Алексей Алексенко   /  Екатерина Шульман   /  Виктор Ерофеев   /  Владислав Иноземцев   /  Александр Баунов   /  Александр Невзоров   /  Андрей Курпатов   /  Михаил Зыгарь   /  Дмитрий Глуховский   /  Ксения Собчак   /  Станислав Белковский   /  Константин Зарубин   /  Валерий Панюшкин   /  Николай Усков   /  Ксения Туркова   /  Артем Рондарев   /  Алексей Алексеев   /  Александр Аузан   /  Евгений Бабушкин   /  Алексей Байер   /  Олег Батлук   /  Леонид Бершидский   /  Андрей Бильжо   /  Максим Блант   /  Михаил Блинкин   /  Георгий Бовт   /  Юрий Богомолов   /  Владимир Буковский   /  Дмитрий Бутрин   /  Дмитрий Быков   /  Илья Васюнин   /  Алена Владимирская   /  Дмитрий Воденников   /  Владимир Войнович   /  Дмитрий Волков   /  Карен Газарян   /  Василий Гатов   /  Марат Гельман   /  Леонид Гозман   /  Мария Голованивская   /  Александр Гольц   /  Линор Горалик   /  Борис Грозовский   /  Дмитрий Губин   /  Дмитрий Гудков   /  Юлия Гусарова   /  Иван Давыдов   /  Владислав Дегтярев   /  Орхан Джемаль   /  Владимир Долгий-Рапопорт   /  Юлия Дудкина   /  Елена Егерева   /  Михаил Елизаров   /  Владимир Есипов   /  Андрей Звягинцев   /  Елена Зелинская   /  Дима Зицер   /  Михаил Идов   /  Олег Кашин   /  Леон Кейн   /  Николай Клименюк   /  Алексей Ковалев   /  Михаил Козырев   /  Сергей Корзун   /  Максим Котин   /  Татьяна Краснова   /  Антон Красовский   /  Федор Крашенинников   /  Станислав Кувалдин   /  Станислав Кучер   /  Татьяна Лазарева   /  Евгений Левкович   /  Павел Лемберский   /  Дмитрий Леонтьев   /  Сергей Лесневский   /  Андрей Макаревич   /  Алексей Малашенко   /  Татьяна Малкина   /  Илья Мильштейн   /  Борис Минаев   /  Александр Минкин   /  Геворг Мирзаян   /  Светлана Миронюк   /  Андрей Мовчан   /  Александр Морозов   /  Егор Мостовщиков   /  Александр Мурашев   /  Катерина Мурашова   /  Андрей Наврозов   /  Сергей Николаевич   /  Елена Новоселова   /  Антон Носик   /  Дмитрий Орешкин   /  Елизавета Осетинская   /  Иван Охлобыстин   /  Глеб Павловский   /  Владимир Паперный   /  Владимир Пахомов   /  Андрей Перцев   /  Людмила Петрановская   /  Юрий Пивоваров   /  Владимир Познер   /  Вера Полозкова   /  Игорь Порошин   /  Захар Прилепин   /  Ирина Прохорова   /  Григорий Ревзин   /  Генри Резник   /  Александр Роднянский   /  Евгений Ройзман   /  Ольга Романова   /  Екатерина Романовская   /  Вадим Рутковский   /  Саша Рязанцев   /  Эдуард Сагалаев   /  Игорь Свинаренко   /  Сергей Сельянов   /  Ксения Семенова   /  Ольга Серебряная   /  Денис Симачев   /  Маша Слоним   /  Ксения Соколова   /  Владимир Сорокин   /  Аркадий Сухолуцкий   /  Михаил Таратута   /  Алексей Тарханов   /  Олег Теплов   /  Павел Теплухин   /  Борис Титов   /  Людмила Улицкая   /  Анатолий Ульянов   /  Василий Уткин   /  Аля Харченко   /  Арина Холина   /  Алексей Цветков   /  Сергей Цехмистренко   /  Виктория Чарочкина   /  Настя Черникова   /  Ксения Чудинова   /  Григорий Чхартишвили   /  Cергей Шаргунов   /  Михаил Шевчук   /  Виктор Шендерович   /  Константин Эггерт   /  Все

Наши колумнисты

Владимир Сорокин

Владимир Сорокин: 
Блакитне сало

Идея сия возникла в достопамятном 1999-м в застольном разговоре с тогдашним моим издателем Сашей Ивановым. Речь шла о моем романе «Голубое сало», не так давно вышедшем в Ad Marginem и вызвавшем адекватную (и не очень) реакцию читающей (и не очень) публики

Иллюстрация: Алексей Курбатов
Иллюстрация: Алексей Курбатов
+T -
Поделиться:

Немецкие филологи-энтузиасты в ту же пору решили перевести этот непростой роман на немецкий, что вызвало у автора ряд вопросов и опасений, с которыми он и решил поделиться с издателем за «локтем» (семь рюмок в ряд на деревянной подставке) водки «Семь футов под килем» в трактире «Рюмка». В результате продолжительной дискуссии, сопровождающейся выпиванием и закусыванием, мы пришли к выводу, что немецкому читателю, мягко говоря, будет непросто разобраться с этим текстом. Естественно, возник вопрос-антитезис: в лоне какого иностранного языка «Голубое сало» будет чувствовать себя комфортно?

— По-китайски! — заметил Саша и рассмеялся.

— А может — по-украински? — спонтанно предложил я, скользнув взглядом по тарелке с нарезанным и обложенным солеными огурчиками салом.

— Вот это будет реально круто! — сказал Саша, перестав смеяться.

Разговор утек в прошлое, мечта осталась: «Блакитне сало». Эстетство, снобизм, просветительство и полнейшее торжество филологии.

Однако воплотиться мечте суждено будет только через 12 лет: в следующем году харьковское издательство «Фолио» выпустит долгожданную книгу, переливающуюся сальной голубизной.

А в этом году на той неделе состоялось появление на свет божий украинских «Дня опричника» и «Сахарного Кремля». Эта промежуточная идея пришла в голову русско-украинскому писателю и моему другу Андрею Куркову, решившему, что для начала нехай украiнськi читачi сперва проглотят что-то попроще, чем «ГС».

Автор был не против.

Перевод книг, сделанный молодым филологом Александром Ушкаловым, украинцы похвалили, я тоже читаю сейчас с удовольствием:

«Прозорiсть у всьому», — як каже наш Государ. I слава Богу: ми в себе на батькiвщинi, чого соромитись.»

Или:

«Росiйська страховка — найкращий захист вiд кiберпанкiв».

Вполне достойно звучит!

В результате усилиями Куркова и при поддержке известного киевского финансиста и мецената Александра Савченко состоялись не только издание, но и анабазис, сопровождавший выход двух карнавально оформленных книжек: Харьков — Киев — Каменец-Подольский — Черновцы. На машине Андрея под музыку «Океана Эльзи» мы проехали через пол-Украины. Что вам сказать, господа снобы? Ехал, смотрел и завидовал. Речь идет не о городах: города везде разные, на Украине, так же как и повсюду, есть очень красивые (Черновцы), музейно-туристические (Каменец-Подольский) и убогие (Житомир). С городами все более-менее понятно. А вот провинция... Русскую провинцию я знаю порядочно. Украинскую узрел впервые. Деревенских нелепостей в ней хватает. Но по духу своему ближе она к провинции европейской, чем к нашей. Ибо в ней есть европейская укорененная идея порядка и здорового эгоизма. Да и благополучия в ней гораздо больше: уютные домики и дома достаточные, стада коров на полях и одинокие коровы с краю деревень, козы под ракитами, гуси у водоемов, куры и индюки в палисадниках, черная лохматая собачка, с важным видом сидящая у шоссе и наблюдающая за проходящим транспортом. Лошади, пасущиеся и запряженные, часто по двое в грядку. В отличие от нашей умирающей деревни гужевой транспорт украинскую не покидает. А где скотина — там и достаток. У нас же в деревнях скотинушка-то под нож идет...

А здесь коровы пасутся, гуси гогочут, жирные поля распаханы, стаи воронья кружат над ними, а повыше, над дубовыми и буковыми перелесками в синеве высокого осеннего неба скользят медленные коршуны.

В городах же были встречи с читателями, интервью, посиделки и прочая. Как всегда приятно радовали мягкость и толерантность украинских характеров, непосредственность суждений и живой интерес к русской жизни и литературе. Да и люди встретились достойные — литераторы, бизнесмены, политики, музыканты, кузнецы, этноэнтузиасты, студенты, гурманы.

Удивило и обрадовало многое.

А что потрясло? Мясной павильон центрального харьковского рынка. Я обожаю рынки, но нигде не видал ничего подобного: длинное здание, на вокзал похожее, занятое сплошь мясными рядами. Там настоящий мир мяса во всей полноте своей. Инсталляция. Это потрясает. Це неопiсуемо…Дэмиен Хёрст со своими распиленными вдоль телятами отдохнет. Если бы убежденный вегетарианец Пол Маккартни попал туда, его хватил бы удар: одних свиных ушей сотни! А бычьих хвостов… И конечно же — сало. Неумолкаемая симфония Сала. Оно представлено во всем многообразии, оно приехало на это убойное биеннале с тех самых черноземных полей: свежее, соленое, копченое, перченое, тонкое поросячье, толстенное кабанье, наконец — почiрiвка (сало, деликатно запеченное в печи), способная вкусом своим потрясти не только неокрепшие души юных гурманов, но и зрелых любителей этой субстанции.

— Такого сала ви нi в кого не знайдете! — говорит мне крестьянин со стальным зубом и показывает кусок толщиною с подарочное издание «Войны и мира».

Национальный бренд.

Не хватает, ох, не хватает на харьковском рынке скульптуры Афродиты из сала. Я первый бы возложил к ее ногам девственную лилию и пролил бы на перси богини добрую чарку горилки.

Местная критика встретила обе книжки благосклонно:

«Володимир Сорокiн пророкує, що в 2028 роцi в Росii буде нiчого».

Побачiмо…

Комментировать Всего 85 комментариев

сало в наружной рекламе можно увидеть только в одной стране мира

Жовто-блакитне сало :)

Никто так не заставит меня вспомнить о том, что я украинка, как русский писатель!

А в Камянец-Подольский через Ярмолинцы и Думаевцы из Киева ехали? Это всего километров десять от моей исторической родины ;-)

Места эти удивительные даже не наличием сала, лошадьми на дорогах и убранными домами - в этом районе такой замес польской крови, украинских корней, российского влияния, еврейской истории, что это порождает интереснейшие персонажи. Говорят они очень быстро, руками жестикулируют как итальянцы, ходят до церквы или до костелу, спят с соседками вне зависимости от вероисповедания, быстро соображают и в восемдесят с плюсом легко за пояс заткнут любого лоботряса. 

Кстати на счет описываемой Вами ухоженности - дом моей бабушки в районном центре Хмельницкой области:

Ухоженность украинских деревень нарастает по мере продвижения с востока на запад. Возле Каменца-Подольского и Черновцов это уже и не деревни, а типичные западно-европейские сельские поселения. Даже заборы и то там выложены из камня. От европейских сельских домов отличаются только украшениями из жести.

Я начинаю себе напоминать своего знакомого, с котором в 94-ом мы в первый раз приехали в Америку. Попробовав стирать белье в университетской прачечной, он философски заметил: "майже як моя бабуня прала."

Так от, "в моеi бабунi' заборы сделаны из оцинкованной алюминиевой сетки с бетонным фундаментом метра в полтора. Но мой дедушка был немного помешан на строительстве - в войну он был сослан в Германию, и с тех пор он строил все очень на совесть "по немецки" 

Интересно, какое место занимало сало в рационе бабуниной семьи?

"Шматом" ели только по праздникам под водочку, но вот жарили все на смальце - в пенале у нее стояла огромная бадья смальца, который она набирала огромной оловянной ложкой. 

Но так было не всегда - по их воспоминаниям в детстве жарили они только на подсолнечном масле, а мясо ели по праздникам (дедушка как то очень живописно описывал, что происходит с пищеварительной системой, когда наешься мяса после длительного перерыва). Не забывайте, что это были дети голодомора и психологически это потом влияло на их рацион. Правда это не помешало дедушке дожить до 83-х, а его сестре и бабушке прекрасно здравствовать до сих пор.

Мария, а какое Ваше любимое блюдо от бабуни?

Это очень простой вопрос. Мое любимое блюдо - это то, которое я больше нигде не ем, а именно: мясо прожаренное с хреном и заправленное варенными яйцами. Подается только на пасху. Только свежего хрена должно быть очень много.

И, хоть ее я в детстве не любила, но теперь грущу по рождественской куте.

И кровянка...

Вообщем, вегетарианство с моими корнями по-моему мне не светит...

Я кстати думаю, что можем продолжить тему "у бабуни" до того момента пока колонка не замаячит в 'Самых обсуждаемых', но стоит ли такой ценой?

Для меня кухня интересующей страны зачастую гораздо важнее, чем ее писатели.

Судя по тому, что колонка так и не появилась в десяти самых самых, ни кухня ни литература Украины снобществу не интересны. А жаль... Я с удовольствием пообщалась. Надеюсь не сильно Вас утомила семейными историями. 

Вот так бы, Владимир Георгиевич, и литературе тамошней двигаться - с востока на запад. И пускай была бы "западно-европейской", никто ведь не против! И конкурировали бы наши западноукраинские звезды вроде Юрия Андруховича, которого (знаю) сейчас читаете, не шутя и поигрывая с наивной Слобожанщиной (Харьковщиной), а всереьез - с поляками да чехами...

Игорь, я сейчас читаю Вашу книгу с большим интересом. Вы как раз двигаетесь в этом здоровом направлении.

А Вы наблюдательны, Владимир Георгиевич! И попутчиков в данном направлении, слава Богу, не видать. Ведь чем мое 500-страничное "Зазеркалье 1910-30-х гг." отличается, знаете? Работ, выполненных в модном нынче жанре "истории повседневности" хватает, но не всегда речь в них ведется с дискурсивной полнотой. То есть, или о бане, или про петербургскую ночь. В данном случае, как видите, в "Зазеркалье" налицо весь контекст: от политики до театра, от изо до литературы и архитектуры, а также от пьянок-гулянок и прочих самоубийств до адюльтеров и террора...

Втiм знала я: в один затихлий вечiр

До iнших барв сягне твоя рука...

Игорь, интересно, остались от Алены Телеги ее стихи? Они опубликованы? Ее знают на Украине как поэтессу?

Знают, Владимир Георгиевич, да не особо. Она ведь принадлежала к элитарно-партийной верхушке заграничного центра ОУН(м), и ее стихи, памфлеты, а также письма тщательно фильтровались тамошней цензурой. Сегодня, наверное, лишь в моем "Зазеркалье 1910-30" (в главе, посвященной истории Телиги) можно прочесть и о том, что ее крестной матерью была Зинаида Гиппиус, и о том, что любовником очаровательной манекенщицы Леночки Шовгеневой из Петербурга (Телига она по мужу) был теоретик национализма д-р Донцов, и о многом другом, неудобном, прекрасном и незабываемом...

Игорь, только по описаниям Ваша книга звучит как такой Украинский вариант 'Savage Detectives' Bolano. А вопрос Владимира Георгиевича это только подтверждает. "And then one of the boys asked me: where are Cesarea Tinajero's poems?"

В данном случае параллелью  Cesarea Tinajero является Олена Телига, но спасибо почитаю и Ваши...

Скажите, Игорь, а был ли у ОУН свой Бабель? Есть ли проза, где достойно описано житье-бытье бандеровцев?

Своей "Конармии" в истории ОУН не было. Более-менее правдиво описывал этот период Улас Самчук в своей трилогии, но это, конечно же, не Бабель. К тому же сам он принадлежал к другому крылу ОУН, не террористическому. И лишь в наше время поперла фишка в стиле "альтернативной истории" - вышел фильм "Мы из будущего-2" со Ступкой-отаманом ОУН, а также роман "Музей покинутих секретiв" Оксаны Забужко, в котором имеется глава про лесное подполье как раз в контексте Вашего вопроса. Называется "Мiнет у криївці". Ну, то есть, отсос, извиняюсь, в схроне:) Заинтересовало?

Трилогия Самчука называется «Волинь» ( 1932–1937), как и газета, которую он редактировал при немцах, но про ОУН/УПА - в его романе «Чого не гоїть вогонь» (1959), а уж как по мне, то в историческом (а не художественном) плане более интересны вот эти две его книжки:«На білому коні» (Львів: Літопис Червоної Калини, 1999) «На коні вороному» (Львів: Літопис Червоної Калини, 2000).

Меня заинтересовало... Обожаю первый роман Забужко.

Игорь, как Львовянка, не могу не задуматься о Вашем комментарии. Даже достала антологию украинской поэзии 80х, чтобы перечитать Андруховича (должна сказать, что Неборак, Чубай, Забужко и Бiлоцеркiвська мне всегда нравились гораздо больше).

Мне как то всегда казалось, что проблема с украинскими писателями в неактуальности самой страны. Ранний Тичина был на уровне лучшей поэзии серебряного века, Домонтович - несравненный, Хвильовий - еще лучше. Но увы, увы... 

Поэтому как бы ни тужились, а с поляками да чехами тяжело... даже с русскими тяжело - у них историческая значимость, а мы - периферия, к моему глубокому сожалению.

Речь о другом, Мария. Еще вначале 1990-х годов я предостерегал местную публику о том, что «модное» в ту пору творчество западно-украинских авторов отличается от восточно-европейского письма и склонно развращать тамошние умы своим натужным «экзотизмом». И хотя официальные нормы «центрально-украинского» языка были приняты именно в Харькове в 1920-х годах, все равно считалось, что правильно (т.е. непонятно для центральных, русифицированных областей) говорят именно выходцы из Западной Украины. А ведь какой там язык? Полонизмы, галлицизмы да прочая австро-венгерская тарабарщина… Тем не менее, мессианизм западно-украинских авторов вроде Андруховича, Издрыка и Прохасько в 90-х был налицо, их тексты возносились до уровня «высокой литературы», засоряя абсолютно иные по своей ментальности очаги восточно-европейской (слободской) духовности. И поэтому я считаю, что данным авторам вполне естественно было бы развиваться в обратном, западном направлении, а не маршировать победным шагом по еще не полностью изгаженному Мазохом и Издрыком востоку украинской литературы, чем они охотно занимаются (поскольку в Польше и Чехии, наверное, не особо востребованы). Кстати, если владеете языком, то о нынешней судьбе Андруховича и его окрестностей у меня здесь:

 http://www.litgazeta.com.ua/node/1030

Так они же переживали, что Вы со своей слободской духовностью вообще язык позабыли!

Как там у Малковича:

"Хай це можливо і не найсуттєвіше

але ти дитинопокликана захищати своїми долонькамикрихітну свічечку букви «ї»

(Я в начале 90х думала, что это он иронично - страшно ошибалась).

У меня очень теплые воспоминания об этих хулиганах ранних 90-х: дома расписанные поэзией для Вывиха Проскурни, Мертвый Пiвень, концерт БУ БА БУ во Львовском кукольном театре (человек 50 в зале, но очень энергичный Неборак и муляж летающей головы). Не могу ничего сказать об их последующем мессианстве, но радует, что и в Харькове есть Украиноязычные авторы.

Мы, Мария, в то львовское время не особо хулиганили, даже во Львове. Стояли себе скромненько у истоков альтернативной прессы, то бишь сидели в подвале с Володей Павливым и Сашком Кривенком, изобретая легендарную газету "Пост-Поступ", если помните. Кстати, свічечку букви «ї», которая никуда не исчезала из советско-украинского алфавита защищал лишь Малкович у себя в стихах. На самом деле, целое движение было организовано для защиты репрессированной (фрикативной) буквы "г", напрочь отсутствующей в малороссийском волапюке того времени.

Вы, Игорь, лукавите - уверенна, что дух хулиганства в пост-поступе присутствовал еще побольше чем на концертах неборака, но должна вас огорчить. Я в те годы заканчивала русскую школу и у нас пост-поступ не читали. Честно говоря, мы вообще как-то игнорировали тот факт, что живем не в России. Если бы не сжалилась Украинская диаспора и не заслала меня на перевоспитание к професору грабовичу, я наверное сейчас тоже считала "что Украина обеднела без русского мира." (как считает земляк андруховича и друг Алексея, Михаил Елизаров)

Интересно, что Мизаил Елизаров представляется, как харьковчанин, а не земляк Андруховича из Ивано-Франковска. Тут уж, наверное, лукавит он, а не ваш скромный зоил:) Что же касается "духа хулиганства", то это была фишка, настоянная на хорошо темперированной организации, что позволило редакции "Пост-поступа" переехать со временем в столицу, став вовсе уж пафосным журналом "Политика и культура". Подобие газеты нынче редактирует во Львове известный Вам Юрко Винничук.... И разве Джордж (Григорий) Грабович не праведный (русский) славист вроде Саймона (Семена) Карлински?

Слухи про Грабовича как праведного слависта распускают те, которые не понимают, что для того, чтобы украинская литература перестала быть периферийной, к ней необходимо предъявлять требования на уровне мировой литературной критики.

Да какие там слухи,  Мария, с паном Грабовичем лично знаком-с. Правда, на местном, не мировом уровне:)

Эти жестяные штампованные "солнышки" именуются по-моему "бляхами". Из них делают калитки, ворота, а иногда обкладывают ими и весь дом. Бляха-муха, в общем, и вечный солнцеворот.

Переводное "Сало" и "Сало" оригинальное...

И как всегда самая эстетская обложка - у французов...

블라디미르 소로킨

Владимир Георгиевич, а какие Ваши книги были переведены на корейский? К сожалению, не могу найти ни одной обложки.

Алексей, и не найдете: "Очередь" вышла лет десять тому целиком в одном тамошнем литературном журнале.

Первую публикацию "Сердец четырех" тоже не так легко разыскать. Это ведь, кажется, был альманах "Конец века", где роман вместе с армалинской Пушкинианой печатался?

Да, замес там был дуже густой...Подписчики завалили редакцию письмами протеста, многие требовали вернуть назад деньги за подписку.

Было дело в "Е", что в городе Х

На захід зібралось близько 100 людей, очі яких горіли від щастя та натхнення, дарованого Сорокіним: http://book-ye.com.ua/volodymyr-sorokin-u-harkivskij-knyharni-e/

Владимир, я к сожалению, еще должна добавить ложку дегтя в бочку сала.

Быть может украинские райцентры или деревни при трассах действительно выглядят лучше российских, но настоящие 'крестьянские' деревни находятся тоже в ужасном состоянии. Дедушка был родом из Слобiдки Пiдлiсно-Олексiнeцькой (это как раз пару км от Ярмолинцев, через которые Вы скорее всего проезжали). В деревне осталось всего несколько престарелых жителей, дома раскуплены на дачи жителями райцентра, дороги заросли бурьяном. Все как везде. Мне кажется, что это следствие того, что раньше было необходимо жить совсем рядом с полями, на которых ты работаешь, а сейчас такая необходимость полностью отпала.

Да и в райцентрах не все так сладко. Обустроенность в основном вызвана притоком денег от заробiтчан - почти 40% жителей работают сиделками, нянями и строителями в Европе, Канаде и в России. Местная промышленность - увы, не возродилась. В том же Городке, у бабунi, был огромный сахарный завод. Сначала один - он стоит пустой после революции (его называют 'старий цукровий'), потом второй (новий цукровий) - пустует и разваливается уже тридцать лет.

Правда в той же слобiдке, на огороде у двоюродной бабушки обнаружила нечто, что может объяснить ее постоянную веселость (dsiclaimer: я не пробовала).

"Одну звать Евдундоксия, а другую - Снандулия"... (с)

Жду, когда БГ сочинит что-нибудь про Сало Небесное...

Олексiй, ну от навiщо чiпляти мою фотку на фоне куста конопли на жж? Я конечно понимаю, что все что в интернете - уже остается с нами по жизни, но я же все таки мать двух малолетних детей. Без контекста могут не разобраться. Снимите бога ради... И откуда у Вас это рвение документировать любую фразу Владимира... Вы не реинкарнация Черткова случайно?

Я тоже ма.. отец двух малол..... повзрослевших детей. И у меня в доме, когда дети были малолетними, тоже такая хрень росла в горшке -- в качестве домашнего декоративного цветочка. Но померла зелень быстро... уж больно часто её поливать нужно было. Пару дней воды не давал -- засохло деревце. Черткова не знаю. Фразы документирую не все, а только те, что примечательны. Любое сообщество должно дышать...

Мои деревенские тетушки из Калужской губернии, когда я у одной из них на огороде увидел такой же роскошный куст конопли, сказали, что часто толкли свежую коноплю в ступке и добавляли к вареной картошке как приправу. "Так смачнее", - сказали.  Этот разговор состоялся году в 74-ом. То есть - была такая традиция.

Эту реплику поддерживают: Елизавета Титанян

Калужская область - это моя вторая историческая родина (деревня Курдюковка возле Детчино.) ;-)

Я правда там ни разу не была, но собираюсь. Видимо коноплю разводили родственники с обеих сторон. Но да, естественно они не курят - семена собирают, масло толкут, иногда пряли из конопли. Я их понимаю, у нас можно купить hemp seeds канадского производства - это действительно очень вкусно.

Да, масло конопли. Скорее всего тетушки имели в виду семена, которые толкли и добавляли в вареную картошку.

А, так они с "дзюрочками"... Терпеть не могу пост-советские книжные обложки...

Эту реплику поддерживают: Алексей Евсеев

Если уж быть точным в офрмлении релизов, Алексей, то вот еще видок-с:

 

Господина оформителя уволить за профнепригодность...

Эти обложки Владимир Георгиевич назвал "карнавальными", и Бахтин здесь, кажется, ни при чем. Обидно, конечно, что книги самого Сорокина включены в массовую издательскую серию с дырками под названием "Карта мира". Но в ней представлены неплохие авторы вроде Эрленда Лу, и это не может не радовать...

Игорь, я готов их назвать "ярмарочными", что совершенно органично стилю "Опричника". Собственно, я и хотел написать лубочную книжку, которую по определению не оскорбят ни капли "Хортици" или "Зеленой марки", ни пятна сала, купленного на "Бессарабке" или на Одинцовском рынке, ни пепел сигаретный.

Эту реплику поддерживают: Мария Генкина

Перебравшись на ПМЖ в Германию я был просто шокирован невиданными до тех пор белыми обоями в квартирах... Через год уже "удивлялся" фотографиям друзей с Родины: среди пёстрых обоев, ковров -- напольных и настенных, безумной раскраски мягкой мебели, репродукций, календарей, искусственых цветов, вазочек, статуэток, салфеток, тапочек и халатов так трудно было разбирать знакомые лица...

Ну никак мне не закончить тему "у бабунi"

Интерьер дома бабунi

Да-да-да-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а-а!

Вот отчасти почему СССР всегда был Азией, а не Европой... Здесь в Берлине русские магазины по пестроте сложно отличать от турецких.

Как ни странно, но это созвучно Вашей давней реплике в защиту "бумажной" книги, на которую - в отличие от "электронной" - можно поставить сковородку. Это у вас из Ерофеева, который метался с раскаленной дурой по комнате, не зная, на кого лучше из классиков ее поставить? (Ерофеева не того, чей "приспущенный оргазм" давеча цитировал, представляя Сорокина публике, и заслужив от Вас дружеский хлоп по спине в стиле репинских запорожцев (наше фото прилагаю:)

> можно поставить сковородку

А... а iPad'ом зато можно позади себя запускать "солнечные зайчики", как то делал Andreas Tretner при чтении ДЕР ЦУКЕРКРЕМЛЬ... (к сожалению, на фотографию этого было не поймать)

можно конечно и на ipad попробовать поставить сковородку... 

Алексей, это не Андреас Третнер, а актер. Третнера тогда не було, они ошиблись, я их поправил, Вы, вероятно, просто прослушали.

Упс!

Andreas Tretner... переводчик ВГС и ВОП на немецкий.

p.s. Владимир Георгиевич, Вы с Виктором Олеговичем вошли в шорт-лист премии НОС. Поздравляю! Желаю победы!

Алексей, не будем делать из шорт-листов культа. В какие токмо шорт-листы я не входил..."Лежачими полицейскими" валилось  жюри очередной премии дабы преградить дорогу "разрушителю русской литературы"... 

А что такое КУЛЬТЫ в понимании "разрушителя русской литературы"?

Алексей, вот Вам от меня для сайта-культа про украинский анабазис Сорокина в сегодняшнем "Буквоеде": http://www.bukvoid.com.ua/reviews/books/2010/11/06/091216.html

А если не заходить, оставив религию религии, а слово рассматривать лишь в светском понимании?

Тогда придется закрыть тему культа.

Je ne comprends pas, отчего тогда прессе не перестать тиражировать это словосочетание:

Алексей, обратитесь к прессе с воззванием.

Владимир Сорокин на передаче "Ищу тебя"

Посмотрев видео с презентации Сорокина в Харькове, знакомый писатель рассказал буквально вот что: "Впрочем, есть там и ностальгический для меня акцент. Это когда вдруг поднялся пожилой человек и понес ахинею насчет того, что Гоголь писал не по-русски и проч. Я напрягся, услышав интонацию, и вдруг узнал в нем своего одноклассника Женьку Борисенко - поразительно состарившегося и поглупевшего. Боги мои, боги мои... Мы с ним очень дружили, выпускали в десятом классе подпольный журнал и взламывали бар его папаши, большого босса тех времен (хоть и звали его Карл), чтобы добраться до кубинских ликеров и "Мальборо". Я его, можно сказать, самолично женил, и кончилось это, ясное дело, плохо. А теперь он стоит там и волнуется неизвестно почему, и за последние двадцать лет мы не виделись ни разу, да и причины для этого никакой..."

P.S. Видео с Борисенкой и Сорокиным здесь: http://community.livejournal.com/ru_sorokin/150493.html

Ну не такую уж и ахинею он понес. Я прекрасно понимаю о чем он. А вот мужчина до этого нес действительно ахинею. Активные у Вас в Харькове читатели... Игорь - у Вас очень красивый украинский.

Да, iPad может не перенести добрую чарку "Хортици". А ежели его вымазать салом...это уже к Джозефу Бойсу: выставлять можно, а вот работать...

Нашим iPad'ам не страшна ни ХОРТИЦА, ни сало. Нам -- у кого их нет... ни хортицы, ни сала, ни айпада.

Поздравления с шорт-листом НОСа игнорируете? И правильно, Бунину тоже раза четыре из Нобелевского комитета аналогичные вести приходили:) А Вы, вообще, во всех российских премиях в формате шорт успели побывать?

Здесь, (то есть, не на германском ПМЖ) при этом бы сказали, что голь на выдумки хитра, но мы  то с Вами, Алексей, на других какашках воспитаны, и книжки всякие уважаем. Даже не пробуя поставить и т.д.:)

Не совсем... воспитан я был на одних книжках, а люблю и помню совсем другие :)

Когда у меня была квартира -- выглядела она вот так:

Да уж, это точно, как говорит Балабанов, "у меня с отцом была одна библиотека, а с сыном – разные"...