рингах, тем это выгоднее директорам клубов. Клиенты, которые готовятся к соревнованиям, чаще ходят в зал и охотнее платят за персональные тренировки.

Вы не ушиблись?

Если промоутеры профессиональных боев хвастаются количеством нокаутов за вечер, то организаторы открытых рингов делают все, чтобы их было как можно меньше. «Мы гордимся тем, что нокдауны или нокауты — большая редкость на наших турнирах», — говорит директор «Академии бокса» Олег Жадобин.

Минимизация ущерба достигается за счет подбора равных по опыту соперников и экипировки. В «Академии» пары составляют после утреннего взвешивания в день турнира — из близких по весу и навыкам участников. В WFL противники подбираются за месяц до соревнований. Проводится даже пара совместных тренировок, чтобы оценить уровень выступающих.

Бои проходят в шлемах и тренировочных перчатках, которые одновременно мягче и тяжелее боевых: удары в них получаются не такие быстрые и жесткие. Профессионалы или выступающие любители тренируются в таких перчатках, чтобы избегать лишних повреждений и травм. Впрочем, это не всегда спасает. «Вырубить человека можно и в 18-унциевой перчатке. Это вопрос умения и сноровки, — говорит один из участников соревнований. — Люди падают от ударов и на открытых рингах в фитнес-клубах».

 Фото: Иван Воробьев
Фото: Иван Воробьев

Бой могут закончить в любой момент, если рефери покажется, что кому-то начало чересчур доставаться. Сами раунды часто могут длиться не дольше полутора минут. «Если в ринге начинается драка, то мы приостанавливаем бой», — говорит Жадобин. Ощущение опасности сохраняется даже на самых щадящих соревнованиях; на открытых рингах, как и на обычных вечерах профессионального бокса, всегда дежурит бригада скорой помощи.

Интересно, что обычные спарринги в фитнес-клубах порой опаснее самих открытых рингов, поскольку за ними не следят настолько пристально и меньше перестраховываются. Андрей Колочинский, не получавший серьезных повреждений на соревнованиях, рассказывает, что тренировки порой заканчивались разбитым носом, а один раз — трещиной ребра. Иван Воробьев делится историями о том, как побывал в нокдауне и получил травму: «Я как-то поймал удар навстречу, и у меня онемело пол-лица. Я мог прокалывать губу и щеку иголкой и ничего не чувствовал. Это продолжалось где-то месяц».

Маркова свою самую тяжелую травму получила не во время соревнований, а на спарринге с 18-летней Даримой Сандаковой три года назад (сейчас Дарима — член сборной России по боксу и кандидат на попадание в Олимпийскую команду. — Прим. ред.) Легко выброшенный правый навстречу прилетел Марковой точно в нос. Остановить хлынувшую кровь помог пакет со льдом, заготовленный тренером как раз для таких случаев.

«Нос распух и, кажется, даже был сломан, — рассказывает Лена. — Но урок я получила положительный, это научило менябыть более осторожной и расчетливой. Потому что до этого я перла на всех, старалась передавить, в том числе психологически».

Жизнь после ринга

Как всякое сильное хобби, увлечение боксом очень часто не исчерпывается походом в зал два-три раза в неделю и выступлениями на открытых рингах. Бокс вписывает в определенную субкультуру, расширяет круг общения и может даже изменить образ жизни.

«Это наркота. Выйдешь на ринг один раз — и хочется еще. Ты потом живешь от соревнований до соревнований. Приходишь на работу и думаешь: блин, надо драться», — говорит Алла Миркина, которая сейчас тренируется в одном зале с бойцом UFC Александрой Албу и готовится выступать в профессиональных боях.

Иван Воробьев ради заработка фотографирует свадьбы и вечера профессиональных боев, а по выходным занимается своим личным проектом. Иван ездит по детским и любительским турнирам в разных городах, порой проводя в машине по пять-шесть часов. Его цель — поймать моменты, воплощающие, по его мнению, суть бокса, будь то девятилетние дети, проводящие свой первый бой, или рефери, который отлично справляется со своими обязанностями, несмотря на один невидящий глаз.

Фото: Иван Воробьев
Фото: Иван Воробьев

Лена Маркова попрощалась с открытыми рингами год назад: провела свой последний бой и сильно удивила организаторов соревнований, сказав после поединка, сколько ей лет. При этом сейчас Маркова как никогда глубоко погружена в свой любимый вид спорта. Она стала менеджером девушки-боксера из Усть-Илимска — привезла ее из Сибири в Москву, нашла тренера, организовала несколько боев и теперь активно ищет спонсоров и инвесторов, вкладывая в ее продвижение свои личные средства. Мечта Марковой, чтобы ее подопечная достигла того, что хотелось бы сделать ей самой, — выиграла титул чемпионки мира в профессионалах: «Может, она — моя сублимация, и именно поэтому я так с ней ношусь, вкладываю столько сил и энергии. Если она станет чемпионкой, то я буду осознавать, что это произошло в том числе благодаря моим стараниям. Сейчас, когда я погрузилась в профессиональный бокс, многое из того, чем я занималась раньше, кажется мне смешным, но, с другой стороны, каждому свое».

Люди порой играют в бокс, как дети играют в ковбоев и индейцев, но вместо бутафорских лука и стрел здесь — реальный обмен ударами. Опасность пропустить присутствует даже при максимально облегченных правилах. В том числе и поэтому бокс с давних пор и по сей день остается лучшей метафорой любой борьбы и противостояния, которую можно прочувствовать самым телесным образом — достаточно хлесткого удара, разбитой губы или всего лишь капли крови.