Все новости

Редакционный материал

Алишер Каланов: Пять гигаватт возобновляемой энергетики — только начало

Доля возобновляемой энергетики в общем энергобалансе России не превышает сегодня 0,2%, в то время как аналогичный показатель в Германии — 36%. И это вполне объяснимо: наша страна обладает крупнейшими запасами дешевых углеводородов в мире. Нужно ли в таком случае России развивать собственную солнечную и ветрогенерацию, что такое программа «Пять гигаватт» и вырастет ли в обозримом будущем доля возобновляемых источников энергии до уровня стран Запада? Об этом «Снобу» рассказал руководитель Инвестиционного дивизиона возобновляемых источников энергии ООО «УК “РОСНАНО”» Алишер Каланов

26 Июнь 2019 13:43

Фото: Стоян Васев


Ɔ. РОСНАНО участвует в строительстве трех заводов в рамках программы локализации производства ветроэнергетических установок. Один из них — завод в Таганроге, который будет производить башни этих установок, — на днях успешно прошел сертификацию одного из лидеров мирового рынка, датской компании Vestas. Чем вызван такой пристальный интерес РОСНАНО к возобновляемым источникам энергии, это же не классические нанотехнологии?

Для начала давайте определимся, что такое нанотехнологии. В самом общем смысле это технологии, которые позволяют улучшать физические характеристики материалов за счет целенаправленного контроля и управления строением, химическим составом и взаимодействием отдельных элементов с размерностью от 1 до 100 нанометров. Это позволяет создавать, в свою очередь, продукты и сервисы с уникальными свойствами.

Именно в этом направлении сейчас развивается вся мировая индустрия возобновляемых источников энергии (ВИЭ). В ветроустановках использование нанотехнологий играет решающую роль: это и стекловолоконные композиты для лопастей, и функциональные покрытия стальных частей для защиты от износа, и многое другое.

Так что вполне закономерно, что мы решили использовать наши технологии для развития отрасли ВИЭ в России. Причем мы пошли сразу в два сегмента — и в генерацию, и в производство оборудования. Специфика первого этапа развития рынка ВИЭ в нашей стране была такова, что сегмент генерации не смог бы появиться без локализованных производств, а без гарантированного спроса на оборудование запуск новых предприятий был бы невозможен. Таким образом, для формирования нового технологического кластера ВИЭ в России эти два сегмента — энергетический и индустриальный — должны были появиться на рынке одновременно.

Другое дело, что устойчивое развитие этого кластера невозможно без наличия всех четырех основных компонентов — не только генерации и производства оборудования, но и образования и прикладной науки. Сейчас, после запуска первых двух элементов, мы занимаемся созданием образовательных программ для подготовки квалифицированного персонала, а наши проектные компании приступают к научным исследованиям.


Ɔ. Что представляет собой программа «5 гигаватт»?

Сейчас в России действует программа поддержки ВИЭ, одна из задач которой — увеличить долю вырабатываемой «зеленой» электроэнергии.

По этой программе до 2024 года были выделены квоты на строительство около 5 ГВт солнечных и ветроэлектростанций. Крупнейшие отечественные и международные инвесторы проявили интерес к участию в развитии новой отрасли, и они вступили в конкурентную борьбу за право построить электростанции ВИЭ. Завершившиеся недавно конкурсные отборы определили почти всех участников этой программы.

В итоге был сформирован портфель проектов солнечной и ветроэнергетики с объемом будущих инвестиций более 510 млрд руб. Еще около 40 млрд руб. потратят на локализацию производств их партнеры — поставщики оборудования.

Самое важное требование, которое предъявляется ко всем участникам конкурса: они должны использовать в строительстве квалифицированные, локализованные в России решения. Сейчас минимально необходимый уровень локализации составляет 65% для ВЭС и 70% для СЭС. Таким образом, мы не просто строим новую генерацию ВИЭ — в итоге мы сможем производить полный цикл собственного оборудования для возобновляемой энергетики в нашей стране.

Фото: Стоян Васев

Новая отрасль обладает большим мультипликативным эффектом в смежных отраслях промышленности. Используя в своей деятельности отечественное сырье и материалы, возобновляемая энергетика создает значительный спрос на российскую сталь, бетон, арматуру, кремниевые слитки, стекловолокно и т. д. Также становятся востребованными отечественные инжиниринговые услуги по строительству генерации ВИЭ.

Если говорить про влияние отрасли на экономику в целом, ВИЭ до 2024 года обеспечит среднегодовой прирост ВВП на уровне более 0,1%, плюс существенный объем налоговых поступлений, а также будет создано до 12 000 высокотехнологичных рабочих мест.

Хотелось бы отметить, что компаниям на конкурсных отборах удалось достичь двукратного снижения капитальных затрат на строительство новой генерации. Это соответствует той динамике, которая наблюдается во всем мире. Очевидно, что такое снижение влияет на себестоимость вырабатываемой за счет ВИЭ электроэнергии — в ряде стран она сравнялась со стоимостью выработки традиционной генерации. И в долгосрочной перспективе это произойдет и в нашей стране.


Ɔ. Насколько долгосрочной?

Во всем мире для сопоставления различных технологий генерации используется сравнение по нормированной стоимости вырабатываемой электроэнергии, так называемому LCOE. Эта методика определяет стоимость вырабатываемого МВт*ч электроэнергии на протяжении всего жизненного цикла энергоустановки с учетом всех капитальных затрат на строительство, стоимости финансирования, затрат на топливо, переменных и постоянных издержек на сервисное обслуживание и ремонт, вывод из эксплуатации и т. д.

По нашим оценкам, в Российской Федерации к 2030–2035 гг. сначала ветроэнергетика, а затем и солнечная генерация сравняются по этому показателю с традиционной.

Что это будет означать для отрасли ВИЭ в России? Что она сможет развиваться уже на рыночных условиях. Однако до этого момента для развития отрасли критически важен внутренний рынок сбыта. В противном случае неизбежно произойдет ее упадок, процесс формирования и накопления новых компетенций будет остановлен.

И в этом смысле мы рассчитываем на продление мер государственной поддержки ВИЭ после 2024 года в объеме не менее 10 ГВт.

Почему именно этот объем? К 2024 году общий производственный потенциал выпуска оборудования ВИЭ в России составит не менее 1,4 ГВт в год. Мы видим, что индустрия ВИЭ в тех странах, где сформирована такая производственная компетенция, работает в определенной логике. Порядка 65% от промышленного потенциала поставляется на внутренний рынок, в том числе для создания референций выпускаемому оборудованию, а оставшиеся 35% экспортируются. Таким образом, 10 ГВт — это минимально необходимый объем внутреннего рынка, который позволит не только сохранить наработанные индустриальные компетенции и увеличить уровень локализации оборудования вплоть до 90% для ВЭС и 100% для СЭС, но и освоить производство более эффективных технологических решений. Следующий шаг — экспортные поставки высокотехнологичной продукции энергомашиностроения ВИЭ.

Фото: Стоян Васев


Ɔ. Возобновляемая энергетика — это всегда часть госполитики?

Не только политики государств, но и корпораций.

В мире возобновляемая энергетика активно развивается с начала 2000-х годов в ответ на стремление ряда стран снизить антропогенное влияние энергетики на климат Земли. Они поставили перед собой амбициозные задачи увеличить в среднем долю ВИЭ до 30% в энергобалансе и разработали специальные механизмы, чтобы субсидировать эту отрасль и привлекать новые инвестиции в ее развитие. Первые технологические решения были малоэффективными и дорогими, но с появлением большого числа заинтересованных компаний и увеличением объемов рынка технологии становились дешевле. В конечном итоге широкомасштабное развитие запустило и экономические механизмы, сформировало тренды к снижению стоимости электроэнергии ВИЭ до рыночного уровня.

Совокупность экономических стимулов и социальной ответственности международных компаний изменила бизнес-логику потребителей, которые стали заинтересованы в стопроцентном потреблении экологически чистой электроэнергии. Появилась даже международная инициатива RE100, которая объединила под этой идеей многие мировые компании, уже потребляющие в год суммарный объем возобновляемой электроэнергии, соразмерный энерговыработке такой страны, как Египет.

Сейчас мировая отрасль ВИЭ находится в устойчивой фазе роста и развития, введено в эксплуатацию совокупно более 1000 ГВт СЭС и ВЭС, ежегодный объем инвестиций уже превысил отметку в $300 млрд. Что самое важное, с 2015 года мы наблюдаем ситуацию, когда новых объектов ВИЭ вводится больше, чем традиционной генерации.


Ɔ. Для нашей страны существуют внешнеэкономические вызовы из-за глобального развития ВИЭ?

Россия – одна из пяти крупнейших энергетических держав мира, и у нас много собственных дешевых углеводородов. Поэтому развитие ВИЭ не является приоритетным ни по экономическим, ни по экологическим соображениям. Но мы видим, как технологии ВИЭ все в большем количестве стран начинают конкурировать с традиционной генерацией. Уже есть авторитетные исследования, которые утверждают, что стоимость электроэнергии новой генерации ВИЭ в скором времени будет ниже, чем у действующих угольных или газовых электростанций.  Если к этому моменту у нас не будет собственных индустриальных компетенций ВИЭ, то мы будем массово закупать и ставить у себя зарубежные солнечные панели и ветроустановки. Это большой риск не только для российской экономики, но и для энергетической безопасности. 

Также, учитывая международные подходы к сокращению углеродного следа, рано или поздно мы можем столкнуться с протекционистскими барьерами для нашей экспортной продукции. Я уже не говорю, что компании — участники зеленой экономики, которая постоянно увеличивается, могут потерять интерес к покупке наших товаров и инвестициям в российскую экономику.

Поэтому мы и считаем важным не отстать от мировых трендов и реализуем программу поддержки не с точки зрения экологической повестки, как все остальные страны, а исходя из чисто индустриальной логики. 5 ГВт снижают объем выбросов всего на 7 миллионов тонн углекислого газа. Для сравнения: в прошлом году в России выбросы составили 2,7 миллиарда тонн. Если программу поддержки ВИЭ продлят и будет построено еще 10 гигаватт СЭС и ВЭС, это позволит снизить выбросы СО2 еще на 19 млн тонн ежегодно. То есть всего на 0,6% от текущего уровня.

Важно другое. Программа «5 гигаватт» позволила включить Россию в «клуб» стран, у которых есть собственные технологии производства ключевого оборудования для возобновляемой энергетики. Этих стран в мире не больше 15, и сегодня Россия вошла в их число.

Фото: Стоян Васев


Ɔ. Пять гигаватт — это много или мало?

Это тот минимум, с которого стал возможен запуск этой индустрии. К 2024 году этот объем обеспечит около 1% от всей выработки электроэнергии в стране, что сильно ниже от заявленной в программных документах цели 4,5%. При этом уже сегодня такие страны, как США, Канада, Китай, Бразилия, вырабатывают около 6–9% электроэнергии за счет ВИЭ. В мире за последний год было введено около 150 ГВт СЭС и ВЭС, и темпы вводов становятся все больше и больше, поэтому наши пять гигаватт — это, конечно, капля в море. Но для решения наших задач — формирования страновых индустриальных компетенций в области ВИЭ — это важный первый шаг. 


Ɔ. Как организован инвестиционный процесс?

В России действует механизм поддержки — ДПМ ВИЭ, согласно которому инвестор, победивший на конкурсном отборе и выполнивший определенные квалификационные требования, ежемесячно получает с рынка фиксированную плату за установленную мощность. Данный механизм доказал свою эффективность: на рынок пришли крупнейшие инвесторы, которые конкурируют между собой, банки активно кредитуют эту индустрию.

Этот механизм несколько отличается от общемирового, где больше распространен другой инструмент — «зеленый» тариф, по которому плата осуществляется за фактическую выработку. Но принципиальная суть этих механизмов и в мире, и в России одна — субсидирование новой отрасли.


Ɔ. Какова степень локализации в ветроэнергетике? И какую роль играет сотрудничество с корпорацией Vestas?

Начну с Vestas. Это игрок номер один в мире, он сегодня на рынке занимает первое место по объему продаж среди всех производителей оборудования для ветроустановок. Это глобальная компания с большими профессиональными компетенциями, компания, которая в нескольких странах уже решила примерно такую же задачу, как мы решаем сегодня в России: она локализовала там производство элементов собственных ветроустановок.

И когда мы стояли перед выбором, с каким технологическим партнером сотрудничать, мы провели переговоры более чем с 10 компаниями, которые на сегодняшний день контролируют 80% мирового рынка ветроустановок. Из всех предложений предложение Vestas было наиболее взвешенным, наиболее современным, оно было экономически оправдано для нашей бизнес-модели. 

В плане локализации мы должны были обеспечить уровень не менее 65%, поэтому мы сделали упор на три основных компонента, наиболее важных для локализации. Это сборка гондолы — она осуществляется на заводе в Нижнем Новгороде. Внутри гондолы есть несколько элементов, сборка которых точно так же локализована в России: система охлаждения, системы поворота гондолы. Совокупно эти элементы дают 16-процентный вклад в локализацию.

В двух других компонентах ветроэнергетических установок — в лопастях и башнях — мы обеспечили вклад в локализацию, соответственно, на 18% и 13%. Лопасти производятся на построенном нами заводе в Ульяновске, башни производятся в Таганроге.

Все три элемента ветроэнергетической установки — башня, гондола и лопасти — имеют большую логистическую специфику. Сами понимаете: 62-метровые лопасти — это единые композитные изделия. Башни состоят из четырех секций, каждая из которых весом 60–70 тонн, высота — 20–30 метров, диаметр — 4,5 м. Гондола — изделие с габаритами 40-футового контейнера длиной 12,8 м и весом до 100 тонн. Во всем мире такого рода изделия перевозятся на большие расстояния по водным магистралям. Потому все локации наших производств: Нижний Новгород (гондолы), Ульяновск (лопасти) и Таганрог (башни) — находятся вблизи главных водных артерий страны. Так что логистическая специфика настолько существенная, что, исходя из нее, нередко приходится менять площадки для строительства.

Фото: Стоян Васев


Ɔ. Какие условия нужно соблюсти, чтобы создать ветропарк в том или ином регионе?

Главное условие — высокая скорость ветра. Наличие сетевой инфраструктуры, доступных земель под строительство. Логистические возможности, как я уже сказал, также являются немаловажным фактором. Многие руководители регионов, у которых стоят задачи привлечь новые инвестиции в развитие инфраструктуры, заинтересованы в строительстве ветропарков на своей территории. Ведь один такой парк — это миллиарды рублей прямых инвестиций, новые рабочие места, прирост налоговых платежей, увеличение спроса на местное сырье и материалы. К тому же улучшается структура энергобаланса региона.


Ɔ. Развитие отрасли ВИЭ — импортозамещение или импортоопережение? 

Рано или поздно, когда ВИЭ смогут конкурировать с традиционной генерацией, эти технологии массово придут и на наш рынок. Мы можем сейчас быть пассивны и, как это обычно случается, решать проблемы по мере их поступления. Но стратегически правильно уже сейчас предпринимать активные действия в ответ на формируемые внешние вызовы. По сути, создавая сегодня новую индустрию ВИЭ, мы встраиваемся в глобальную цепочку поставок отрасли, исчисляемой миллиардами евро, становимся одним из ее элементов. В целях повышения конкурентоспособности нашей экономики мы сейчас создаем производства инновационного оборудования, которое могло бы поставляться из-за рубежа. Так что да, это можно назвать импортоопережением.


Ɔ. Каково в вашей деятельности в сфере возобновляемой энергетики соотношение между желанием заработать и решением государственных задач?

С одной стороны, мы, как институт развития, заинтересованы в создании новых инновационных индустрий и кластеров, которые развивают отечественную экономику. С другой стороны, у нас есть KPI с точки зрения обеспечения требуемого уровня доходности на вложенный капитал. Поэтому мы должны проводить взвешенную инвестиционную политику — финансировать те проекты, которые имеют приемлемый уровень риска и доходности, но при этом развивают инновационные нанотехнологии в нашей стране.

Каланов Алишер Бахадырович — руководитель Инвестиционного дивизиона ВИЭ ООО «УК “РОСНАНО”», председатель советов директоров ООО «УК “Ветроэнергетика”» (управляющая компания совместного инвестиционного Фонда развития ветроэнергетики РОСНАНО и Fortum), ООО «Вестас Мэньюфэкчуринг Рус» (проектная компания РОСНАНО, Vestas и Консорциума инвесторов Ульяновской области), ООО «Башни ВРС» (проектная компания РОСНАНО, Windar Renovables и ПАО «Северсталь»).

В 1991 году закончил Московский государственный технический университет им. Н. Э. Баумана по специальности «Электронное машиностроение». Имеет более 20 лет опыта руководящей работы в крупных компаниях ТЭК. В ООО «УК “РОСНАНО”» работает с февраля 2013 года, в настоящее время — руководитель Инвестиционного дивизиона ВИЭ.

Беседовал Александр Полянский

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться