/ Москва

8714просмотров

Против фашизма. Прогулка по бульварам в сопровождении ОМОНа

В Москве 19 января прошла акция памяти адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, застреленных в центре столицы ровно год назад

Фото: Арсений Несходимов
Фото: Арсений Несходимов
+T -
Поделиться:

Организатору акции, которым выступил «Комитет 19 января», удалось добиться разрешения у московских властей на проведение двух пикетов: в 19.00 в начале Петровского бульвара и в 20.00 в сквере у памятника Грибоедову у метро «Чистые пруды». На каждый пикет заявлено 400 участников.

При этом, как отмечает РИА «Новости», разрешения на шествие от одной точки до другой получено не было — участники обоих пикетов могут лишь «организованно пройти» от Петровского до Чистопрудного бульвара. В связи с этим накануне московские власти выступили со специальным заявлением: «Правительство Москвы считает необходимым еще раз предупредить организаторов и участников: если согласование на проведение пикетов будет использовано для любых несанкционированных шествий, демонстраций или иных не разрешенных городскими властями публичных мероприятий, то правоохранительные органы будут действовать в строгом соответствии с законодательством Российской Федерации».

19.26 Николай Клименюк:

Мы идем навстречу шествию. У памятника Грибоедову все оцеплено, на бульварах полно милиции. Друзья, которые уже на Петровском, говорят, что милиция не дает прохода и пытается пресечь шествие. Сначала никого не пускали, но теперь кричат в мегафон, что будут пропускать небольшими группами по 50 человек.

19.35 Мария Семендяева:

Антифашисты прорвали оцепление.  Некоторые активисты задержаны — им удалось добежать до конца Петровского бульвара, где их схватили и погрузили в автозаки. Из оцепления выпускают людей без плакатов, которые идут на пикет к Грибоедову.

19.38 Николай Клименюк:

Мы на Трубной площади. Между нами и основной частью митинга все перегорожено милиционерами. Из толпы выпускают небольшими группами. Ждем наших друзей.

 

19.45 Мария Семендяева:

Сейчас группа демонстрантов движется вверх по Рождественскому бульвару. Антифашисты пытались выйти колонной на проезжую часть, но ОМОН всех согнал обратно на тротуар. Рядом с нами слышны взрывы петард, но участники акции заявляют, что это провокация.

19.52 Мария Семендяева:

Я вышла из оцепления с одной из первых групп. Мы проходим сейчас к началу Сретенского бульвара. Скандируют: «Фашизм не пройдет!», «Фашисты убивают — власти покрывают!», «Пока мы едины, мы непобедимы!» Здесь уже заметно меньше милиционеров.

19.54  Мария Шубина:

Я пока на Трубной. Давно не встречала такого количества приятных знакомых из самых разных сфер деятельности. Пока прошло четыре группы примерно по 50-100 человек.

 

19.57 Екатерина Руднер:

Поговорила с тремя омоновцами. На вопрос, что здесь происходит, все говорят одно и то же: «Это столкновение двух радикально настроенных политических партий». Каких партий, какое столкновение? Ничего не понятно.

Фото: Екатерина Руднер
Фото: Екатерина Руднер
Снято в переходе под Чистопрудным бульваром. Так фашисты подготовлись к акции

20.02 Мария Шубина:

Некоторые из участников акции слушают «Эхо Москвы». По радио сказали, что задержано уже несколько десятков человек.  Наша группа идет одной из последних. Сейчас идем по Рождественскому бульвару. За нами по проезжей части идет генерал-майор милиции.

20.10 Николай Клименюк:

Толпа растянулась от Трубной площади до Сретенских ворот. ОМОН вполне дружелюбен, следит в основном за тем, чтоб люди не выходили на проезжую часть. Марш проходит мимо кафе и ресторанов, и многие участники естественным образом отсеиваются туда. Кажется, у ресторанов сегодня ожидается рекордная выручка. Не хватает только рекламных плакатов «Антифашистам — второй глинтвейн бесплатно».

20.11 Мария Семендяева:

Сейчас я стою у памятника Грибоедову, всех проводят через металлоискатели и запускают в оцепление. Здесь все снова развернули транспаранты, основной: «Нет политическим убийствам». Продолжают скандировать лозунги. В толпе видны портреты Маркелова, Бабуровой. Среди присутствующих видела Григория Явлинского.

20.19 Мария Шубина:

Мы дошли до памятника Грибоедову. Продолжается выкрикивание лозунгов: «Выйди на улицу, верни себе город!», «Фашизм не пройдет!» и других. Кто-то в толпе зажег несколько файеров.

 

20.38 Мария Семендяева:

Толпа прорвала оцепление и с криками «Позор ментам!» выбежала на Чистопрудный  бульвар. В омоновцев кидают снежки и дымовые шашки. В ответ они жестко скручивают демонстрантов и загоняют всех обратно в оцепление.

У выступавших активистов забрали мегафон под предлогом того, что это митинг, а не пикет. Возмущенная толпа начала скандировать «позор» и, прорвав оцепление, двинулась по бульвару.

20.41 Мария Шубина:

Нас повсюду окружил ОМОН.

 

 

20.42 Николай Клименюк:

Я вырвался из оцепления. ОМОНовцы оттесняют людей. Непонятно куда деваться, чтобы снова не попасть в оцепление.

 

20.43 Мария Шубина:

Только что дали команду всех задерживать. Так и происходит. Людей выволакивают из толпы.

 

20.44 Мария Шубина:

Один ОМОНовец, похоже, ранен. Толпу рассекли на несколько частей. Пытаются задерживать активистов.

 

20.45 Мария Семендяева:

Демонстранты отгородились от ОМОНовцев заграждениями и пытаются не пропустить их обратно к памятнику Грибоедову.

 

20.57 Николай Клименюк:

Сначала митинг у памятника Грибоедову персональным составом напоминал вернисаж: много знакомых людей, которых привык скорее видеть, например, на художественной выставке, чем на антифашистском пикете. Все обнимаются, целуются и обмениваются какими-то новостями. На другом конце площади кто-то пытался произнести речь в память Маркелова и Бабуровой, однако милиционеры отобрали у выступающего мегафон. В этот момент мирная и вполне светская тусовка превратилась в побоище, чего и следовало ожидать. Милиция провоцирует демонстрантов, радикальные активисты атакуют ОМОНовцев. Сколько еще времени будет продолжаться драка между милиционерами и антифашистами, сказать сложно, но к акции памяти погибших год назад адвоката и журналистки это уже не имеет никакого отношения. После этого мирным гражданам на этом мероприятии делать нечего.

21.10 Мария Семендяева:

Шествие памяти Бабуровой и Маркелова все же формально состоялось. И ни одного омоновца вокруг. В первых рядах — активисты группы «Война».

Читайте также

Комментировать Всего 20 комментариев

Марш памяти Маркелова и Бабуровой самой своей идеей продолжает ту работу, которой Станислав Маркелов посвятил жизнь, — идеей ненасильственного волеизъявления, открытого предъявления и открытого обсуждения политических взглядов, социального противостояния без призывов к уничтожению оппонентов. К сожалению, мне не удалось оказаться в России в этот день (иначе я, безусловно, присоединилась бы к маршу памяти), но я благодарна коллегам по редакции, участвовавшим в марше и согласившимся написать о нем репортаж.

Я пришла на митинг, потому что прочитала статью Андрея Лошака на Openspace. 

Как он правильно написал, релятивизм здесь совершенно неуместен, фашизм-нацизм-расизм настолько однозначное зло, что я не могла остаться в стороне - хотя на митинге в послдений раз была в начале 90-х, наверное.

Я не знаю, что изменило мое присутствие там, мне просто это было нужно для себя.

Согласна с последним комментарием Коли Клименюка - у меня похожие ощущения. Когда шла с площади, слышала разговор двух милиционеров: "Ну пусть пока походят еще"...

Всего в шествии и пикетах приняли участие, наверное, человек 600-700. Это конечно мало, но гораздо больше, чем во многих похожих случаях. Одна приятельницв вспоминала, как однажды пришла на пикет "Освободите Алексаняна", который был днем и недалеко от ее работы, и ей было до слез обидно, что стоит 20 человек. Еще мне кажется важным, что я встретила очень много людей, которые, как и я, не принимают участия в Маршах несогласных, - например, потому, что не хотят вставать под лозунги Касьянова, но, как сказала выше Ира Михайловская, понимают, что фашизм - это совершенное, абсолютное зло, и отсутствие внятного противостояния ему - позорно. В результате было очень много людей, которые уже давно привыкли вздыхать, как все стало плохо и какое все безобразие, только в разговорах друг с другом - или иногда в статьях, если это журналисты. 

Было несколько поразивших меня вещей. Главная - как из мирного пикета все превратилось в побоище. Когда все пришли к памятнику Грибоедову, довольно быстро стало понятно, что мероприятие заканчивается. Но около памятника в мегафон кто-то говорил о недопустимости фашизма, о том, почему были убиты Бабурова и Маркелов и какие ценности они проповедовали. Большинство моих знакомых уже собирались, из толпы постепенно расходились в разные стороны люди. Зачем было отбирать мегафон, еще максимум 15 минут - и все бы завершилось. Мирные граждане ушли бы по домам. Но отобрав мегафон, милиция мгновенно спровоцировала активность молодых антифашистов. Они пришли с намерением вступить в схватку - и милиция сделала все, чтобы это намерение не осталось пустым. И дальше уже - крики, прорыв оцепления, сначала в сторону миллиционеров летели снежки, потом полетели льдины и зажглись файеры. И очень быстро появился ОМОН, которому дали команду всех хватать. Боевые антифашисты получили то, что хотели. Но дать возможность мирным демонстрантам закончить пикет спокойно ничего не стоило - но, видимо, так никто не умеет. 

А молодые люди на фотографиях (те которые в масках и в черном) они на чьей стороне?

Это Антифа - поскольку они живут в состоянии войны со скинхедами, нацистами, фашистами, то скрывают лица - и от фотокамер  ФСБ, и от фотокамер своих врагов. Собственно они, конечно, были готовы к стычкам с милицией с самого начала и ждали их.

Спасибо, Мария. Это несколько удивительно - даже не могу пока точно сформулировать почему... Можно ли бороться со скинами их же методами, и зачем начинать стычки с милицией? Моему уму западного обывателя - это уже не очень доступно...

Мы вчера, уже после шествия в гостях об этом много говорили. Понятно, что нам кажется также. И когда 1 мая в Берлине бьются антифашисты со скинами, а полиция успокаивает всех - единственное, что хочет нормальный человек - быть от этого подальше.И методы Антифа конечно же мне лично кажутся мало приемлемыми.

Но вчера я, когда шла на митинг, ( а шли мы не за репортажем, у него был договоренный автор, просто поскольку мы шли, мы, конечно же, стали в нем участвовать) я даже не задумывалась, что рядом будут Антифа. Просто было важно наконец что-то сделать - а повод казался мне очевидным. Как выяснилось, подобные чувства у многих понятных мне людей, иногда знакомых, иногда нет.  Поэтому вчерашнее шествие дает надежду - что-то такое про гражданскую позицию и гражданское общество начинает просыпаться.  А про то, как мирный пикет одной провокацией превратили в стычку, я написала выше.

какое? автоматы у оцепления? посмотрю я, как это понравится митингующим. гвоздики у пикетчиков? ну a кто мешает купить и попробовать раздать ментам? Они точно удивятся, может, и крутить не будут никого.

просто антифа, НБП и прочей обороне нужно не цветы, а чтоб их скрутили.

Честно - ты правильно подводишь логику под мою эмоцию. Конечно нам не нужны штыки, конечно легко купить гвоздики. Так что - нечем крыть.

Маш, я не знаю насчет камер своих врагов. Я сколько вижу антифа, во всех странах, с 91-92 года - всегда они в масках ходят, это у них субкультурная опознавалка такая. Что в Чехии, что в Германии, что в ЮК. 

Такое объяснение дают Антифа. Я как раз впервые с ними оказалась близко - поэтому, возможно, они подводят логику под субкультурную традицию. А может быть у них логика одна на всех.

Я, к сожалению, не успел попасть вчера на Чистопрудный бульвар, но хочу сказать, что это все очень правильно. Первый консолидированный выход на улицу. Были события в Италии с такими же требованиями, а само действие носит характер мемориальный, таким образом люди выражают свою позицию — и те, кто за, и те, кто против.

Первый прорыв оцепления на Петровском бульваре

 

Новости наших партнеров