Юлия Гусарова /

«Черный русский»: танцы на корнях

Участники проекта «Сноб» посетили иммерсивный спектакль-триллер Максима Диденко и театральной компании Ecstatic по повести Пушкина «Дубровский»

+T -
Поделиться:

Помните, с чего началась повесть? После дурацкой ссоры на псарне барин Кирила Петрович Троекуров, используя свое влияние, отбирает имение у своего соседа, небогатого «старинного дворянина» Андрея Дубровского, вследствие чего тот очень быстро теряет рассудок и умирает. С этого места повести и начинается действие в «Черном русском»: зрители — гости особняка Спиридонова — попадают на поминки. Им вручают маски, тем самым приглашая не только к просмотру, но и к участию в происходящем.

Приключения поджидают буквально с порога, еще до начала спектакля (хотя сложно сказать, когда именно он начинается): в гардеробе пальто принимает лохматый юродивый с трясущимися руками. В темном коридоре кто-то гудит, как пономарь, зачитывая список всего имущества, оставшегося от покойного. На кухне гостям наливают «рябиновку» и готовят закуски брутального черного цвета: «Помяните барина». Выпить и расслабиться действительно стоит, поскольку избежать взаимодействия с полубезумного вида челядью, обитающей в «людской» на первом этаже особняка, не выйдет. Можно сколько угодно убеждать себя в том, что это молодые симпатичные актеры, однако обстановка настолько натуральна, что слово «декорации» к ней применить невозможно, а потому действие засасывает, и каждый его участник вызывает сильные эмоции, даже когда просто подходит близко. Лепнина, холодные перила темных лестниц, струящийся отовсюду дым, запах хвои, сена и мяса, обилие зеркал и дрожащих проекций на стенах и постоянные перебежки по локациям, направляемые суровыми людьми в черных рясах, обеспечивают полное погружение в конфликт «верхов» и «низов», быта и природы.

Вначале зрителей делят на три группы, и каждая смотрит свою линию спектакля: линию Маши, Дубровского или помещика Троекурова. В каждой линии есть свои «жемчужины», ради которых хочется прийти в особняк еще и еще раз, чтобы стать свидетелем всех сцен и увидеть все локации. В основном действия участников спектакля — это перформанс, пантомима и современный танец. Монологов, диалогов минимум — вместо них песни на манер старорусских, под рассыпающийся бит и урчащий бас электронной музыки. Во время одной из музыкальных сцен открылись прекрасные вокальные способности Равшаны Курковой (Маша Троекурова), которая поет, буквально совершая кувырки в воздухе на руках мужчин.

Впрочем, среди сборной труппы актеров из «Гоголь-центра», Мастерской Брусникина, Театра наций, театра «Практика» и БДТ достаточно обладателей запоминающегося вокала. Ближе к концу истории о Дубровском все три линии сливаются воедино, а вместе с ними — голоса актеров, которые начинают кружиться в бешеном хороводе на гигантском круглом столе, стуча пятками буквально на уровне лиц зрителей. Финал, кстати, не по Пушкину, и режиссер Максим Диденко прокомментировал его так: «Автор свою повесть не закончил и тем самым дал мне некоторую свободу действий».

«Черный русский» — это не только роскошный аудиовизуальный аттракцион, но еще и серьезное высказывание на тему связи пушкинской, помещичьей эпохи с современностью, попытка проанализировать «русскость», определить, из чего она состоит. «Дубровского» считают слабым произведением Пушкина, который пытался написать разбойничий роман, какие десятками выходили в Европе. Однако Диденко больше интересовала не история романтического героя-разбойника, а среда, в которой он оказался, — ненавистное Пушкину «дикое» дворянство.

«К “Дубровскому” мы пришли случайно, — сказал режиссер. — Однажды мы с драматургом Константином Федоровым гуляли по Петербургу, размышляя, какой материал взять для спектакля. Перебирали разные русские произведения и в какой-то момент наткнулись на “Дубровского”: в этом произведении есть и острота, и интересные сюжетные ходы. Да, возможно, это легкая литература. Но это у Пушкина и интересно — как легкость сочетается с глубиной. Еще очень заинтересовал образ помещика Троекурова, совмещающий любовь к родине, православие, самодурство и насилие во всех проявлениях. По-моему, очень современный герой».

Амбициозный проект продюсеров Елены Новиковой и Дарьи Золотухиной, с которым они пришли к Диденко, был реализован в предельно сжатые сроки. По словам режиссера, репетиции шли всего месяц, а до этого еще полтора месяца команда занималась съемками видеоматериалов в лесах под Петербургом и в павильоне. «Сложнее всего было совместить все элементы спектакля — видео, звук, свет, перемещения всех персонажей, да еще и в двух составах, ведь спектакль идет как минимум в трех из десяти комнат одновременно, — рассказал Диденко. — Да и совокупная длительность спектакля не полтора часа, а в несколько раз больше». Труды команды «Черного русского» увенчались успехом: билеты раскуплены на две недели вперед, а культурные обозреватели в один голос называют постановку «будущим театра».