Карен Шаинян /

Суды, обвинения и инновации

+T -
Поделиться:

Бывший президент Египта Хосни Мубарак, ушедший в отставку после февральских массовых демонстраций, предстал перед судом в Каире. Свергнутому лидеру предъявляется обвинение в коррупции и в том, что он отдавал приказы убивать демонстрантов. Если суд признает Мубарака виновным, ему грозит смертная казнь.

Перед судом также предстанут сыновья Мубарака Алаа и Гамаль, бывший глава МВД Хабиб аль-Адли и шесть других экс-чиновников. Изначально суд должен был состояться в Каирском центре собраний (Cairo's convention centre), однако его перенесли в здание полицейской академии, которое во время процесса будут охранять 3 тысячи полицейских. Защита настаивает, что 83-летний Мубарак тяжело болен, однако, учитывая пристальное внимание, с которым весь Египет следит за процессом, вряд ли бывшему президенту удастся избежать суда по всем обвинениям.

Нью-Йоркский суд тем временем отклонил все ходатайства защиты Виктора Бута. Россиянин, которого в США считают крупнейшим торговцем оружием, обвиняется в сговоре с целью убийства американских граждан, собственно торговле оружием и сотрудничестве с «Революционными силами Колумбии». Суд над Бутом начнется 11 октября.

Попасть под суд имеет все шансы первый заместитель генерального директора Третьяковской галереи Олег Беликов. Ему предъявлено обвинение по статье 159 УК — мошенничество в особо крупных размерах. Беликова подозревают в хищении 87 миллионов рублей, которые из городского бюджета были выделены на ремонт жилищного фонда Западного административного округа в 2008 году — тогда Беликов работал в префектуре ЗАО Москвы, распределял тендеры.

Не дожидаясь ни суда, ни следствия, ни даже выемки документов, покончил с собой руководитель управления Федеральной службы исполнения наказаний (УФСИН) по Хабаровскому краю Владимир Конецких. Чиновник выстрелил себе в голову, когда в краевое УФСИН прибыли сотрудники органов для выемки документов по делу о коррупции. Взломать закрытую дверь и предотвратить самоубийство следователи не успели.

А вот компания «Лукойл» вчера сама сдалась, правда, не правосудию, а пока лишь Федеральной антимонопольной службе. Заместитель руководителя ФАС Анатолий Голомзин рассказал РИА «Новости», что представители «Лукойла» сами прислали письмо, в котором чистосердечно признались в установлении монопольно высоких цен на топливо. А вот «Роснефть», например, по словам Голомзина, признаваться в том же грехе не собирается.

Мэр Собянин тем временем подписал программу «Информационный город», по которой в течение ближайших пяти лет Москва будет полностью оцифрована. По этой программе каждый пенсионер сможет через интернет записаться на прием в районную поликлинику и оплатить счета за свет, газ и радиоточку, а каждый первоклашка будет вести электронный дневник успеваемости. Кроме того, весь город будет покрыт сетями беспроводного интернета 4G, по всему городу появятся датчики загрязнения воздуха, в маршрутном городском транспорте появится GPS (интересно, зачем?), а на каждом километре дорог будет стоять по две камеры видеонаблюдения (правда, когда произошла знаменитая авария с «мерседесом» вице-президента «Лукойла», оказалось, что ее не записала ни одна из 15 камер, установленных на площади Гагарина). На программу мэр выделил 205 миллиардов рублей. Технологический ответ Северной столицы: с 1 августа у петербуржцев появилась возможность оплачивать проезд в общественном транспорте банковской картой.

Кстати, о дорогах московский мэр позаботился отдельно. И речь не о плитке, которой он выстилает тротуары, но о 19 основных автомагистралях, на реконструкцию которых он выделил 10 миллиардов рублей. Согласно новому утвержденному постановлению, реконструкцию проведут на Рублевском, Можайском, Ярославском, Варшавском и Каширском шоссе, на Рязанском и Волгоградском проспекте и некоторых других улицах.

В высокие технологии готов вкладываться не только столичный мэр. К примеру, самым крупным инвестором Twitter стал фонд DST Global, принадлежащий бизнесменам Алишеру Усманову и Юрию Мильнеру. Российские предприниматели вложили в него 400 миллионов долларов, что составляет 5% от капитализации компании. Это не первое подобное приобретение: фонд Мильнера и Усманова уже владеет долей в сервисах Groupon, Facebook и Zynga (разработчик игровых приложений для того же Facebook и других соцсетей).

Комментировать Всего 2 комментария

Что касается Мубарака, то это очень сложный вопрос. Вообще, тема стариков-преступников, действительно, сложна. Здесь трудно быть холодным политиком. Я не политик, по одной специальности я доктор, по другой — художник, обе эти специальности связаны с чувственным миром. Исходя из позиции этого чувственного мира, я могу сказать, что мне стариков жалко — независимо от того, преступники они или нет.

Для старика, который на последнем отрезке своей жизни получает от близких и от общества презрение, который таким образом приходит к пониманию, что он прожил свою жизнь напрасно, что все, что он сделал, перечеркнуто — уже это является достаточным приговором и в определенном смысле катастрофой. Для него казнь не так уж и страшна. В какой-то степени она является избавлением от этого мучения, от этих мыслей.

Хотя, возможно, все эти рассуждения не должны относиться к самым жутким преступникам, убившим огромное количество народу. Здесь у меня нет однозначного ответа.

Проблема не только в старости

А еще в том, что другие диктаторы не видят никакого смысла уходить, если их ожидает суд за их преступления. В результате кровавая борьба продолжается и гибнут тысячи людей... Жизни которых могли бы быть спасены, если б мерзавцам был бы гарантирован иммунитет, если они уйдут сами.

С другой стороны, помиловав одного диктатора, лишаешься возможности предотвратить появление следующего.

В общем вот такая дилемма.