Юлия Загачин: Я вернулась, чтобы быть свидетелем истории

Деньги Юлия Загачин зарабатывает на фондовом рынке, а детское издательство «Розовый жираф» — ее хобби, возникшее после рождения первого ребенка

+T -
Поделиться:

Хотя Юлия родилась в СССР, 11 лет прожила в Америке и вот уже больше 20 лет как вернулась в Россию, родным языком она считает английский, а себя — американкой. И теперь «Розовый жираф», одно из лучших в России детских издательств, переводит книжки с родного английского на «исторический» русский.

Юлия рассказала «Снобу», зачем она вернулась и что из этого вышло.

Комментировать Всего 60 комментариев

Когда ты уехала в Америку и как быстро там адаптировалась?

Я уехала из Советского Союза, когда мне было 11 с половиной. Мой папа — политический эмигрант. Его двоюродный дядя сбежал в Америку в 1925, кажется, году. То есть у моего папы не сказать что объективное, но было представление об этой стране. После переезда у него не было никаких страданий. Все эти разговоры про ностальгию он воспринимал с презрением. И не верил, что в Советском Союзе что-нибудь изменится. Когда в конце 1980-х я начинала с ним спорить про перестройку и гласность, он хихикал и говорил: «Вот когда опубликуют “Архипелаг ГУЛАГ”, тогда я и поверю». Я ему приносила опубликованный «Архипелаг ГУЛАГ», но он смеялся и ставил новые задачи.

Юлия Загачин Комментарий удален редакцией

В какой момент ты перестала себя ощущать эмигрантом?

Очень сложно отделить, что было результатом переходного возраста, а что — эмиграции. Очень у многих детей, которые прошли эмиграцию, в особенности в 1970-е годы и особенно в подростковом возрасте, были совсем другие проблемы. Проблемы общения со сверстниками, которые, конечно, были еще совсем детьми. Они жили в том же городе, где родились, в замкнутом кругу. А ты уже пережил такой стресс. Адаптация была не культурная, а социально-психологическая. И я общалась с людьми, которые были сильно меня старше — в свои 15 встречалась с мальчиком, которому было за 20. Я почувствовала себя среди своих только в университете.Только однажды возникла ситуация, в которой вдруг выяснилось, что я не такая, как они. Да, мои университетские друзья знали, что я из России, но поскольку я выглядела и думала так же, как и они, это никто не брал в расчет. Подумаешь, из России — а некоторые из Висконсина, ну и что. И вот как-то раз кто-то упомянул Элмера Фадда. И я спросила: кто такой Элмер Фадд? Повисла тишина. Все были шокированы. Когда они поняли, что произошло, то сговорились не рассказывать мне, кто это такой. Только через пару лет я узнала: это тот человечек, который стреляет в мультфильме о Багзе Банни. Его знали все американские дети. Это все равно, что кто-то из русских друзей вдруг спросит: «А кто такой Чебурашка?»

Юлия Загачин Комментарий удален редакцией

Наталья Конрадова Комментарий удален редакцией

Юлия Загачин Комментарий удален редакцией

Наверное, у наших детей есть свои Элмеры Фадды, но это уже не так существенно?

Да, я пыталась найти таких персонажей. «Смешарики»? Мои дети не знают, кто это такие, — у нас ни в Москве, ни в Америке нет телевизора. И еще они не знают, что такое X-Box. Но это им совершенно не мешает вливаться в «чужую» культуру. Мы не должны знать все про все культуры — вот что я хочу сказать. Когда мы росли, мы все смотрели по телевизору одно и то же. Мы как-то с мужем жестоко спорили, что было сначала — «Служу Советскому Союзу» или «Сельский час». То есть это смотрели и я, и он. И ты смотрела.

Конечно. Перед «Служу Советскому Союзу» было что-то приятное.

Да, что-то детское. А после — «Сельский час». И если мама с папой не изволили вставать, я сидела и смотрела. А у наших детей гигантский выбор всего, и чтобы быть в контексте, не нужно всем смотреть «Сельский час» — у них у всех одинаково широкий выбор.

Муж говорит, что в 9:30 был "Будильник", в 10:00 "Служу Сов. Союзу", в 11:00 "Сельский час", а в 12:00 "Музыкальный киоск", но к 12:00 мои родители вставали и выключали телевизор, так что я была вне контекста :)))

Совершенно верно. Я как-то на "Служу Советскому Союзу" не сослалась, поскольку вы про "приятное"

Ну наконец-то. Я все пытаюсь вспомнить, что это было. Спасибо. А по воскресеньям было "В гостях у сказки". Впрочем, это уже совершенно не важно - слава богу.

Юлия Загачин Комментарий удален редакцией

Наталья Конрадова Комментарий удален редакцией

Юлия Загачин Комментарий удален редакцией

Наталья Конрадова Комментарий удален редакцией

Юлия Загачин Комментарий удален редакцией

Когда ты вернулась в Россию?

Я тебя шокирую, но я вернулась в 1989 году. 

Тогда у меня возникает другой вопрос: зачем ты это сделала?

Я говорила по-русски с большим трудом. В какой-то момент я решила, что это неправильно, что надо наконец начать учить этот русский, и взяла продвинутый курс русской поэзии — в моем университете Джорджа Вашингтона была очень хорошая русская кафедра. У нас всерьез давали Бродского и других поэтов, о которых я до этого ничего не знала. Мои родители по-русски уже практически не читали — очень сложно было достать русские книжки, и вообще они сразу после приезда сознательно окунулись в американскую жизнь.

У меня была профессор из первой волны эмиграции, она говорила про себя: «Я не такая, как вы, я белая». Она заставляла меня писать сочинения о Достоевском, брала красный карандаш, черкала все, заставляла переписывать. Я прокляла себя, что связалась с этой старухой, но она молодец — благодаря ей я нормально говорю по-русски.

Неужели ты решила вернуться, чтобы лучше узнать русскую культуру?

Я прошла конкурс и уехала работать в СССР гидом на выставки, которые организовывало US Information Agency. Подала документы в качестве шутки — чтобы поиздеваться над папой. Мне казалось, что это будет очень смешно. А когда я прошла и поняла, что надо ехать, очень испугалась. Представить, что я могу взять билет и поехать, было невозможно. С моими родителями была истерика. И когда я все-таки поехала, обо мне говорили шепотом: «Дочка Миши Загачина уехала в Советский Союз!» Это было настолько страшно друзьям моих родителей, что это нельзя было произносить вслух. У этого сын наркоман, а Юля уехала в Советский Союз.

Эту реплику поддерживают: Вера Шенгелия

Тебе просто было интересно?

Это хороший родительский урок. Когда тебе всю жизнь давят на одно, то думающий ребенок может в конце концов поступить по-другому. Я закончила факультет международных отношений в Вашингтоне. Уже тогда у нас был огромный доступ к информации. Мне казалось, что я знала о Советском Союзе больше, чем мои родители. И я решила, что хочу все это понять сама. Разобраться, что такое Советский Союз, что там происходит, что это за перестройки-гласности. Просто было любопытно. В результате я девять месяцев провела в Советском Союзе, много путешествовала. Мы ездили в Грузию, в Прибалтику — как раз тогда, когда там происходили очень важные события. Из этого времени четыре месяца я провела в городе Донецке. Жили мы в гостинице «Шахтер» и ели в ресторане «Уголь-77». Все, что ты можешь себе представить, там было. По лестницам лилась кровь — постоянно происходили страшные драки, и каждый вечер играла «Ламбада».

По идее, после этого человек должен уехать и никогда не возвращаться.

Я решила: то, что произойдет в Советском Союзе сейчас, я буду рассказывать своим внукам. И я этого не пропущу ни в коем случае.

Эту реплику поддерживают: Мария Шубина, Ася Чачко

То есть ты уехала по совершенно философским соображениям!

Да. Через год я, к ужасу своих родителей, сказала, что нашла работу в Москве. Это то, что ты можешь сделать только в 23 года. И я вернулась. Но самое смешное, что за три дня до путча уехала в Америку. Я очень сильно заболела в 1991 году и решила, что надо поехать и понять, что со мной происходит. И получилось, что историю, ради которой я сюда приезжала, я пропустила! Я рыдала, а мои родители благодарили всех богов — никто ведь в 1991 году не понимал, что произойдет. В общем, я вернулась, чтобы быть частью истории. И рассказываю теперь об этом своим детям.

Эту реплику поддерживают: Ася Чачко

1989 год — это довольно давно. И кем ты себя ощущаешь, родившись в России, а потом еще прожив больше 20 лет, — русской, американкой?

Я ощущаю себя американкой. Я приезжаю в аэропорт Кеннеди, который все ненавидят за бардак и грязь, вдыхаю и чувствую себя дома.

Следовательно, у тебя есть ощущение «культурной разницы» в России?

Оно у меня постоянно и не проходит. Каждое утро люди, с которыми я езжу в лифте, со мной не здороваются. Рядом с моим домом в Бостоне есть тетечка, которая работает в «Старбаксе» последние десять лет. И она всегда (мы видимся раз в полгода) спрашивает, как мой сын. А люди, с которыми я каждое утро еду в лифте, со мной даже не здороваются. Однажды, правда, я поняла, что надо срочно ехать домой. Когда милые и трогательные девушки в московском «Кофе Бин» меня спросили: «Вы сегодня не выспались?» А я подумала: тебе-то какая разница! Хотя это нормальный разговор. Да нет, мол, нормально, а у вас как дела? Обычное дружелюбие. И я вдруг поняла, что веду себя как те люди в лифте.

Зачем ты книжки издаешь?

Начала я, когда мой — на тот момент русскоязычный — старший ребенок отказывался читать книжки, на которых я выросла и которые считала волшебными. Чуковский, например. Или Барто. Когда я прочитала ему «Зайку бросила хозяйка», он рыдал. Пришлось вести переговоры, что она пошутила, эта глупая тетя. На этом история с Агнией Барто у нас закончилась. А от той же «Голодной гусеницы» или «Танцующего жирафа», который мы потом издали, он не мог оторваться. Я стала думать: а почему? Ну, с «Зайкой» все понятно, но Чуковский?

Дети очень любят кровожадность. Главное — чтобы там был хеппи-энд. И еще важно не думать об этом своей взрослой головой. Десять лет назад книжки были изданы на туалетной бумаге, с ужасными иллюстрациями. Чтобы Максу было что почитать по-русски, я ходила по букинистическим магазинам и искала старые добрые советские книжки. Потом мне надоело, я поняла, что кроме меня есть много других родителей с той же проблемой, и решила сделать собственное издательство, чтобы издавать хорошие книжки на хорошей бумаге, которые будут нравиться детям.

Если бы у меня не было детей, как бы я ни любила красивые иллюстрации, мне бы это не было интересно. Всю свою профессиональную карьеру я работаю на фондовом рынке, и это, конечно, моя первая и постоянная любовь. Но когда ты видишь реакцию ребенка на хорошо изданную книжку, это приятный бизнес. Кто-то любит готовить, а я люблю детские книжки издавать.

Сейчас Макс читает «Гарри Поттера» по-английски. Но тот «Гарри Поттер», который нам удалось найти, ужасно издан. Он взял его в руки и говорит: «Мама, мне так интересно, я не могу оторваться. Но почему они так плохо сделали эту книжку?» И я чувствую себя вдохновленной. Я сделала большое дело, научив этого современного, компьютерного ребенка, который живет в «Лего», понимать, что хорошая книжка — это приятно. Плохое издание — это не повод не читать книжку. Конечно, текст важнее. Я даже думаю, что я внесла вклад в то, чтобы книжки оставались бумажными и полностью не переходили бы в электронный вид. Мой ребенок, во всяком случае, не хочет читать на айпаде.

А еще «Розовый жираф» — это не только издательство. Я надеюсь, что это культурный проект. Мы хотим, чтобы детям было все интересно. Чтобы они понимали, что книжка — это только начало. Осмысления, открытия. Если тебе понравилась книжка про Хуана Пареху (я надеюсь, мы ее выпустим в этом году), раба и помощника знаменитого Веласкеса, то, возможно, тебя заинтересует, что жили они во время чумы, и ты пойдешь что-нибудь почитаешь про это. Когда мы делали книжку 1967 года «Из архива миссис Базиль Э. Франквайлер, самого запутанного в мире», мы сделали все, чтобы иллюстрации были аутентичные — чтобы было видно, как люди одевались в конце 1960-х годов, какие были такси, как дети жили и что их интересовало.

Это просветительский проект?

Нет, не хочу говорить «просветительский», это скучно. «Познавательный» — наверное, хорошее слово. Я бы хотела, чтобы дети не выбирали себе карьеру в шесть лет, а чтобы им все время было интересно. Чтобы у них горели глаза. Я в свое время тоже не пошла по проторенной дорожке. И хочу, чтобы мои дети не оказались мне социально чуждыми.

Эту реплику поддерживают: Елена Тодрес-Гельфанд

Поскольку я лицо незаинтересованное, с чистой совестью размещаю ссылку на информацию про то, как можно купить книги издательства Розовый Жираф  в Америке и при этом еще и помочь больным детям в России .

Юлия, рада Вас здесь видеть!

Наташа, Юлия, спасибо, очень и очень здорово.

Спасибо Наталья и Юля! Замечательная беседа.

Ты герой! Если бы не ты, то нашим детям нечего было бы читать

Ну, если ты помнишь, ты тоже к этому всему приложила руку.

ну, прям, не приувеличивай. Разве, что нерушимой верой в тебя, что ты это сделаешь.

Не совсем так. В самом начале, в году 2003, мы с тобой очень активно обсуждали как все это сделать и как нужны хорошие книжки.

Юля, я живу в Бостоне, и хочу сказать  тебe спасибо вот за что.

Мы растим детей по другую сторону океана, в чужой языковой среде, которая станет нашим детям родной, и никогда не станет родной нашим родителям. Благодаря хорошим детским книжкам по-русски, у меня, например, появилась возможность перекинуть мостик между двумя языковыми контекстами, показать нашим детям, что нет необходимости их разделять и жить, как в двух мыльных пузырях.

Пока они ещё не ходят в школу и не читают сами, я, наряду с моими любимыми книжками из детства, читаю им по-русски хорошо переведённые книжки, которые они потом увидят в саду и в школе. Они не будут чувствовать себя белыми воронами, а смогут сказать : "О, я знаю эту книжку, у нас такая дома есть!". Тем часом, их русский обогащается  благодаря чтению и обсуждению дома того, о чём они говорят в школе.

Когда наши дети учатся читать по-русски, опять ваши книжки в помощь: десять лет назад эта издательская ниша вообще пустовала. Tы себе не представляешь, сколько я книг перелопатила в поисках крупного шрифта, коротких предложений, современной лексики и хороших иллюстраций, не отвлекающих от текста. Одним словом - спасибо, эти книги помогают нам вырастить бикультурных билингв. Правда, спасибо.

Эту реплику поддерживают: Юлия Загачин

А что ты думаешь про мой тезис, что наши дети все вполне себе глобалисты? Они смотрят одно и тоже кино, играют в одинаковые игры и все читают Гарри Поттера. Мне кажется у них вообще нет национальных барьеров.

Ты знаешь, я как раз - в силу разных обстоятельств - последние несколько дней об этом много думаю. Я хотела бы, чтобы так и было. Понятие о джентельменскoм "наборе" -перечне всего, что "должен прочитать интеллигентный человек", в Америке уже давно размыто. Сейчас оно в России тоже не такое чёткое, как было, скажем, 20 лет назад, когда я училась в школе. Наши дети -  в большей степени глобалисты, у них другой ритм обмена информацией, они свободнее ездят по миру. И мне важно, чтобы они могли поговорить друг с другом о том, что им интересно, и наш с тобой опыт показывает, что им, более или менее, интересно одно и то же (с поправкой на пол), и они находят темы для разговоров, встречаясь раз в полгода. Вот это мне важнее всего. Чтоб моя дочь могла говорить по-русски с русскими детьми на интересные детям темы, и по-английски - с английскими и американскими. И в этом я вижу воплощение "билингванизма" (двуязычия)  и культурной глобализации.

Люблю тебя, и восхищаюсь тобой  - теперь еще и тут!

Эту реплику поддерживают: Катя Пархоменко, Юлия Загачин

Спасибо. Очень приятно :)

Спасибо, Юлия, что взялись за это. Старые книжки уже поизносились, а берешь новые - неприятных моментов много: - переплет , два раза открыл\закрыл и странички выпадают, корешок рассыпается и т.п.; картинки - примитивизм, если не сказать хуже, то есть идентифицировать насекомое или зверушку - нельзя; но больше всего меня лично раздражает: вроде как перепечатка старого, возьми и перепиши без ошибок. Нет же, редактор лицо креативное, без "творческого переосмысления" невозможно - начинает добавлять отсебятину, зачастую меняя смысл сказки к концу. Например, у меня есть три варианта сказки Теремок. Классический. Дополненный, где каждому персонажу, например зайке-побегайке идет еще куча пояснительных эпитетов, какие у него ушки/ножки и т.п. Вроде бы ничего, но эта куча эпитетов всплывает по тексту раз десять, когда зверушка упоминается в сказке. И когда читаешь в десятый раз одно и тоже - язык уже устает. Да и смысла это не добавляет, только нудности. И вариант "творческий" - там много чего, но в конце медведь (почему-то Тяпыш-ляпыш), которого никто не зовет, сам лезет на крышу, ломает Теремок и... все, этим сказка заканчивается. Трэш вместо хэппи-энда. Зачем это делать?

Дмитрий, а разве в оригинале не такая концовка? С детства помню, что медведь все испортил.

Они потом новый домик, вместе построили, уже для всех. И развалил он не по злу, а по недомыслию - они его сами в гости пригласили, он внутрь не пролезал и полез сверху.

Иногда мелочь какую-то добавят, а осадок остается. Есть текст сказки про репку, там персонажи людские: дедка, бабка, внучка - без имен. У меня есть вариант "осовремененный": "Позвала бабка внучку Дашку".Откуда это? Почему Дашку, а не хотя бы Дашу? В том возрасте, для которого сказка писана, по-моему мнению, девочек надо называть с другими суффиксами.

Не уверена, что Ваш вариант сказки "Теремок" - первоначальный. Скорее, наоборот, хэппи-энд в таких сказках - это происки современных педагогов.

Про внучку Дашку полностью согласна - непонятно, откуда у нее вообще имя взялось.

Юлия, мне очень нравятся книги Вашего издательства. Стилистически они мне напоминают книги Бостонского Barefoot Books- то, какими они были раньше, Chronicle Books и испанской Kalandraka. Какие издательста формировали Ваш вкус? Как Вы находите новых русскоязычных авторов и какой процент Вашей "продукции"- reprints? Спасибо!

Большое спасибо, Евгения,

Вы совершенно правы и Barefoot Books, конечно, одно из моих самых любимых издательств. Когда родился мой старший сын, я ездила в их магазин в Кеймбридже как на работу и у нас дома целый шкаф их книг. Еще, кроме Chronicle, есть прекрасное издательства Candlewick.

Как и Barefoot Books, нам очень нравится работать с молодыми и не очень известными иллюстраторами, в нашем случае российскими. Выбор огромный, и если не вмешиваться в их творческий процесс, то обычно результат оказывается выше наших ожиданий.

Что касается авторов, то если честно, с ними сложнее. Нам присылают огромное количество рукописей и выбрать что-то хорошее почти нереально, но мы не сдаемся. Например, мышь Гликерия - это просто шидевр и до конца года мы планируем издать еще насколько книг Дины Сабитовой.

Сейчас мы ведем переговоры с другими российскими авторами, некоторые известные, а некоторые будут изданы впервые.

Да, Candlewick-отличное издательство. Chronicle очень изменился последнее время, стал более коммерческим, после того, как там сменился арт директор.

Я читаю своим детям исключительно по-русски, но никогда не куплю интересную книгу с коньюнктурными коммерческими иллюстрациями. Англоязычные picturebooks, к сожалению, делают акцент на иллюстрации, и текста в них мало. Поэтому мы с нетерпением ждем новых русских книг -  интересных и одновременно формирующих хороший вкус :-)

Эту реплику поддерживают: Елена Тодрес-Гельфанд

Спасибо. Мы тоже их очень очень ждем :))))

 Спасибо,Юля, от всего нашего семейства - и за интересный рассказ и - за любимейшие книги. У сына Гоши любимая  -про его тёзку "Джордж и тайны вселенной" - как он просиял в прошлом году ,получив в подарок золотистое продолжение ! А дочь ,обычно скупая на превосходную степень  ,назвала недавно Самой любимой книжку "Из ахива миссис Базиль..."- теперь я понимаю,почему...

Эту реплику поддерживают: Юлия Загачин

Вячеслав, простите, что влезаю. У нас есть идея собрать с детей-поклонников этой книжки (мы и сами ее большие поклонники) вопросы для интервью с директором музея "Метрополитен". Теперь я очень рассчитываю на участие Вашей дочери.

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Поличенко

Спасибо, Вячеслав,

Вы даже не представляете, насколько приятно слышать такие отзывы. До конца года, по крайней мере мы очень на это надеемся, в нашем издательстве выйдут три книги, сделанные в стилистике всеми нами любимой "Из архива...". Будем очень рады если они прийдутся Вашим детям по вкусу.

Спасибо огромное еще раз.

Эту реплику поддерживают: Вячеслав Поличенко

 "Снобу" -отдельная благодарность за "неслучайные" связи- книга " Из архива миссис Базиль..." была куплена по случаю в "Гараже" на снобовском мероприятии- в ожидании лекции приехавшего из Америки В .Комара, а теперь вот американский след издателя этой книги - круг замкнулся... )