Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Андрей Архангельский   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Ренат Давлетгильдеев   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Наталья Плеханова   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Саша Чернякова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Владимир Паперный

Владимир Паперный: Апология модернизма

+T -
Поделиться:

Начну с провокационных заявлений.

1. Маркс — великий философ.

2. Малевич — великий художник.

3. Ле Корбюзье — великий архитектор.

Какая-то часть читателей, грязно выругавшись, немедленно переключится на колонку Наврозова, и я их понимаю. Сам часто с удовольствием читаю колонку Наврозова вместо того, чтобы писать свою собственную. Тем же, кто, стиснув зубы, решится читать дальше, объясняю свою позицию.

Нельзя сказать, чтобы разочарование в модернизме существовало только в России и только в настоящий момент. Это разочарование (или неочарование) возникло практически одновременно с модернизмом и возникло везде, где существовал модернизм, но в России (как и все в России) оно приобрело специфические черты. В СССР 1930-х никакой серьезной критики модернизма быть не могло, много писалось о «троцкистской сущности рационализма и механистической сущности конструктивизма». В 1960-х появилась статья советского философа Михаила Лифшица «Почему я не модернист». Лифшиц, ученик и соратник Дьёрдя Лукача, считал, что именно модернизм выпустил джинна тоталитаризма и террора из бутылки и что Пикассо в каком-то смысле породил Гитлера. Понятно, что марксист Лифшиц не делал следующего логического хода — не обвинял Маркса за то, что тот породил модернизм, но сегодня сваливание в кучу и топтание самых разных «измов»: коммунизма, модернизма, социализма, авангардизма, марксизма, концептуализма и т. д. — становится в России чем-то вроде национального спорта.

Начнем с того, что считать Маркса ответственным за ужасы советского террора так же нелепо, как обвинять Ле Корбюзье в строительстве хрущоб. Выражение «диктатура пролетариата», краеугольный камень политики Ленина — Сталина, было употреблено Марксом всего один раз и то в частном письме. Хотя Маркс и оправдывал «роль насилия в истории», он был против террора и осуждал методы Парижской коммуны. Но самое главное, если утопическую часть философии Маркса (бесклассовое общество, отмирание государства, каждому по потребностям) можно считать провалившейся, то критическая часть его философии повлияла на всех без исключения последующих мыслителей, независимо от того, были они согласны с Марксом или нет. Маркс, а потом Фрейд показали иллюзорность представления классической философии о «прозрачности» сознания субъекта для самого себя. Это сознание «замутнено» экономическим статусом субъекта (Маркс) и его подсознанием (Фрейд). В этом смысле их можно считать родоначальниками модернизма.

Чтобы понять, почему возникновение модернизма в искусстве воспринималось многими современниками как глоток свежего воздуха, стоит посетить музей Гетти в Лос-Анджелесе. Попробуйте пройти мимо этих квадратных километров холстов с уныло однообразными европейскими пейзажами и натюрмортами XIX века, как вас охватит такая непреодолимая скука, что черный квадрат Малевича покажется вам лучом света в темном царстве. Кстати о Малевиче. Пока я судил о нем по репродукциям, он казался мне примитивным, схематичным и безжизненным. Но стоило мне попасть на большую выставку Малевича и подойти к его холстам поближе, я увидел художника, увлеченного живописной поверхностью. Черный квадрат оказался совсем не черным, за ним скрывалась глубина, многозначность и многослойность.

Фото автора
Фото автора
«Черный квадрат» Казимира Малевича, 1915 г.

И наконец, о Ле Корбюзье, или Корбю, как его называют архитекторы. От некоторых его теоретических текстов сегодня волосы встают дыбом. Его проект реконструкции Москвы — технократическое варварство. Но посмотрите, с какой легкостью он отказывался от своих теорий, своих пяти принципов, например, когда в нем просыпался художник. Трудно поверить, что примитивный «план Вуазен» и бесконечно сложное поэтическое пространство капеллы Роншан создал один человек.

В заключение несколько слов о Сантьяго Калатраве, уже изрядно потоптанном на этом сайте. Калатрава до известной степени шарлатан. Создавая образ инженерной конструкции, он не брезгует фиктивными инженерными деталями, иногда сделанными из пенопласта. Но в таком же шарлатанстве можно обвинить и Гинзбурга, и Мельникова, декорировавших кирпичную кладку под железобетон, а если угодно, и создателей Парфенона, Калликрата и Иктина, имитировавших в камне деревянные конструкции. Мост Конституции в Венеции — пример удачной постройки Калатравы. Там нет фиктивных деталей, и он очень осторожно и деликатно вписан в среду. Мост вступает в диалог и с архитектурой Ренессанса, и с функционализмом вокзала, построенного в начале 50-х.

Фото автора
Фото автора
Венецианский мост Конституции, архитектор Калатрава. 2007 г.

Давайте судить о творцах по лучшему из того, что они создали.

Комментировать Всего 31 комментарий
Давайте судить о творцах по лучшему из того, что они создали.

Давайте!

А еще давайте это перенесем на отношение к жизни вообще и давайте почаще оставлять позади старое и обидное и начинать почаще с позитивного чистого листа !

Эту реплику поддерживают: Владимир Паперный, Алексей Добкин

А кто решает, что лyчшее, а что - нет?

Хyдожника надо сyдить по законам, которые он нарyшил, или по законам, которые он создал?

Решает каждый из нас. Судить, я думаю, нужно и по тем, и по другим законам. Некоторые внесли свой вклад только разрушая, т. е. расчищая площадку для других. Некоторые создавали новые системы и новые законы. Из художников, например, Сёра, из музыкантов, мне кажется, Шёнберг.

"Чёрное на чёрном"

Где-то читал, что именно так правильно называется эта гениальная работа Малевича. Если бы она была абсолютно ровно-чёрной, невыгоревшей, она была бы не хуже, не менее интересной и провоцирующе-полезной, поскольку находится на стыке визуальной культуры и философии. Люди, выискивающие в ней глубины нечёрности, обесценивают её, как эпохальный, глубочайший концепт.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

"Чёрное на чёрном"

Масляные краски практически не выгорают. Если посмотреть вблизи на квадрат Малевича, то видно, что кроме концепта его волновала фактура, глубина и проступающая сквозь черный цвет многоцветность. Не думаю, что он просто не умел закрашивать ровно.

Масляные краски жухнут. Настоящий художник не должен уметь закрашивать ровно. Даже если бы на этой картине проступала радуга, она ценна своим супрематизмом - максимальным, предельным выражением того, что волновало художника, а именно: "чёрное на чёрном", раз уж он так сам её назвал.

Впрочем, из меня спорщик - никакой. 

Эту реплику поддерживают: Евгений Стариков

"Не думаю, что он просто не умел закрашивать ровно."

Я тоже не думаю))

Тот вариант "квадрата"  который я  видел незаконным образом в 70-е годы в запасниках Русского музея был, по моим тогдашним ощущениям,  не черным и не квадратом. Очень глубокий темно коричневый цвет, за которым чудится масса других. И слегка неправильный четыроехугольник, тесно вписанный в квадратный холст. Возникало ощущение, что он там шевелится.

Собственно, и на приведенном фото - тоже это чудится.

Эту реплику поддерживают: Владимир Генин

то критическая часть его философии повлияла на всех без исключения последующих мыслителей, независимо от того, были они согласны с Марксом или нет.

А о чем, собственно, речь идет? Субъективность познания ещё старина Декарт (в шекспировскую эпоху!!!!) внятно и вполне громогласно постулировал, это не говоря о Сиддхарте Гаутаме и Бодхидхарме. Маркс-то что "своего" привнес?

Эту реплику поддерживают: Михаил Калужский

Маркс-то что "своего" привнес?

Речь идет не о субъективности сознания, а о детерминированности сознания. До Маркса никто напрямую не связывал сознание с экономикой (как до Фрейда — с подсознательным). По Марксу, греческие философы никогда не высказывались на темы рабовладения, потому что владели рабами. Это, на мой взгляд, радикальный шаг в понимании сознания, который, разумеется, был дискредитирован советскими вульгаризаторами.

ОК, но "экономическая детерминированность" сознания является лишь частным случаем субъективности сознания, причем, на мой взгляд, значение экономической детерминации марксистами совершенно необоснованно завышается. С тем же успехом, можно было бы ссылаться на гендерную или конфессиональную детерминированность. То есть, Маркс достаточно грубо экстраполировал один из факторов, влияющих на сознание на все формы социального сознания, совершив тем самым "подвиг", сравнимый с таковым авторов популярных "расовых доктрин" прошлого века.

Поймите правильно, я очень уважаю Маркса, но его популярность как философа, сродни популярности Дюма-отца как писателя.

Сергей, тогда возникает вопрос: за что Вы его уважаете?

За верность своим убеждениям. Он мог себе позволить гораздо более упорядоченный и благополучный образ жизни в качестве профессора в каком-нибудь провинциальном прусском университете. Вообще, есть масса людей, которых я на дух не переношу, но уважаю.

"Попробуйте пройти мимо этих квадратных километров холстов с уныло однообразными европейскими пейзажами и натюрмортами XIX века, как вас охватит такая непреодолимая скука"

Инстересно, а что охватит нас, если идти мимо квадратных километров холстов с квадратами разных цветов?

Эту реплику поддерживают: Сергей Кондрашов

Можно же в порядке эксперимента арендовать велосипед и пару недель кататься среди однообразных голландских пейзажей...... Наскучит?

шизофрения охватит

Хорошо понимаю, как каждый охотник желает укусить Малевича и весь супрематизм целиком. Но ЧК Малевича первый, и потому единственный. Уорхол, Дюшан и ко отдыхают в сторонке, и скоро забудутся, а Малевич чем дальше, тем круче.

Далекий от желания кусать кого либо, хотел лишь намекнуть, что не совсем честно пенять на скуку залов европейской живописи 19-го века - залы суперматизма 20-го будут грешить тем-же. Можно даже обойтись одним залом, выставляющим квадраты Малевича, который создал несколько копий черного квадрата, присовокупив к ним красный квадрат, белый квадрат и желтый квадрат.

Дюшана, как родителя редимейда, мы даже если сильно захотим забыть - не сможем.

блин, неосторожно задел популярную кнопку

Я вот забыл

Это не совсем корректное сравнение. Европейские холсты XIX века написаны разными художниками, а квадраты разных цветов — это главным образом Малевич. Если пройти мимо "квадратных километров холстов" разных художников эпохи Малевича, это может вызвать разные чувства, но скучно, я думаю, не покажется.

Об этом уже столько всего сказано, что и говорить как-то стыдно.

Просвещать невеж ? Ну их в баню, пусть счастливо и комфортно варятся в своем соку неведения.

Насчет Уорхола и Дюшана -- сомневаюсь, что их забудут, так как забываются картины, а идеи живут вечно, пока есть мозги и пока есть человек, их несущий в своем черепе.

Эту реплику поддерживают: Дария Долорес

А "квадрат" Малевича - это самая серьезная и сильная дискуссия  с Богом, которую я видел в искусстве.

Збышек, ну как языческие символы супрематизма могут "серьезно и сильно" дискутировать с Богом? Если только в том смысле, что с Богом "дискутирует" все сущее?

Ну так, что этот квадрат лишь иллюстрация к тексту про супрематизм, в котором Малевич выводит свою концепцию существования разума, земли и вселенной, которую впоследствии противопоставляет всем существующим религиям, включая христианство.

А непосредственно Квадратом, он говорит -- вот смотрите - здесь нет Души. Здесь вообще ничего нет, и тем не менее - это искусство, тем не менее это новая икона торжества Разума, вскрывшего свой мозг им же самим.

Збышек, словосочетание "дискуссия с богом " - это оксюморон.  Малевич - не художник и не ученый, а очень неглупый человек и фокусник (его движущийся квадрат из разряда картинок, где человек хмурится, а под другим углом смеется), который понял "откуда ветер дует", но все же не догадался, что будет ураган.

аааа...аахаха))

В таком случае надо сперва договориться что такое "художник" ))

В моем разумении, Малевич -- один из немногих стилеобразующих художников-философов. Таких можно пересчитать по пальцам  рук. Пальцы ног уже не потребуются.

Причем Малевич чрезвычайно поэтизированный тип. В его манифесте Супрематизма та же самая знергетика, что и во "флейте-позвоночнике" Маяковского.

"Художник может быть творцом тогда, когда формы его картины не имеют ничего общего с натурой."  К.Малевич

далее цитата :

Цель супрематизма — выражение реальности в простых формах (прямая, квадрат, треугольник, круг), которые лежат в основе всех других форм физического мира. В супрематических картинах остутствует представление о «верхе» и «низе», «левом» и «правом» — все направления равноправны, как в космическом пространстве. Пространство картины больше неподвластно земному тяготению (ориентация «верх — низ»), оно перестало быть геоцентричным, то есть «частным случаем» вселенной. Возникает самостоятельный мир, замкнутый в себе, и в то же время соотнесенный как равный с универсальной мировой гармонией. Изобразительным манифестом супрематизма стала знаменитая картина Малевича «Черный квадрат» (1915). Теоретическое обоснование метода Малевич изложил в работе «От кубизма и футуризма к супрематизму... Новый живописный реализм...» (1916). Последователи и ученики Малевича в 1916 г. объединились в группу «Супремус». Супрематический метод они пытались распространить не только на живопись, но и на книжную графику, прикладное искусство, архитектуру. Выйдя за пределы России, супрематизм оказал заметное влияние на всю мировую художественную культуру.

"Малевич - не художник и не ученый"

Если исключить из рассмотрения собственно  изобразительные, то есть, пластические искусства - то да, можно с этим согласиться.

А если не исключать, то Малевич оказывается одной из крупнейших фигур ХХ века.  И отнюдь не из-за одного "Черного квадрата".

Тоталитаризм как порождение модернизма

Любопытно, что, скажем в музыке и литературе, именно эта мысль стала одной из самых больших несправедливостей. Я о "Докторе Фаустусе" Томаса Манна. Используя двенадцатитновую систему Шенберга как главное достижение Адриана Леверкюна, Томас Манн сильно грешит против истории. У него выходит, что вся эта новая гармония - порождение дьявола/сифилиса, с очевидным намеком на грядущий Третий Рейх как наказание за договор с . А в реальности Шенберг, его ученики и адепты стали основной мишенью геббельсовской пропаганды, причислившей атональную музыку к дегенеративной...

Забавно, что именно, благодаря этой подтасовке, роман Манна спокойно и неоднократно издавался в СССР, где двенадцатитоновая система существовала под грифом "сумбур вместо музыки"... 

Эту реплику поддерживают: Владимир Паперный, Сергей Антонов

Мне и похвалить Вас хочется, Владимир, и "грязно выругаться". Сейчас объясню свою неоднородность:

" Маркс - великий философ" - это в точку, хотя совсем не модно так говорить.

"Малевич - великий художник" - не считаю супрематистов художниками, они, скорее, - оракулы, но не художники.

"Ле Корбюзье — великий архитектор" - тут я в тяжелом раздумье.... не великий, а талантливый, которому повезло "завернуть" эпоху.

А мост Калатравы совсем не плох, Вы правы. Было бы лучше и без вокзала и без моста, но эти "прыщики" на теле города теперь друг друга уравновесили.

Спасибо, Мария. Тут все дело в том, что мы называем словом "великий". Я согласен с Исайей Берлиным, что "великий" не обязательно значит "хороший". Великий — это тот, который изменил ход истории. Для Берлина, в этом смысле, и Сталин великий (хотя и злодей). Петра Первого мы ведь называем Великим, хотя сколько голов он собственноручно отрубил стрельцам! А с авангардным искусством вообще все сложно. На мой взгляд, самое слабое, что есть в авангарде, это когда авангардист имитирует предыдущих авангардистов, то есть художник становится бунтарем-традиционалистом или низвергателем-профессионалом. Малевич, надо отдать ему должное, никого не имитировал. Что касается Ле Корбюзье, если Вы не были в капелле Роншан, зайдите туда — никаких сомнений в его величии не останется. Итак, спасибо за похвалу, с нетерпением жду грязной ругани:))

Владимир, я и в самом деле начну ругаться, если Ваши ответы так и не будут попадать в мои "сообщения":)

То есть я могу их увидеть, но, только зайдя в колонку... 

Мария, у меня та же проблема, давайте вместе ругать моего сына Митю, который руководит этим сайтом.