Александра Виграйзер

ДОБРЫМ СЛОВОМ
И СПЕЦНАЗОМ


ДОБРЫМ СЛОВОМ
И СПЕЦНАЗОМ

АЛЕКСАНДРА ВИГРАЙЗЕР
Во время холодной войны и распада Британской колониальной империи отставные английские военные при содействии разведки Ее Величества создали первую современную частную военную корпорацию. Британское государство по политическим соображениям делегировало сотрудничество в военной сфере с бывшими колониями частным подрядчикам. Доказывает ли это, что современные ЧВК всегда являются неофициальным инструментом в сомнительных делах своих государств? Или в этом правиле бывают исключения? Как ЧВК, рожденные в хаосе постколониальных войн и конфликтов, становились респектабельной индустрией, как наемники учились соблюдать права человека, а у легальных ЧВК даже появился свой кодекс поведения, в тексте «Сноба» об истории частных и квази-частных военных компаний современности
начало истории можно прочитать здесь
На исчезнувшем ныне сайте одной организации, назовем ее «компания N», названы принципы, которыми она руководствуется. Компания N стремится к тому, чтобы расценки, которые она предлагает за работу, были конкурентоспособными. Она старается, чтобы ее услуги наилучшим образом отвечали интересам клиента. Для этого компания N развивает профессионализм своих сотрудников, культуру отношений между ними, взращивает командный дух — гордость компании. У компании N надежная финансовая модель, которая обеспечивает безопасность инвестиций и помогает клиентам получать прибыль. Компания N всем сердцем поддерживает программы развития, улучшающие жизнь людей и сообществ. Компания N верит, что к убеждениям, ценностям и культуре людей нужно относиться с глубочайшим почтением. Компания N аполитична и гарантирует своим заказчикам конфиденциальность.

Компания N не торгует ценными бумагами, не помогает с оформлением офшоров, компания N продает войну. Это Executive Outcomes — частная военная компания (PMC), зарегистрированная в ЮАР, ключевой игрок гражданских войн в Анголе и Сьерра-Леоне.

На другой странице их сайта скромно сообщается о «крупных проектах», среди которых предотвращение государственного переворота, а также создание и оснащение тайной организации борцов с преступностью. EO также готова обучать шпионажу, воздушной войне и практически всем прочим военным специальностям, исключая разве что службу на атомных подводных лодках и обслуживание ядерных ракет — таким оборудованием она не располагала.
На исчезнувшем ныне сайте одной организации, назовем ее «компания N», названы принципы, которыми она руководствуется. Компания N стремится к тому, чтобы расценки, которые она предлагает за работу, были конкурентоспособными. Она старается, чтобы ее услуги наилучшим образом отвечали интересам клиента. Для этого компания N развивает профессионализм своих сотрудников, культуру отношений между ними, взращивает командный дух — гордость компании. У компании N надежная финансовая модель, которая обеспечивает безопасность инвестиций и помогает клиентам получать прибыль. Компания N всем сердцем поддерживает программы развития, улучшающие жизнь людей и сообществ. Компания N верит, что к убеждениям, ценностям и культуре людей нужно относиться с глубочайшим почтением. Компания N аполитична и гарантирует своим заказчикам конфиденциальность.

Компания N не торгует ценными бумагами, не помогает с оформлением офшоров, компания N продает войну. Это Executive Outcomes — частная военная компания (PMC), зарегистрированная в ЮАР, ключевой игрок гражданских войн в Анголе и Сьерра-Леоне.

На другой странице их сайта скромно сообщается о «крупных проектах», среди которых предотвращение государственного переворота, а также создание и оснащение тайной организации борцов с преступностью. EO также готова обучать шпионажу, воздушной войне и практически всем прочим военным специальностям, исключая разве что службу на атомных подводных лодках и обслуживание ядерных ракет — таким оборудованием она не располагала.
Эбен Барлоу на крыльце своего дома в Претории, ЮАР, 1997 год
Executive Outcomes Созданную в 1989 году EO часто считают первой легальной частной военной компанией, ее основателю Эбену Барлоу приписывают изобретение схемы деятельности, которую другие ЧВК используют и по сей день. Впрочем, все не совсем так. Executive Outcomes действительно была одной из первых известных зарегистрированных ЧВК, но не пионером этого бизнеса. Настоящая история многопрофильных военно-охранных предприятий начинается задолго до этого.

Распространено заблуждение, что частные военные компании (ЧВК, или, на английском, PMC) в их «корпоративном» понимании практически одномоментно в конце 80-х заменили собой «диких гусей» — наемников, действовавших в серой правовой зоне (нелегальной ввиду отсутствия регулирования такая деятельность не была). Связывают такую перемену с общественными инициативами, деятельностью правозащитников и конвенциями. На деле ЧВК появляются задолго до того, как «кровавые наемники» 60–70-х годов XX века начинают массово уходить на покой.

Самое явное отличие ЧВК от предыдущей версии — не в наличии кодексов поведения (такие были даже у группы Майка Хоара), не в отсутствии нарушений ЧВК прав человека (они тоже были), не во внутренней структуре (она почти одинакова у всех, кто зарабатывает на войне) и даже не в задачах.
Эбен Барлоу на крыльце своего дома в Претории, ЮАР, 1997 год
Созданную в 1989 году Executive Outcomes часто считают первой легальной частной военной компанией, ее основателю Эбену Барлоу приписывают изобретение схемы деятельности, которую другие ЧВК используют и по сей день. Впрочем, все не совсем так. Executive Outcomes действительно была одной из первых известных зарегистрированных ЧВК, но не пионером этого бизнеса. Настоящая история многопрофильных военно-охранных предприятий начинается задолго до этого.

Распространено заблуждение, что частные военные компании (ЧВК, или, на английском, PMC) в их «корпоративном» понимании практически одномоментно в конце 80-х заменили собой «диких гусей» — наемников, действовавших в серой правовой зоне (нелегальной ввиду отсутствия регулирования такая деятельность не была). Связывают такую перемену с общественными инициативами, деятельностью правозащитников и конвенциями. На деле ЧВК появляются задолго до того, как «кровавые наемники» 60–70-х годов XX века начинают массово уходить на покой.

Самое явное отличие ЧВК от предыдущей версии — не в наличии кодексов поведения (такие были даже у группы Майка Хоара), не в отсутствии нарушений ЧВК прав человека (они тоже были), не во внутренней структуре (она почти одинакова у всех, кто зарабатывает на войне) и даже не в задачах.
Главное различие между «дикими» наемниками времен холодной войны и современными ЧВК — появление официальной регистрации, а с ней бюрократии и корпоративности в самом банальном их понимании, где командир не харизматик, на котором держится система, а функция, выполнение которой с легкостью можно делегировать другому.

Нельзя сказать, что Хоар не работал с бумагами, да и Денар наверняка писал отчеты (особенно для своих друзей из французской разведки), но системный документооборот появляется в этом бизнесе вместе с легальной регистрацией — именно в этот момент ватаги наемников превращаются в правильно функционирующие коммерческие предприятия.

Эта метаморфоза, в конечном итоге, и дает нам право говорить о частном военном бизнесе не как о стихийных попытках «солдат удачи» поискать эту самую удачу в очередных джунглях, а как о полноценном бизнесе, первопроходцем которого был основатель SAS Дэвид Стирлинг.
Главное различие между «дикими» наемниками времен холодной войны и современными ЧВК — появление официальной регистрации, а с ней бюрократии и корпоративности в самом банальном их понимании, где командир не харизматик, на котором держится система, а функция, выполнение которой с легкостью можно делегировать другому.

Нельзя сказать, что Хоар не работал с бумагами, да и Денар наверняка писал отчеты (особенно для своих друзей из французской разведки), но системный документооборот появляется в этом бизнесе вместе с легальной регистрацией — именно в этот момент ватаги наемников превращаются в правильно функционирующие коммерческие предприятия.

Эта метаморфоза, в конечном итоге, и дает нам право говорить о частном военном бизнесе не как о стихийных попытках «солдат удачи» поискать эту самую удачу в очередных джунглях, а как о полноценном бизнесе, первопроходцем которого был основатель SAS Дэвид Стирлинг.
Воюя в Северной Африке в начале Второй мировой, Стирлинг быстро пришел к выводу, что с помощью небольших мобильных, хорошо обученных групп можно действовать куда эффективнее, нежели при использовании одних лишь крупных единиц. Именно эта идея легла в основу созданной им SAS (специальной авиадесантной службы), до сих пор являющейся одним из наиболее боеспособных спецподразделений. Углубляться в исследование боевого пути SAS нет нужды — он достаточно известен и имеет весьма опосредованное отношение к рассказываемой нами истории.
Воюя в Северной Африке в начале Второй мировой, Стирлинг быстро пришел к выводу, что с помощью небольших мобильных, хорошо обученных групп можно действовать куда эффективнее, нежели при использовании одних лишь крупных единиц. Именно эта идея легла в основу созданной им SAS (специальной авиадесантной службы), до сих пор являющейся одним из наиболее боеспособных спецподразделений. Углубляться в исследование боевого пути SAS нет нужды — он достаточно известен и имеет весьма опосредованное отношение к рассказываемой нами истории.
В 1943 году Стирлинг попал в немецкий плен, где получил от знаменитого «лиса пустыни» немецкого фельдмаршала Эрвина Роммеля прозвище Майор-призрак, а затем, когда война окончилась, ушел в отставку, отправившись в Южную Родезию, где основал Общество Козерога Африки (Capricorn Africa Society). Стирлинг, веривший в расовое равенство, лоббировал в Африке меритократические идеи (общество продвигало идею «равные права для всех цивилизованных», предполагавшую предоставление права голоса людям, обладающим достаточной квалификацией или определенным уровнем достатка). Затея была не очень успешной: черное население больше симпатизировало «национально-освободительным движениям» и активно присоединялось к радикальным группам. Общество Козерога было распущено в 1958 году, но своего влияния Майор-призрак не утратил.

Годом позже Стирлинг вернулся в Британию, где занялся бизнесом в сфере производства телевизионного контента, основав компанию Television International Enterprises Limited (TIE Ltd). Ее задачей было в том числе распространение телевидения и радио в Африке и Азии. Майор-призрак (тогда уже подполковник на почетной пенсии) искренне верил, что путь к созданию в Африке цивилизованных государств лежит через просвещение. Следуя этой концепции, TIE закупала, производила и транслировала по большей части образовательные программы.

Стирлинг — кадровый офицер, а теперь бизнесмен, хоть формально и отходил от военных дел, никогда не терял их из виду. Он с большим вниманием отнесся к опыту сэра Перси Стиллтоу, бывшего главы британской спецслужбы MI5, приглашенного в 1953 году южноафриканским алмазным картелем De Beers для создания «Международной сети безопасности бриллиантов» (IDSO). Стиллтоу, привлекая наемнические группы к операциям по пресечению контрабанды, всего за пять лет умудрился практически полностью искоренить незаконный оборот алмазов в Сьерра-Леоне. Проанализировав результаты Стиллтоу и опыт «тайной войны» в Северном Йемене (в начале 60-х), где отставные офицеры SAS и других английских спецслужб сдерживали рвавшихся к власти арабских социалистов, Стирлинг, удрученный тем, что Британская империя стремительно теряла свое былое величие, пришел к идее создания первой в мире частной военной компании.

Целью зарегистрированной в 1965 году Watchguard International Ltd (WI) была работа на дружественные Великобритании режимы и правительства. «Новаторство, — поясняет Иван Коновалов, автор книги "История современного наемничества", — состояло в том, что Стирлинг первый напрямую договорился с британским МИДом (Foreign Office), получив поддержку своих действий на государственном уровне. Стирлинг и британский МИД сошлись на том, что отставной подполковник создает компанию, вербует в нее ветеранов спецслужб, а потом за деньги заказчиков (преимущественно арабских шейхов) защищает в иностранных государствах интересы Великобритании».
В 1943 году Стирлинг попал в немецкий плен, где получил от знаменитого «лиса пустыни» немецкого фельдмаршала Эрвина Роммеля прозвище Майор-призрак, а затем, когда война окончилась, ушел в отставку, отправившись в Южную Родезию, где основал Общество Козерога Африки (Capricorn Africa Society). Стирлинг, веривший в расовое равенство, лоббировал в Африке меритократические идеи (общество продвигало идею «равные права для всех цивилизованных», предполагавшую предоставление права голоса людям, обладающим достаточной квалификацией или определенным уровнем достатка). Затея была не очень успешной: черное население больше симпатизировало «национально-освободительным движениям» и активно присоединялось к радикальным группам. Общество Козерога было распущено в 1958 году, но своего влияния Майор-призрак не утратил.

Годом позже Стирлинг вернулся в Британию, где занялся бизнесом в сфере производства телевизионного контента, основав компанию Television International Enterprises Limited (TIE Ltd). Ее задачей было в том числе распространение телевидения и радио в Африке и Азии. Майор-призрак (тогда уже подполковник на почетной пенсии) искренне верил, что путь к созданию в Африке цивилизованных государств лежит через просвещение. Следуя этой концепции, TIE закупала, производила и транслировала по большей части образовательные программы.

Стирлинг — кадровый офицер, а теперь бизнесмен, хоть формально и отходил от военных дел, никогда не терял их из виду. Он с большим вниманием отнесся к опыту сэра Перси Стиллтоу, бывшего главы британской спецслужбы MI5, приглашенного в 1953 году южноафриканским алмазным картелем De Beers для создания «Международной сети безопасности бриллиантов» (IDSO). Стиллтоу, привлекая наемнические группы к операциям по пресечению контрабанды, всего за пять лет умудрился практически полностью искоренить незаконный оборот алмазов в Сьерра-Леоне. Проанализировав результаты Стиллтоу и опыт «тайной войны» в Северном Йемене (в начале 60-х), где отставные офицеры SAS и других английских спецслужб сдерживали рвавшихся к власти арабских социалистов, Стирлинг, удрученный тем, что Британская империя стремительно теряла свое былое величие, пришел к идее создания первой в мире частной военной компании.

Целью зарегистрированной в 1965 году Watchguard International Ltd (WI) была работа на дружественные Великобритании режимы и правительства. «Новаторство, — поясняет Иван Коновалов, автор книги "История современного наемничества", — состояло в том, что Стирлинг первый напрямую договорился с британским МИДом (Foreign Office), получив поддержку своих действий на государственном уровне. Стирлинг и британский МИД сошлись на том, что отставной подполковник создает компанию, вербует в нее ветеранов спецслужб, а потом за деньги заказчиков (преимущественно арабских шейхов) защищает в иностранных государствах интересы Великобритании».
КАК
РАБОТАЛА КОРПОРАЦИЯ

СТИРЛИНГА?
Дэвид Стирлинг во время Второй Мировой войны. Северная Африка, 1943 год
Все контракты Watchguard International действительно регистрировались Форин-офисом, однако денонсировать их власти не могли и формально не имели на них никакого влияния. По сути, это закрепило практику, которая существует по сей день: залогом успеха таких компаний становится тесное сотрудничество, взаимодействие или негласные договоренности с властными структурами своих государств.
Официально фирма предоставляла своих сотрудников в качестве телохранителей, инструкторов, советников, просто высококлассных специалистов. Представители WI неоднократно нанимались в качестве руководителей служб безопасности или командиров гвардии тех или иных правителей. Вывеска на деле не исключала и непосредственного участия сотрудников компании в боевых действиях. В некрологе на смерть Стирлинга в Washington Post его компания была названа «гражданским филиалом SAS» — легендарного британского спецназа.
Стирлинг не любил шумиху — он никогда не давал объявлений о найме, приглашал на работу только отставных британских военных и сотрудников спецслужб (преимущество всегда было у выходцев из родной для него SAS). Для юридического прикрытия наемнической компании Kilo Alpha Service, осуществлявшей вербовку, и Watchguard International Ltd, предоставлявшей военно-охранные услуги, Стирлинг организовал схему, в которой роль своего рода ширм отводилась созданным им ранее телевизионным продакшенам TIE и Rally Film.
По некоторым данным, в структуру Стирлинга также входила туристическая компания, занимавшаяся отправкой сотрудников в зоны работы. Зачастую под конкретный проект полковник создавал дополнительные фирмы-однодневки, чье существование прекращалось вместе с расторжением контракта. Другие компании, такие как Kulinda Security Ltd, созданная для помощи ЦРУ в войне с латиноамериканскими наркокартелями, просуществовали гораздо дольше.
Зарегистрированные частью в Великобритании, частью в офшорных зонах, например, на Британских Виргинских островах, фирмы-прикрытия Стирлинга были вполне реальными и тоже приносили прибыль — в конце 60-х TIE участвовала в дистрибуции легендарного британского сериала «Доктор Кто» в странах своего присутствия, а чуть позже приложила руку к производству и трансляциям в Африке «Улицы Сезам» и «Маппет-шоу».
Существует вероятность, что Стирлинг использовал свои вовсе не мирные связи и влияние, чтобы продвигать деловые интересы TIE. Так, например, эта компания активно работала в Замбии, Сьерра-Леоне и Кении, где бизнес Майора-призрака присутствовал не только в своем гражданском исполнении. В 1972 году сэр Дэвид Стирлинг (в конце жизни полковник был посвящен в рыцари Ордена Британской империи) распустил Watchguard и ушел в политику. Придуманная им схема прикрытия ЧВК используется до сих пор.

Среди отставников SAS нашлось достаточно людей, вдохновившихся частным предприятием Стирлинга: в 1975 году появилась существующая и сегодня Control Risks Group (CR) — тогда дочерняя фирма группы страховых и туристических компаний Hogg Robinson. CR изначально специализировалась на предотвращении киднеппинга и выкупе украденных людей. В 1981 году она отделилась от материнской компании и существенно расширила спектр своих услуг, «продавая» ветеранов SAS в качестве телохранителей. Следующим этапом стало сотрудничество с детективными агентствами Kroll и Pinkertone в области оценки рисков, расследований и консалтинга, что превратило небольшую узкопрофильную фирму в международный холдинг.

После окончания войны в Омане в 1976 году британское правительство пришло к выводу, что больше не сможет использовать регулярную армию для влияния на исход зарубежных вооруженных конфликтов: социалистический лагерь в лице СССР, а вслед за ним и левая пресса небезосновательно обвиняли британскую внешнюю политику в неоколониализме. Британцам стало необходимо иметь возможность сказать «нас там нет».

Решением проблемы стала набранная в 1977 году из все тех же отставников Keenie Meenie Service (KMS), у которой из формальных связей с правительством Великобритании была лишь официальная регистрация и обязательство уведомлять государство о контрактах с иностранными заказчиками.

Достаточно скоро клиентами «дочки» Keenie Meenie — охранной компании Saladdin Security Ltd — стали британские дипломаты и члены королевского дома Саудовской Аравии. Телохранители из ветеранов SAS получались отличные. В публичной истории KMS так и осталась бы поставщиком личной охраны, если бы не череда скандалов: в 1984 году обученный компанией спецназ Шри-Ланки отметился серией кровавых зачисток и расправ над повстанцами, а двумя годами позже KMS стала фигурантом международного скандала «Иран-контрас».
Существует вероятность, что Стирлинг использовал свои вовсе не мирные связи и влияние, чтобы продвигать деловые интересы TIE. Так, например, эта компания активно работала в Замбии, Сьерра-Леоне и Кении, где бизнес Майора-призрака присутствовал не только в своем гражданском исполнении. В 1972 году сэр Дэвид Стирлинг (в конце жизни полковник был посвящен в рыцари Ордена Британской империи) распустил Watchguard и ушел в политику. Придуманная им схема прикрытия ЧВК используется до сих пор.

Среди отставников SAS нашлось достаточно людей, вдохновившихся частным предприятием Стирлинга: в 1975 году появилась существующая и сегодня Control Risks Group (CR) — тогда дочерняя фирма группы страховых и туристических компаний Hogg Robinson. CR изначально специализировалась на предотвращении киднеппинга и выкупе украденных людей. В 1981 году она отделилась от материнской компании и существенно расширила спектр своих услуг, «продавая» ветеранов SAS в качестве телохранителей. Следующим этапом стало сотрудничество с детективными агентствами Kroll и Pinkertone в области оценки рисков, расследований и консалтинга, что превратило небольшую узкопрофильную фирму в международный холдинг.

После окончания войны в Омане в 1976 году британское правительство пришло к выводу, что больше не сможет использовать регулярную армию для влияния на исход зарубежных вооруженных конфликтов: социалистический лагерь в лице СССР, а вслед за ним и левая пресса небезосновательно обвиняли британскую внешнюю политику в неоколониализме. Британцам стало необходимо иметь возможность сказать «нас там нет».

Решением проблемы стала набранная в 1977 году из все тех же отставников Keenie Meenie Service (KMS), у которой из формальных связей с правительством Великобритании была лишь официальная регистрация и обязательство уведомлять государство о контрактах с иностранными заказчиками.

Достаточно скоро клиентами «дочки» Keenie Meenie — охранной компании Saladdin Security Ltd — стали британские дипломаты и члены королевского дома Саудовской Аравии. Телохранители из ветеранов SAS получались отличные. В публичной истории KMS так и осталась бы поставщиком личной охраны, если бы не череда скандалов: в 1984 году обученный компанией спецназ Шри-Ланки отметился серией кровавых зачисток и расправ над повстанцами, а двумя годами позже KMS стала фигурантом международного скандала «Иран-контрас».
Правительственный солдат, прошедший подготовку у инструкторов EO, патрулирует улицы одного из городов Сьерра-Леоне, 1995 год
Белый наемник, бортстрелок в Сьерра-Леоне, 1997 год
Left
Right
Афиша к фильму «Темнота солнца» (в оригинале фильм называется
«The Mercenaries» - «Наемники»), 1968 год
Правительственный солдат, прошедший подготовку у инструкторов EO, патрулирует улицы одного из городов Сьерра-Леоне, 1995 год
Афиша к фильму «Темнота солнца» (в оригинале фильм называется
«The Mercenaries» - «Наемники»), 1968 год
Белый наемник, бортстрелок в Сьерра-Леоне, 1997 год
Сотрудники ЧВК патрулируют алмазные копи в Сьерра-Леоне, 1996 год
В официальном изложении комиссии Конгресса США суть скандала звучала обтекаемо: высокопоставленные лица в администрации США в обход запрета Конгресса поставляли Ирану оружие, а на вырученные деньги спонсировали контрас — повстанцев, борющихся против революционного просоветского режима так называемых сандинистов в Никарагуа. На деле вопрос о том, были ли Рональд Рейган и Буш-старший достаточно информированы о происходящем, до сих пор не закрыт и является питательной средой для конспирологических теорий. Это был единственный случай в истории США, когда существовала вероятность того, что и президент, и вице-президент могли попасть под суд.

Вмешательство США в дела Никарагуа раскрылось почти случайно: в небе над страной сбили груженный оружием самолет, пилот которого тут же заявил (и не соврал), что работает на ЦРУ. Ирония состояла в том, что до определенного момента британская ЧВК Keenie Meenie Service по контракту предоставляла руководителям спецоперации в том числе своих пилотов. Сменить за штурвалами самолетов, сбрасывающих оружие для контрас, британских пилотов из KMS на американских пилотов кураторы из ЦРУ решили лишь незадолго до того, как открылась вся афера.

Становление рынка частных военных услуг, то есть институционализация наемничества, шла полным ходом в тот момент, когда уже был принят первый международный документ о противодействии ему — Конвенция Организации африканского единства 1977 года о ликвидации наемничества в Африке. Через 12 лет, в 1989 году, аналогичная конвенция о борьбе с наемничеством была принята уже Генеральной Ассамблеей ООН, однако присоединились к ней на сегодняшний момент только представители 36 стран.

Несмотря на конвенцию ООН 1989 года, за следующие два десятилетия мировая индустрия частных военно-охранных услуг вырастет в сотни раз, превратившись из ряда небольших фирм, по сути являвшихся инструментами в руках правительств своих стран, в крупный международный рынок с годовым оборотом в десятки миллиардов долларов.

Компания N — Executive Outcomes, о которой рассказывалось в начале этой главы, основанная в 1989 году отставником южноафриканского спецназа Эбеном Барлоу, довела корпоративную систему ЧВК, созданную Стирлингом, до совершенства. Система аффилированных компаний, объединенных в холдинг Strategic Resource Corporation, насчитывала по меньшей мере 30 разных организаций. Специализация только некоторых из них была связана с военной индустрией — сферами деятельности других были звукозапись, добыча полезных ископаемых (в т. ч. нефти и алмазов), организация туризма.

В официальном изложении комиссии Конгресса США суть скандала звучала обтекаемо: высокопоставленные лица в администрации США в обход запрета Конгресса поставляли Ирану оружие, а на вырученные деньги спонсировали контрас — повстанцев, борющихся против революционного просоветского режима так называемых сандинистов в Никарагуа. На деле вопрос о том, были ли Рональд Рейган и Буш-старший достаточно информированы о происходящем, до сих пор не закрыт и является питательной средой для конспирологических теорий. Это был единственный случай в истории США, когда существовала вероятность того, что и президент, и вице-президент могли попасть под суд.

Вмешательство США в дела Никарагуа раскрылось почти случайно: в небе над страной сбили груженный оружием самолет, пилот которого тут же заявил (и не соврал), что работает на ЦРУ. Ирония состояла в том, что до определенного момента британская ЧВК Keenie Meenie Service по контракту предоставляла руководителям спецоперации в том числе своих пилотов. Сменить за штурвалами самолетов, сбрасывающих оружие для контрас, британских пилотов из KMS на американских пилотов кураторы из ЦРУ решили лишь незадолго до того, как открылась вся афера.
Сотрудники ЧВК патрулируют алмазные копи в Сьерра-Леоне, 1996 год
Становление рынка частных военных услуг, то есть институционализация наемничества, шла полным ходом в тот момент, когда уже был принят первый международный документ о противодействии ему — Конвенция Организации африканского единства 1977 года о ликвидации наемничества в Африке. Через 12 лет, в 1989 году, аналогичная конвенция о борьбе с наемничеством была принята уже Генеральной Ассамблеей ООН, однако присоединились к ней на сегодняшний момент только представители 36 стран.

Несмотря на конвенцию ООН 1989 года, за следующие два десятилетия мировая индустрия частных военно-охранных услуг вырастет в сотни раз, превратившись из ряда небольших фирм, по сути являвшихся инструментами в руках правительств своих стран, в крупный международный рынок с годовым оборотом в десятки миллиардов долларов.

Компания N — Executive Outcomes, о которой рассказывалось в начале этой главы, основанная в 1989 году отставником южноафриканского спецназа Эбеном Барлоу, довела корпоративную систему ЧВК, созданную Стирлингом, до совершенства. Система аффилированных компаний, объединенных в холдинг Strategic Resource Corporation, насчитывала по меньшей мере 30 разных организаций. Специализация только некоторых из них была связана с военной индустрией — сферами деятельности других были звукозапись, добыча полезных ископаемых (в т. ч. нефти и алмазов), организация туризма.
Афиша к фильму «Темнота солнца» (в оригинале фильм называется
«The Mercenaries» - «Наемники»), 1968 год
Оливер Норт даёт показания в Конгрессе о своём участии в афере Иран-Контрас. Вашингтон, 1987
На сайте, последняя рабочая копия которого относится к декабрю 1998 года, помимо достижений в предотвращении переворота указано, что компания «в кратчайшие сроки» способна привлечь 2000 человек, обладающих различными военными специальностями. По тем временам это был практически рекорд. За несколько лет своего существования EO успела поучаствовать в двух гражданских войнах — в Анголе в 1994–1996 годах, получив 144 миллиона долларов за свои услуги, и в Сьерра-Леоне в 1995–1996 годах, где официальная сумма контрактов составила 36 миллионов. В первом случае бонусом к гонорару шел доступ к алмазным и нефтяным концессиям на территории Анголы. В 1999 году из-за принятых в ЮАР жестких законов о регуляции рынка частных охранных услуг компания была формально расформирована, не дожив до расцвета частной военно-охранной индустрии всего несколько лет.
На сайте, последняя рабочая копия которого относится к декабрю 1998 года, помимо достижений в предотвращении переворота указано, что компания «в кратчайшие сроки» способна привлечь 2000 человек, обладающих различными военными специальностями. По тем временам это был практически рекорд. За несколько лет своего существования EO успела поучаствовать в двух гражданских войнах — в Анголе в 1994–1996 годах, получив 144 миллиона долларов за свои услуги, и в Сьерра-Леоне в 1995–1996 годах, где официальная сумма контрактов составила 36 миллионов. В первом случае бонусом к гонорару шел доступ к алмазным и нефтяным концессиям на территории Анголы. В 1999 году из-за принятых в ЮАР жестких законов о регуляции рынка частных охранных услуг компания была формально расформирована, не дожив до расцвета частной военно-охранной индустрии всего несколько лет.
ДРУГИЕ МАТЕРИАЛЫ:
ЧАСТЬ I: Фрилансеры холодной войны

Текст:
Александра Виграйзер
Иллюстрации: Влад Милушкин
Продюсер проекта: Илья Иванов
Выпускающий редактор: Татьяна Почуева, Юлия Любимова
Дизайн и верстка: Мария Терехова, Дарья Решке
Корректор: Наталья Сафонова

Фотографии: Str Old/Reuters; IWA; AFP PHOTO/STR; Bettmann/Getty Images;
Patrick ROBERT/Sygma via Getty Images; AP Photo/Jean-Marc Bouju

© All Right Reserved.
Snob
dear.editor@snob.ru