Игорь Ганжа и Владимир Яковлев оживили ГУМ

«Живые люди» пробудут в ГУМе до 20 апреля

+T -
Поделиться:

За прошлый год Игорь Ганжа и Владимир Яковлев сфотографировали больше ста человек, большинство персонажей уже видели свои портреты на «Красном Октябре».

И вот теперь Ольга Свиблова предложила показать часть экспозиции на «Фотобиеннале-2010». В ГУМ, одну из площадок биеннале, попали 40 снимков из 100 (для остальных не хватило места), зато увидеть их может гораздо больше людей.

На официальное открытие собралась толпа. Если около одиннадцати вечера (а именно на это время был назначен сбор) на Никольской прохожих почти не осталось, то со стороны Ветошного переулка к ГУМу то и дело подъезжали машины, у входа выстроилась очередь — охранники пропускали строго по спискам. Внутри ГУМа вдоль 2-й линии стояли столы с закуской и алкоголем, вокруг слонялись официанты. Один из менеджеров сурово прикрикнул: «Руки из карманов вытащить, пленку с тарелок снять и улыбаться!»

Пока гости ели канапе с креветками и пили мартини, для них играл джазмен Алексей Новиков. Позже приехала Ольга Свиблова, которая вытащила на сцену продюсера проекта Анну Шпакову и Игоря Ганжу. Жалуясь на то, как сложно ее снимать — портрет Свибловой и портретом-то назвать трудно, на снимке только рука, — Ольга Львовна сказала, что завидует Марку Гарберу, которого сфотографировали в полный рост.

После ее выступления гости снова рассыпались по залу: одни рассматривали фотографии и читали подписи к ним с краткой характеристикой каждого героя, другие сами фотографировались на фоне портретов, загораживая собой фигуру персонажа.

Около портрета Марка Гарбера несколько фотографов обсуждали профессиональную сторону работ: «Какие нерезкие фотографии, когда их печатают маленькими, 15 на 20, тогда все восхищаются. Ну а в таком формате зачем печатать?!»

Николай Канавин и его жена Анжелика общались с Василием Церетели, Самвел Аветисян и Игорь Гурович обсуждали достоинства напитков. Портрет самого Гуровича висел в конце зала, завершая экспозицию — на фото он сидит за барной стойкой, в одной руке дымящаяся сигарета, в другой — рюмка, которую он через секунду поднесет ко рту, глаза прикрыты. Игорь Гурович рассказал, что Ганжа мучил его часа три — все никак не мог ухватить момент.

В конце зала Юлия Десятникова, которая на пару недель прилетела в Москву, разговаривала с Любой Шакс — она и на выставку пришла, в том числе, чтобы познакомиться с Любой Шакс и Ольгой Свибловой. Так что идея Игоря Ганжи своими фотографическими экзерсисами попытаться «превратить “снобщество” в сообщество» удалась.