Марат Гельман: Если бы у нас было гражданское общество, гельманы были бы не нужны

26 апреля Общественная палата РФ обсуждала генеральный план развития Москвы. В начале заседания Марат Гельман попросил отвлечься от критики московских чиновников, а сконцентрироваться на проблемах генплана, чтобы можно было, наконец, наметить план работы. По итогам обсуждения пришли к решению действовать по трем направлениям: «линия общественности, юридический путь и политический», — сообщил Марат Гельман

Фото: Photas
Фото: Photas
+T -
Поделиться:

Мы предусмотрели разные варианты развития событий и наметили три плана. По первому плану мы будем действовать, если увидим движение с той стороны в нашу сторону, желание работать вместе и взаимодействовать. В данном случае мы говорим о следующих шагах: отмена третьего и второго чтений, прохождение генплана через общественную экспертизу специалистами по транспорту, по урбанистике, по истории Москвы. И мы рассчитываем на учет наших замечаний, доработку, и, если концепция генплана в корне не верна, переработку. Это может занять более полугода. Во всяком случае, столько времени уйдет на учет 1500 заявленных на сегодня памятников.

Второй вариант противодействия — это путь закона. Мы обсуждаем генплан столицы Российской Федерации, а согласования генплана на федеральном уровне не было. Поэтому мы готовим документы в Минрегионразвития. Второй документ мы готовим в прокуратуру — во-первых, для того, чтобы прокуратура признала этот генплан незаконным. А во-вторых, как рассказал нам Трутнев, в генплане отражено, что более 70% территории города попадает в зону реорганизации. Это значит, что люди, владеющие квартирами, могут быть в любой момент лишены жилья и выселены в другое место. Эта неразбериха (с одной стороны конституция защищает собственность, с другой — генплан защищает возможность реорганизации территорий) есть повод обратиться в прокуратуру. Второй план мы начнем претворять в жизнь только в том случае, если почувствуем, что мы зря рассчитываем на то, что мэрия хочет сотрудничать с обществом и что мэрия хочет сделать хороший генплан.

Третий путь — политический. Нам всем понятно, что Лужков у нас тяжеловес, и что закон ему не указ. Поэтому третий путь — это обращение к президенту. Мы не должны забывать, что Москва — столица.

Запустить первый план мы планируем до майских праздников, второй — сразу после, третий — в случае, если мы поймем тщетность первых двух.

Что касается тайного принятия в третьем чтении генплана. Прошла информация, что отменили думские каникулы, и вроде пятого мая втихаря хотят принять генплан. Я в это не очень верю, потому что если это произойдет, это будет политическая смерть Лужкова. Объясню почему:

Плохо еще, что власть ничего не делает, чтобы донести до граждан информацию о генплане, о том, какой он. Выставки по районным библиотекам с развешанными картами — это бессилие. Меня потрясло, что к генплану 1935 года был сделан художественный альбом, а текст к нему писал Шкловский — писатель, не чиновник. Сейчас — никто, ни один человек не может разобраться в том, что ждет город. Поэтому я считаю, что нужно представить генплан в удобочитаемой для всех форме.

Также беспокоит низкая активность граждан. Мы сталкиваемся с тем, что люди из Люблино ничего не знают про Пушкинскую площадь, а люди из центра — про проблемы окраин. Очень трудно всех собрать, трудно объяснить, что происходит. У нас нет гражданского общества. И это — большая проблема. Если бы гражданское общество было, то никакие героические выпады Общественной палаты были бы не нужны, гельманы были бы не нужны. Так что надеюсь, что история с защитой города от генплана в нынешнем виде нас продвинет и в этом смысле тоже.

Комментировать Всего 1 комментарий

Именно возможность возникновения основ гражданского общества в результате подобных конфликтов больше всего беспокоит политическую власть. И именно поэтому будет попытка перейдя на личности, передернуть факты, спустить все на тормозах, замотать в пустых разговорах, намеках и обещаниях. Пожалуйста, не оставляйте своих усилий, будьте последовательны и прагматичны