Анна Варга: Насилие — это вопрос взаимодействия

По новому французскому закону за оскорбление жены или мужа можно получить тюремный срок

+T -
Поделиться:
Подробнее

Во Франции принят первый в мире закон, который вводит тюремное наказание за «психологическое насилие» в браке. «Психологическое насилие» — это многократные словесные оскорбления супруга или партнера, моральное давление, несправедливые обвинения или же угроза физической расправы, говорится в документе. Обидчика могут осудить на срок от трех до пяти лет и к тому же оштрафовать на 45-75 тысяч евро.

Юристы считают, что в нынешнем виде применять закон нельзя. Виржини Дюваль, глава профсоюза судей, и вовсе обозвала его «совершенной нелепостью с точки зрения французского права». По ее мнению, доказать в суде сам факт психологического насилия не получится, кроме того, закон скорее испортит отношения во французских семьях, а не улучшит.

В то же время соавтор закона Даниэль Буске (Danielle Bousquet) заявила, что откладывать принятие документа было больше невозможно, так как количество женщин, пострадавших от насилия, слишком велико (только по официальной статистике в 2008 году от рук мужей погибли 156 француженок). При этом, по мнению Буске и ее соавтора Ги Жоффруа (Guy Geoffroy), психологическое насилие в семье ведет к физическому. Национальное собрание и cенат Франции единогласно и без изменений приняли закон во второй редакции.

Теперь, если женщина заявляет о супружеском насилии, ее по решению судьи могут отправить в центр социальной защиты. Кроме того, французские власти будут использовать «электронные браслеты», которые не позволят мужу приближаться к жертве ближе, чем на сто метров.

Закон вступит в силу с сентября 2010 года.

Анна Варга

   Непонятно, как это мерить, что считать насилием. Нужно же как-то измерить ущерб. По идее, вот меня назвали «сукой», я пошла, заявила на своего мужа и утверждаю, что это нанесло мне тяжелейший ущерб. И тогда меня надо как-то тестировать, смотреть, есть ли у меня реакции острого горя, развивается ли у меня соматическое стрессовое расстройство. В общем, мысль, конечно, интересная, но механизм реализации мне не очень понятен. Ну это как обычно для всех законов.

 

Честно говоря, можно ли считать этот закон правильным, я вообще не знаю… Понимаете, когда речь идет о людях, мы встречаемся с веером вариантов поведения. Да, есть такие семейные конфликты, которые людьми переживаются очень тяжело, но при этом если вы видите, что эти конфликты происходят постоянно, а люди не расходятся и живут в течение многих лет вместе (при том что у них нет такой ситуации, что жена тотально финансово зависит от мужа и без него пропадет), значит, есть способ использования этих конфликтов для стабильности их пары. И это все очень неоднозначно. В тот момент, когда конфликт происходит, обидно. В тот момент, когда происходит примирение после этого конфликта, все шикарно. Может, они ругаются, потому что, когда они после этого занимаются сексом, он у них очень яркий. То есть это все очень тонкие вещи, индивидуальные. В общем, закономерности нет.

Физическое насилие можно зафиксировать, вы его видите, и можно оценить ущерб, нанесенный телу. А психологическое насилие… И даже если мы говорим о физическом насилии, если это, например, какой-нибудь садомазо-сексуальный контакт, там есть боль, но она включена в систему удовольствия и не воспринимается как насилие. То есть насилие в данном случае — это вопрос взаимодействия, когда один другому наносит физический ущерб вопреки желанию другого. «Я не хотел, а она (или он) это делала». И это понятно, потому что если я хотел, то я не жалуюсь, а если не хотел, то пойду и пожалуюсь. И, может быть, здесь есть какое-то рациональное зерно, что если ты пожаловался, значит, это было психологическое насилие.

Но дальше надо думать, что это дает, например, отношениям в паре. Вот я тебя оскорбил, ты на меня пожаловалась, меня наказали каким-то образом, оштрафовали или в тюрьму посадили. И дальше, видимо, либо наши отношения заканчиваются, либо что? Либо гнев мой будет настолько силен, что вероятность следующего нарастающего насилия очень высока. Или, наоборот, вмешательство государства вызвало у меня просветление и раскаяние?

И потом, ну что нам говорить про законы во Франции? Мы живем в стране, где правовое сознание равно нулю. Я, как житель России, понимаю прекрасно, что проще разобраться своими силами, чем привлекать какие-то государственные органы.   

Комментировать Всего 6 комментариев

Непонятно, как это мерить, что считать насилием. Нужно же как-то измерить ущерб. По идее, вот меня назвали «сукой», я пошла, заявила на своего мужа и утверждаю, что это нанесло мне тяжелейший ущерб. И тогда меня надо как-то тестировать, смотреть, есть ли у меня реакции острого горя, развивается ли у меня соматическое стрессовое расстройство. В общем, мысль, конечно, интересная, но механизм реализации мне не очень понятен. Ну это как обычно для всех законов.

Читать дальше

Честно говоря, можно ли считать этот закон правильным, я вообще не знаю… Понимаете, когда речь идет о людях, мы встречаемся с веером вариантов поведения. Да, есть такие семейные конфликты, которые людьми переживаются очень тяжело, но при этом если вы видите, что эти конфликты происходят постоянно, а люди не расходятся и живут в течение многих лет вместе (при том что у них нет такой ситуации, что жена тотально финансово зависит от мужа и без него пропадет), значит, есть способ использования этих конфликтов для стабильности их пары. И это все очень неоднозначно. В тот момент, когда конфликт происходит, обидно. В тот момент, когда происходит примирение после этого конфликта, все шикарно. Может, они ругаются, потому что, когда они после этого занимаются сексом, он у них очень яркий. То есть это все очень тонкие вещи, индивидуальные. В общем, закономерности нет.

Свернуть

Физическое насилие можно зафиксировать, вы его видите, и можно оценить ущерб, нанесенный телу. А психологическое насилие… И даже если мы говорим о физическом насилии, если это, например, какой-нибудь садомазо-сексуальный контакт, там есть боль, но она включена в систему удовольствия и не воспринимается как насилие. То есть насилие в данном случае — это вопрос взаимодействия, когда один другому наносит физический ущерб вопреки желанию другого. «Я не хотел, а она (или он) это делала». И это понятно, потому что если я хотел, то я не жалуюсь, а если не хотел, то пойду и пожалуюсь. И, может быть, здесь есть какое-то рациональное зерно, что если ты пожаловался, значит, это было психологическое насилие.

Но дальше надо думать, что это дает, например, отношениям в паре. Вот я тебя оскорбил, ты на меня пожаловалась, меня наказали каким-то образом, оштрафовали или в тюрьму посадили. И дальше, видимо, либо наши отношения заканчиваются, либо что? Либо гнев мой будет настолько силен, что вероятность следующего нарастающего насилия очень высока. Или, наоборот, вмешательство государства вызвало у меня просветление и раскаяние?

И потом, ну что нам говорить про законы во Франции? Мы живем в стране, где правовое сознание равно нулю. Я, как житель России, понимаю прекрасно, что проще разобраться своими силами, чем привлекать какие-то государственные органы.

"По идее, вот меня назвали «сукой», я пошла, заявила на своего мужа и утверждаю, что это нанесло мне тяжелейший ущерб. И тогда меня надо как-то тестировать, смотреть, есть ли у меня реакции острого горя, развивается ли у меня соматическое стрессовое расстройство. В общем, мысль, конечно, интересная, но механизм реализации мне не очень понятен".

Я бы предположил, что тестировать человека надо в том случае, когда он (она) при частом соматическом стрессовом расстройстве из-за семейных неурядиц не подает на развод и не разводится:) Уже не говоря о случаях, когда он (она) выбирает вариант постоянным жалоб всем вокруг, вызовов милиции или обращений в суд. Я бы предположил... Предположил, если бы не был уверен, что позиция "сделайте что-то с моим выбором, внешними обстоятельствами за меня" в некоторых случаях настолько глубинна, естественна, востребована и не поддается изменению, что критиковать её, рассуждать о ней не в кругу абсолютно понимающих тебя людей просто бессмысленно, глупо и вредно. .

.

Ну, и еще, конечно, в жизни всякое случается...

Интересно, будут ли люди еще аккуратнее подходить к заключению браков, если закон запретит орать друг на друга?

а как же в радости и в горе...ох, черт! морально устарело.

Автобус в час пик. Мужчина спрашивает у впереди стоящей девушки

- Рыбонька, ты выходишь?

Девушка про себя "Так рыбонька - это щука, щука - это зубастая, зубастая - это собака, собака - это сука"

- Товарищи ! Вы все слышали? Он меня блядью назвал....

Эту реплику поддерживают: Артем Оганов, Дмитрий Работягов

Наорал, поругал в тюрьму... а раньше было Украл выпил в тюрьму)

Когда поругаешься с близким человеком, а потом помиришься, то ощущение как будто стал любить его еще больше и обещаешь себе больше не делать такого!...) 

а так сразу в тюрьму!... 

Напоминает ситуацию со скандинавскими странами - ребенок, если обиделся на маму, может пожаловаться воспитателю или учителю, что его ударили. Маму ограничат в правах, ребенка заберут в социальное учреждение.

Возникает вопрос - во Франции нет законов, которые позволяют отдельно развестись с человеком, потом с него взыскать ущерб за всяческое насилие, которое можно будет доказать?? Зачем отдельный акт принимать?

В России такие законы есть, другой вопрос, что они вообще не работают и даже новый отдельный закон ничего не решил бы. Но Франция - не Россия.

Федор Гнучев Комментарий удален