Победи аэрофобию, получи небо в подарок

Редакционный материал

Я прошла курс лечения от аэрофобии и слетала в Липецк и обратно — очень устала не бояться

22 августа 2011 15:20

Забрать себе

Краткое содержание предыдущих серий: я решила побороться с собственной аэрофобией и пошла на двухдневный тренинг в Центр Алексея Герваша «Летаем без страха». После первого этапа — пятичасового семинара, на котором нам рассказали, как управлять собственным страхом, и убедили в том, что авиация — это самое безопасное, что вообще может быть на свете, — мне предстояло часовое занятие на авиасимуляторе «Боинг» и перелет по маршруту Москва — Липецк — Москва. Я была полна решимости, знала, как справляться с паникой, и первый раз в жизни хотела лететь.

Ранним утром воскресенья я ехала на этот самый авиасимулятор «Боинг» и думала, что как все-таки хорошо, что человек так здорово устроен и его можно починить. Хорошо, думала я, что человечество, кроме того, что научилось делать искусственное сердце и искусственные суставы, научилось чинить наши головы. И теперь я, чей мозг по дурацкой и неправильной привычке помещает ситуацию «авиаперелет» в папку «опасно», могу этим механизмом управлять. Запросто могу не бояться. А если меня вдруг накроет паника, то и с ней я знаю как справиться.

Я вхожу в большой ангар, внутри которого на постаменте стоит авиасимулятор — такая капсула с кабиной «Боинга» внутри. Внутри кабины уже сидит Алексей и одна из моих согруппниц. Меня ждет место второго пилота. Я поднимаюсь на постамент, пригибаю голову, чтобы войти в кабину — за окнами «Боинга» аэропорт Шереметьево-2 — и не вхожу. Не могу.

За какое-то самое маленькое время в мире у меня в голове прокручивается тысяча мыслей: «На хрена все это нужно? Дома дети, так хорошо. В Крым можно доехать и на поезде. Тоже мне проблема, делать мне больше нечего».

В конце концов я делаю какой-то вялый шаг внутрь, Алексей что-то бормочет на специальном авиационном языке, щелкает какими-то тумблерами и ручками, «самолет» начинает двигаться к взлетной полосе. У меня влажные ладони и ком в горле. Я хочу воспользоваться методикой прекращения паники и не могу вспомнить ее. Помню, что там была какая-то специальная аббревиатура, расшифровывая которую можно взять себя в руки — я не помню ни одной буквы! Самолет идет на взлет, как объясняет Алексей, тренажер передает движения самолета не совсем точно, поэтому нас довольно ощутимо трясет. Я отворачиваю голову и начинаю реветь. Параллельно я успеваю еще злиться на собственную тупость. Не знаю, как себя чувствует девушка, которая сидит за мной, слышу только, что она задает бесконечные вопросы Алексею: а что если? А что если? А что если?

К счастью, Алексей все видит. Он напоминает мне аббревиатуру, дыхательную технику, повторяет все про статистику и безопасность. Я все еще боюсь, но у меня нет паники и я не хочу выйти. Я продолжаю дышать и анализировать. Алексей кладет самолет на крыло, проходит сквозь турбулентность, разворачивается. Я отслеживаю каждую свою мысль. Пользуясь специальной техникой, отсекаю все аэрофобские. Все время спрашиваю себя: чего я боюсь?

В какой-то момент я замечаю, что мне удалось расслабить руки и ноги, что мне удалось почувствовать, что подо мной не пропасть, а огромная толща плотного воздуха. Мы приземляемся, и я понимаю, что смеюсь над какой-то шуткой Алексея. Я чувствую невероятную усталость, как если бы я весь день после долгого перерыва разговаривала на иностранном языке. Не бояться оказывается очень тяжелым занятием.

Главное мое событие и потрясение случается именно в этой металлической капсуле, а не в крошечном самолете, в котором несколько часов спустя мы летим в Липецк.

По дороге в Липецк меня накрывает совершенно другим чувством. Восхищением.

Помните девушку, которая оценивала шансы долететь из точки А в точку В на самолете в 50% и про которую я думала, что она точно не войдет в самолет? Она здесь. Помните девушку, которая не садилась в самолет четыре года? Она тоже летит. Девушка, которая не может летать к своим родителям в Екатеринбург, тоже с нами.

Я вижу, что им гораздо тяжелее, чем мне. Но они сидят здесь, в этом малюсеньком самолете с белыми лицами, все еще хватаются за коленки друг друга, когда самолет трясет, все еще боятся, но уже стараются думать по-новому. Кто-то из них говорит, что мечтает слетать в Эмираты и купить там шубу: там дешевле. В любой другой ситуации я бы скривилась. Но сейчас я смотрю на них с восхищением, потому что они выбрали не слетать за шубой под феназепамом, они выбрали слетать за шубой новым человеком. Свободным от собственного страха.

Когда самолет приземляется в Москве, я последний раз в жизни хлопаю при посадке. Человек, который знает, что в небе безопасно, не будет хлопать, так же как он не хлопает, когда трамвай подъезжает к остановке. Сейчас мы хлопаем Алексею Гервашу. Не потому, что он научил нас правильно дышать, а потому, что он подарил нам новую систему координат. Систему координат, в которой нам принадлежит не только земля, но и небо.

13 комментариев
Юрий Петров

Юрий Петров

Гм-гм. Что-то уж очень пафосно. Вам действительно помогло или Вы себя так пытаетесь убедить?

Вера Шенгелия

Вера Шенгелия

вот я сначала боялась этих обвинений и хотела немножко прикрутить, а потом подумала -- елки-палки, я впервые за семь лет вчера посмотрела в иллюминатор. чего мне стесняться пафоса? 

Кирилл Подольский

Кирилл Подольский

Перефразируя известный мем, скажу, что бесстрашие - это недостаток информации. Вера, ничего ненормального в вашем страхе нет и "чинить голову совершенно не нужно". Чуть ли не ежедневно читая о крушении очередного лайнера (особенно старороссийской сборки) мне все больше хочется ходить пешком и ездить на поезде.

Анна Кадышева

Анна Кадышева

Кирилл, но ведь тогда получается, что должно быть еще страшней сесть в машину, ведь по статистике намного больше людей ежегодно погибают в автомобильных авариях, нежели в авиационных. Вот, можно например почитать подробно о методах сравнения опасности разных видов транспорта: http://www.newton.dep.anl.gov/askasci/gen99/gen99845.htm.

 

Кирилл Подольский

Кирилл Подольский

Понимаете в чем дело, Анна. Статистика статистикой, но я гораздо увереннее себя чувствую, когда понимаю, что могу контролировать ситуацию (сидя за рулем машины). А вот когда я беспомощно оказываюсь в салоне самолета и даже не знаю, в каком состоянии пилот и вообще кому я доверяю жизнь - это страшно. К тому же падая с небесной высоты шанс выжить практически нулевой, в то время как на машине или поезде дальше земли не упадешь.

Юрий Петров

Юрий Петров

Анна, тут важно не сравнивать яблоки и апельсины. Мы говорим о верятности гибели на час полёта / езды на автомобиле или вероятности гибели вообще? Вот пример: прилетел в Вам ангел смерти и сказал, что в следующие десять лет Вы с вероятностью 1/6 погибнете от случайной бандитской пули. Затем он протягивает Вам револьвер заряженный одной пулей и предлагает решить судьбу сейчас же: один раунд игры в "русскую рулетку". Вероятность и там и там 1/6. Что Вы выберете?

Анна Кадышева

Анна Кадышева

Юрий, там статистика и по общему количеству летальных исходов в год, и в перерасчете на пассажиро-милю. То есть да, поскольку скорость самолета намного выше, в целом час на самолете может и опасней, чем час на машине. Но суть в том, что если Вам нужно добраться, скажем, из Парижа в Москву, то пассажиро-мили все равно одни и те же, так что на машине все равно получается опасней, и к тому же намного медленней.

Вообще меня всегдя очень занимают различные манипуляции со статистикой, которые постоянно встречаются в прессе и в научных исследованиях. Но я сама не математик, так что вполне могу тоже заблуждаться и чего-то тут не понимать. Очень интересно было бы  услышать мнение настоящего специалиста по статистике.

Юрий Петров

Юрий Петров

Анна, дело в том, что Ваш мозг выбрасывает гормоны стресса не в зависимости от того какова вероятность долететь без приключений а от того как он оценивает риск в данную секунду. Это такое эволюционное приспособление: если на Вас раз в жизни налетит бегущий слон, то реагировать надо незамедлительно несмотря на то что в перерасчёте на всю жизнь опасность погибнуть под ногами слона мизерная. Так и в самолёте: высокая концентрация риска на время полёта вызывает нормальную реакцию организма - стресс и страх. Более того, даже катание на американских горках, где вообще по здравому размышлению никакого риска нет, вызывает такую же реакцию. Отдел мозга её производящий очень древний и тупой, примерно как у ящерицы.

Анна Кадышева

Анна Кадышева

Поздравляю, Вера! Я тоже раньше немного боялась всегда летать. А потом поняла, что наоборот, надо насладжаться таким великолепным достижением человечества и радоваться, что теперь я, как какой-то сверхчеловек, могу спокойно взлететь в небо над облаками.

Анна Кадышева

Анна Кадышева

• Комментарий удален…
Irina Mityushova

Irina Mityushova

Присоединяюсь к поздравлениям! Понимаю, какое это большое достижение. Главное- как- то закрепить результат,сделать привычкой. У меня не получается, бывают полеты, когда совсем не боюсь - читаю, решаю кроссворды, а бывает- прислуживаюсь к каждому звуку и весь полет сижу с деревянными мышцами, не могу себя переубедить не бояться. Как все- таки закрепить позитив?

Irina Mityushova

Irina Mityushova

Может, больше летать?

Лидия Алиева

Лидия Алиева

Мой знакомый, чтобы побороть боязнь полетов, ходил на курсы пилотов))) И после того, как налетал за штурвалом определенное количество часов, стал чувствовать себя намного комфортнее.

Я же совсем наоборот: как наркоман обожаю самолеты, взлеты и посадки))) Но думаю, что после того, как порулила бы им сама, разлюбила бы это дело.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров