Юлия Гусарова /

Михаил Швыдкой: Открывать музей в кризис — настоящий русский жест

Участники проекта «Сноб» посетили открытие нового Музея русского импрессионизма с внушительной частной коллекцией

+T -
Поделиться:

Живопись объединяет: вчера на открытие Музея русского импрессионизма, меценатского проекта Бориса Минца, пришли люди, которых практически не встретишь в одном зале в одно и то же время. Среди экспонатов прогуливались Анатолий Чубайс, Алексей Кудрин, Владимир Познер, Ольга Свиблова, Кирилл Серебренников, Божена Рынска, Софья Троценко, телеведущие Аврора и Татьяна Геворкян и еще несколько десятков бизнесменов, художников и их спутниц.

Новое место на культурной карте Москвы открылось во внутреннем дворе краснокирпичного бизнес-центра «Большевик» — бывшей советской кондитерской фабрики. Здание музея, сияющее металлической облицовкой на фоне кирпичных стен, чем-то напоминает Kurosawa Wing Музея Ван-Гога в Амстердаме: оно тоже кажется небольшим снаружи, однако музейные залы устроены так, что на неспешный осмотр всех картин на трех этажах уходит часа два.

Часть коллекции музея, которую бизнесмен и меценат Борис Минц собирал пять лет, расположилась на первом и цокольном этажах; среди экспонатов можно увидеть полотна Серова, Кустодиева, Кончаловского, Коровина, Герасимова и других признанных русских живописцев. На нижнем этаже музея находится также кинозал с большим экраном для специальных мероприятий, без которых не обходится нынче ни один музей. На втором и третьем этажах гости увидели впечатляющую своим объемом ретроспективную выставку Арнольда Лаховского, знаменитого ученика Репина и мастера городских пейзажей и уличных сценок.

После того как светские дамы сделали селфи с матронами в гигантских чепцах кисти Лаховского, Борис Минц взял слово. «Мне неоднократно говорили, что русский импрессионизм — это и тема тяжелая, и название неважное, — сказал он. — Но я на это отвечаю цитатой из Достоевского: русской культуре характерна всемирная отзывчивость; она может перерабатывать разные влияния и создавать на этой основе глубокое национальное искусство». Его поддержал министр культуры Владимир Мединский, добавив, что его воодушевляет тот факт, что на месте промышленного здания в Москве иногда появляются не только ТЦ, но и мощные меценатские проекты.

Директор нового музея Юлия Петрова анонсировала выставки, которые можно будет увидеть осенью и зимой — персональную выставку Валерия Кошлякова и ретроспективу художницы Серебряного века Елены Киселевой, — и позвала всех на искусствоведческие курсы для детей и взрослых. Следующими на сцену вышли Михаил Швыдкой и Михаил Жванецкий, которые стали членами попечительского совета музея. «Открывать частный музей в период экономического кризиса — настоящий русский жест, — заметил Швыдкой. — А это значит, страна жива и народ жив. Кроме того, на мой взгляд, открытие частного музея — жест доверия  правительству». Жванецкий добавил: «Народ двинул в музей потому, что захотелось неподвижной жизни, созерцания. Уже невозможно созерцать подвижное на неподвижном экране. Ты сам хочешь выбирать, напротив чего тебе стоять и во что вглядываться».

Генеральный директор BMW Group Россия Елена Смирнова подчеркнула партнерский характер отношений с музеем, отметив готовность концерна привлекать глобальную экспертизу в области искусства и поддерживать российских художников: «BMW Group гарантирует полную свободу творчества во всех проектах, в которых принимает участие, поскольку данный принцип является основополагающим в создании как выдающихся произведений искусства, так и успешных инноваций в сфере бизнеса».

В этот вечер гости не только увидели, но и услышали, как «звучат» полотна. Кульминационным моментом торжественного открытия стала премьера «Музыкальной прогулки по Музею русского импрессионизма», созданная специально к открытию известным российским композитором Дмитрием Курляндским и видеохудожником Ольгой Кумегер. Проект основан на ключевых произведениях из коллекции музея: «Окно» Валентина Серова, «Венеция» Бориса Кустодиева, «Каток “Динамо”» Петра Кончаловского, «Ворота Ростовского кремля» Константина Юона и «Мокрые афиши» Юрия Пименова.