«Рубль» в «Икре», погром в Baibakov Art Projects, Joy Division в «Солянке»

Участники дискуссии: Сергей Соловьев
Фото: ИТАР-ТАСС
Фото: ИТАР-ТАСС
+T -
Поделиться:

В одном и том же клубе «Икра», с разницей в день, были анонсированы выступления пермского рэпера Сявы, заразившего Интернет своим ютьюбовским роликом «Бодрячком, пацанчики», и новой группы Сергея Шнурова «Рубль».

Явление на клубной сцене Сявы, безусловно, могло стать важным культурным событием: человек выложил на YouTube самодельный ролик и моментально снискал все, за что бьются известные коллективы, — славу, признание, ангажемент и сольник в непоследнем клубе Москвы.

При этом Сява — это не безобидный Петр Налич, а работник жанра гоп-хоп, гибрида густой гопнической эстетики и хип-хопа. Пусть даже гопник он фальшивый (на самом деле в Сяву перевоплощается пермский диджей Слава Мук), но сам по себе жанр более чем убедительный. Если бы сольник состоялся, он стал бы окончательным доказательством того, что одной песни для первого концерта более чем достаточно.

Но, видимо, Сява все-таки переоценил свои силы: композиций у него ровно три, и новых насочинять он не успел. Так что концерт в самый последний момент был отменен.

Назначенное на 30 января первое сольное выступление антикризисного проекта «Рубль» сложилось по-другому. В самом конце декабря Шнуров объявил, что распускает группу «Ленинград», так что и без того нешуточный интерес к «Рублю» был подогрет еще сильнее — и в «Икре» случился первый после Нового года полноценный московский аншлаг. Входящие в зал сразу натыкались на чрезвычайно довольного режиссера Соловьева; чуть осмотревшись, можно было обнаружить музыканта Паука, телеведущего Уткина и насельника Донского монастыря иеромонаха Косьму — понятно, что концерт, собравший такую публику, не мог оказаться совсем уж неудачным.

«Рубль» — это бодрый и грязный гаражный рок с уходами в панк и совсем уж забубенный хэви-метал; сам Шнур в начале концерта аттестовал его как «фитнес-рок». И в самом деле, для самих музыкантов он имеет в первую очередь спортивный смысл — чтобы не потерять форму (на сайте «Рубля» даже можно найти фотографии одного из участников «до» и «после» концерта — с пузом и без).

Фото: ru-bl.ru
Фото: ru-bl.ru

Оказалось, что у «Рубля» не две, не три и не пять песен — у Шнурова случилось что-то вроде болдинской осени, и он накатал песен тридцать, которые все не кончались. Особенной фантазии при такой плодовитости не ждешь, да и жанр не предполагает, так что большинство песен были ужасно похожи, а под конец все слилось в один грохочущий ком. Такую музыку обычно играют подростки в местах типа «Р-клуба», и слышать ее в «Икре» было и смешно, и трогательно одновременно. Программа «Рубля» напоминала сборник песен-анекдотов: напеть не напоешь, но процитировать есть что. «Мир растет на пиздеже — ты завел уже ЖЖ?». «Чтобы сморкаться, не нужен платок — это и есть русский рок». Ну и так далее — от песни «Время доширака» (рифмуется с «ебись оно все раком») до песни BMW, в которой текст состоит из трех слов — BlackMagicWoman. Есть даже медляк, в духе группы «Рондо», с припевом «Пиздец здесь и сейчас, пиздец в каждом из нас».

Шнур потел, офисные работники веселились, но вообще ощущение от всего этого было невеселое. Когда самым актуальным жанром становится остросоциальный панк-рок, то пахнет даже не 1998-м, а 1989-м — временем, когда была популярна песня «Гражданской Обороны» «Все в порядке, заебись», близкая «Рублю» и стилистически, и музыкально. Под эту музыку начинаешь думать, все ли в порядке с активами и куда бы поскорее отправить детей.

Последняя мысль занимает сейчас явно многих, поэтому выставка «Лучшие школы Великобритании», открывшаяся на прошлой неделе в «Ритц-Карлтоне», прошла в атмосфере легкой ажитации — родителей было много, стенды ломились, каталоги расхватывали на ура, а аккуратные воспитанные дети общались с представителями разных колледжей. Почетным гостем стал британский писатель Мэтт Уаймен, автор нескольких романов о подростках и ведущий рубрики вопросов и ответов в журнале для девочек Bliss. В субботу Уаймен читал в Пушкинском музее лекцию про специфику британского образования, но выступление его, к общему недоумению, свелось к банальным и самоочевидным вещам («в Британии есть государственные школы и есть частные, и те и другие хороши»).

В конце концов Уаймен сбился на родную ему стилистику журнала для девочек («в новой школе вам поначалу будет грустно, но не отчаивайтесь!») — и люди разочарованно потянулись к выходу. Впрочем, и из этой беспомощной лекции можно было сделать оптимистичные выводы: если даже такой щелкунчик является в Британии востребованным колумнистом, то, значит, сферу журналистики рецессия пока практически не затронула

 Алексей Мунипов

Еще на прошлой неделе в Москве

31 января на фабрике «Красный Октябрь» Андрей Бартенев с группой единомышленников разгромил инсталляцию Кати Бочавар «Кушать подано!» — при помощи молотов, топоров и электропил они сломали 32-метровый гипсовый стол на деревянно-железной раме. Бочавар не возражала и даже сама помогала погромщикам. Но прежде чем ломать стол, участники перформанса кидали друга в друга торты, поливали друг друга молоком, сметаной, забрасывали рисом и макаронами. Мероприятие называлось «Мюзикл просроченных продуктов».

2 февраля в «Солянке» прошел предпремьерный показ документального фильма Joy Division — обстоятельного кино про группу, ее лидера Яна Кертиса и про город Манчестер. После фильма экс-главный редактор Wallpaper Вадим Ясногородский ставил музыку 80-х.

 

Мария Федоренко

Комментировать Всего 1 комментарий
Я там встретил толковейших режиссеров — отличных режиссеров нового поколения. Хлебников там был, я с ним здоровкался. Да и вообще очень много хороших людей, в том числе и из Ленинграда. Они очень по-доброму и без всяких оппозиционно-конфронтационных мим общались друг с другом, со мной, с Сережей. Так что там был замечательный народ.

Я очень хорошо отношусь к Шнуру, мы с ним дружим, и я с большим интересом слежу за его развитием и преображением. А оценок пока никаких дать не могу, все пока находится в процессе становления. Скажу одно: новое становление Шнура проходит успешно.