Сергей Николаевич: 
Последний дижестив

Участники дискуссии: Алена Рева
+T -

Гунтер Закс коллекционировал не просто произведения искусства, но сенсации в искусстве. Таким же сенсационным обещает стать аукцион Sotheby’s в конце мая, на котором состоится распродажа знаменитой коллекции одного из главных плейбоев ХХ века

Поделиться:
Фото: Stefan Pielow / Agentur Focus / Agency.photographer.ru
Фото: Stefan Pielow / Agentur Focus / Agency.photographer.ru
La mich in Ruhe. Аукцион коллекции Гунтера Закса состоится в лондонском отделении Sotheby’s 22–23 мая (Sothebys.com)

Он был из поколения великих плейбоев ХХ века: самые знаменитые женщины, самые быстрые автомобили, самые дорогостоящие увлечения, среди которых коллекционирование искусства занимало едва ли не главное место. По своей натуре Гунтер Закс не был алчным стяжателем, скорее азартным игроком. Который с одинаковым напором добивался и признанных красавиц, и произведения самых дорогих и неприступных художников. Он был великолепен, когда хотел обольстить и когда ему надо было расплачиваться. Никогда не торговался. Знал, что лучше войти в историю щедрым меценатом и неотразимым плейбоем, чем мелочным торгашом. Так и вышло: его запомнят как мужа Брижит Бардо и как создателя уникальной коллекции современного искусства

С Гунтером никогда нельзя вернуться назад, идешь только вперед или подыхаешь!

Брижит Бардо

Фото: Elliott Erwitt /Magnum Photos / Agency.photographer.ru
Фото: Elliott Erwitt /Magnum Photos / Agency.photographer.ru
Шахматная партия с почти голой красоткой. Интересно, кто кому тогда объявил мат?

Я видел его только один раз. На террасе отеля Badrutt’s Palace в Санкт-Морице сидел очень загорелый и очень старый человек. Запомнилось сочетание белого и голубого. Голубые глаза, голубое небо, голубой шарф. И ослепительная белизна снега, седины, модного свитера крупной вязки. Старость в Санкт-Морице и других подобных местах редко облачается в траур. Как правило, это всегда яркие куртки, шапочки с игривыми помпонами, цветные шарфики, какие любят студенты Сорбонны. На этом безмятежном, щебечущем, цветастом фоне старик в бело-голубом выглядел грозным викингом из «Песни о Нибелунгах», случайно затесавшимся в массовку какой-нибудь «Веселой вдовы» или «Летучей мыши». В его надменном безмолвном присутствии было что-то укоряющее и отстраненное. Только он и горы, только он и небо. Ну еще виски, отливавший на солнце прибалтийским янтарем в тяжелом хрустальном стакане. Потом к нему подошла моложавая выцветшая блондинка в вытертых джинсах – бледный отпечаток былых длинноногих и длинноволосых красавиц семидесятых годов – и что-то ему сказала по-немецки строго, из чего я разобрал только «Гунтер». И его ответ, сопровождавшийся брезгливым, отстраняющим жестом: La mich in Ruhe – «Оставь меня в покое». Но стакан виски между тем блондинка изъяла, чтобы поставить его на стойку бара с тем стоическим и горделивым выражением, как если бы она принесла cдавать на анализы кровь или мочу любимого мужа.

«Вы, конечно, уже поняли, кто это?» – спросила меня PR-директор Badrutt’s Palace г-жа Эва Райнике. По ее сияющему лицу было видно, что я удостоился невероятной удачи лицезреть сцену из семейной жизни какой-то очень известной пары. Пришлось расписаться в своем невежестве: ни старый господин, ни его блондинистая жена мне были незнакомы.

«Но это же Гунтер Закс!» По округлившимся глазам Эвы я понял, что совершил faux pas: приехать в Санкт-Мориц и не знать, кто такой Гунтер Закс, непростительно!

Извините, этот материал доступен целиком только участникам проекта «Сноб» и подписчикам нашего журнала. Стать участником проекта или подписчиком журнала можно прямо сейчас.

Хотите стать участником?

Если у вас уже есть логин и пароль для доступа на Snob.ru, – пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы иметь возможность читать все материалы сайта.

Комментировать Всего 1 комментарий

Восхитительная статья! Спасибо!

Эту реплику поддерживают: Юлия Зверева

СамоеСамое

Все новости