Алексей Алексенко /

Нобелевская премия за подглядывание в ответ

Объявлены лауреаты премии по химии

Участники дискуссии: Ирина Столярова
+T -
Поделиться:

В этом году награда ушла к Мартину Карплюсу, Майклу Левитту и Ари Уоршелу. Получили они ее за «разработку многоуровневых моделей сложных химических систем», а что это значит, мы разберемся чуть позже.

Сейчас главный вопрос: хорошо это или плохо? Кому как, но русским сегодня все же скорее грустно. Русские втайне ожидали, что премию по химии могли бы отдать и русским. Во всех прогнозах третьим или четвертым номером фигурировал Валерий Фокин, работающий в Калифорнии. Именно он с коллегами разработал принципиально новый подход к синтезу веществ, который назвали «клик-химия». Клик — потому что быстро, точно, без отходов.

А в сообществе «Сноб» кое-кто наверняка со смесью страха и надежды ожидал услышать с нобелевской трибуны имя Артема Оганова, были ведь и такие прогнозы (в предвкушении у Оганова даже было взято специальное нобелевское интервью.) Очень уж ловко умеет Артем Оганов рассчитывать на компьютере свойства новых материалов.

Наконец, почему бы не рассмотреть кандидатуру Юрия Оганесяна из Дубны, многие десятилетия добросовестно заполнявшего пустующие клетки таблицы Менделеева (и впервые в истории заполнившего ее без пробелов). Оганесян, конечно, физик, но таблицу Менделеева проходят на уроках химии, так что отчего бы и нет.

Но судьба посредством Нобелевского комитета распорядилась иначе. Надо сказать, что непредсказуемостью этого выбора шведы чуть-чуть реабилитировались за вчерашнюю премию Хиггсу. Премия дана за теоретическую химию (кстати, Оганов занимается ею же, хоть и в другом компартменте). А сделали лауреаты вот что (если уж совсем просто): они, каждый в своей области, придумали, как рассчитывать химические процессы, используя квантовую механику, но при этом срезая углы с помощью классических методов. Потому что квантовая механика — она вроде этакого зануды-ботаника, совершенно точно дает все ответы, но вот только это о-о-чень долго и трудоемко. А классика считает по-раздолбайски легко и быстро, но все время попадает впросак. Вопрос в том, как подружить между собой отличника и двоечника, чтобы, как отличнику, получать правильный (или хоть почти правильный) ответ, и при этом, как двоечнику, освободить себе время для околачивания груш. Ну так вот, примерно эту коллизию и удалось разрешить лауреатам: первому — для случая сложных органических молекул, второму и третьему — для белков.

О деталях, как водится, расскажем позже. Пока наши поздравления победителям и слова любви и поддержки всем тем, у кого Нобелевская премия еще впереди.

 

Комментировать Всего 1 комментарий

А кто это со смесью страха ожидал услышать имя Оганова?

Имя, пожалуйста!