Евгений Миронов открыл Театр наций

В по-настоящему веселое представление с неизбежностью ворвалась реальность вчерашнего дня

Фото: РИА Новости
Фото: РИА Новости
+T -
Поделиться:

Вот кому со вчерашней политикой действительно «повезло», так это Евгению Миронову. Ему открывать Театр наций — три с половиной года стройки, реставрации, несколько месяцев подготовки к открытию, уже заготовлен список благодарностей. И пожалуйста, что прикажете делать: фонд Прохорова финансирует спектакли театра, а председатель попечительского совета — Владислав Сурков. И знаете что? Он, Миронов, нашел способ. Читал благодарность за благодарностью, а потом дошел до Суркова — и такую театральную паузу выдержал, глядя прямо на Прохорова, который сидел в зале, что всем вдруг стало легко и смешно. Как можно было с достоинством выйти из этой ситуации, и представить себе нельзя, а вот, пожалуйста, получилось. Еще получилось обыграть неизбежную телеграмму от Медведева, торжественно зачитанную Аркадием Дворковичем. «Алло, Дмитрий Анатольевич, спасибо, да, коротковато получилось, но слова хорошие нашли» — в воображаемый телефон. И сидящие в зале Алексей Кудрин с Эльвирой Набиуллиной смеются вместе со всеми прочими чиновниками — список тех, кому Миронов сказал спасибо со сцены, был длиннейшим. Театр восстанавливали всем государственным миром. Даже Путин приехал сыграть на пианино свой личный «собачий вальс» — «С чего начинается Родина». Еще и серебряный рубль в сцену вбил. «Поискали, почитали и откопали такую театральную традицию», — сказал Миронов уже вечером.

Чтение списков благодарностей завершало двухчасовое шоу, которое удивительным образом смогло рассказать, чем вообще-то Театр наций будет заниматься. Историю театра, который когда-то был Театром Корша, где впервые поставили Чехова и вообще одного из самых популярных театров Москвы конца XIX века, читали с экранов Хелен Миррен, Боб Уилсон, Джереми Айронс, Деклан Доннелан, Робер Лепаж, Томас Остермайер и, конечно, учитель Миронова Олег Табаков. Это все не просто так: Лепажа, Остермайера и прочих великих европейских режиссеров Миронов намеревается привлечь к постановкам спектаклей в театре, в котором не будет постоянной труппы, а будут спектакли приглашенных со всего мира режиссеров и отдельная площадка для экспериментальных спектаклей молодых. Лена Ревич солировала в увертюре, написанной специально для открытия Сергеем Невским. Чулпан Хаматова всю дорогу изображала уборщицу, вообще основные артисты, задействованные в спектаклях театра, которые ставились и шли параллельно со строительством, изображали гастарбайтеров. И, надо сказать, один из самых трогательных моментов — это когда на экранах, где только что была Майя Плисецкая и Джон Малкович, показали портреты тех, кто три года строил театр. Было бы совсем круто, если бы их пригласили на сцену, но и здесь был прорыв. В нашем ксенофобском городе отлично было выстроить открытие театра с названием «наций» не только на именах будущих приглашенных звезд, но и на том, что город — и театр соответственно — строится и не тонет в грязи благодаря таджикам, киргизам, грузинам и туркам. От каких-то номеров этого высокотехнологичного капустника захватывало дух: когда с балкона хор вдруг запел Мусоргского, мурашки побежали. Какие-то были гомерически смешными, как пародия на па-де-де в исполнении Ульяны Лопаткиной, танцевавшей с сумочкой в зубах и толкающейся за место в центре сцены с партнером. Что-то казалось чрезмерным, где-то было безвкусно: дети из пхеньянского детского сада, виртуозно играющие на гитаре, казалось, были приглашены в жанре «говорящую собачку посмотреть».

Но в целом все было весело, легко, и когда в конце выступал Горан Брегович со своим оркестром, уже хотелось пуститься в пляс, что в конце концов и проделал Михаил Швыдкой. И когда с потолка посыпались праздничные блестки, Кудрин, например, никуда не убежал, так и сидел, радостный и поблескивающий серебристыми бумажками на пиджаке. А от всего вместе было отличное ощущение, что вот на сцене театра, который из руин и бесконечного долгостроя восстановил сорокалетний Евгений Миронов, собрано поколение, вошедшее в силу, точно знающее цену сегодняшнему искусству, и как-то понятно, что в этот театр будешь ходить к своим, а они будут делать все самое лучшее.

Разве что... Разве что ты точно знаешь, что, вообще-то, когда государство восстанавливает историческое театральное здание в центре своей нефтяной богатой столицы, это не доблесть, а обязанность. И все шутки по поводу финансирования, которые по очереди отпускали чиновники и артисты, из-за этого знания совсем не смешны, потому что все это опять о феодальном придворном театре и о просвещенном сюзерене. Все опять перевернуто с ног на голову. Правила игры не поменялись, и нет никакой объединяющей и примиряющей силы искусства в том, что Евгению Миронову хватает достоинства и таланта поблагодарить и Прохорова, и Суркова. А есть только маленькая — пусть и прекрасная — пауза перед очередным витком нашего жесткого абсурда.

Комментировать Всего 6 комментариев

От чего когда наша власть за что-то берется , что-то открывает, помогает строить, лечить, создает новые партии,  у меня всегда возникает ощущение фальши,  чувство глубокой уверенности  в том, что все это не просто так, все это с дальним прицелом  на урны в избирательных участках?  Вот и Михаил Прохоров в ЖЖ  написал,  что он  лишился иллюзий, видимо последних. Но я искренне не понимаю, какие иллюзии могут быть  после дела  Магнитского, Ходорковского? Андрей Наврозов написал в своем блоге , о том что несмотря не на что нужно делать свое дело. Оно конечно верно.  Евгений Миронов талантливый  актер и режиссер и ему театр необходим, но вспоминается герой Олега  Янковского, тот самый Мюнхгаузен…

На самом деле я абсолютно верю, что Евгений Миронов действительно пригласит замечательных режиссеров и у "Театра Наций" будут спектакли, на которые захочется ходить и ходить. И в Москве будет современный театр, каким его хочется видеть. Просто то, что обязанность выдается за доблесть - это абсолютно с ног на голову. Вообще-то должно было быть все наоборот. Выходит министр культуры и говорит: Спасибо вам, дорогой Евгений, что вы, большой артист, столько времени провели на стройке, которую мы, остолопы, без вас никак не могли закончить. Но у них у всех искреннее ощущение, что они облагодетельствовали со всей своей барской милостью, как будто это не деньги налогоплательщиков они в этот театр вкладывали, а собственные кровные. 

Вот это, кажется, ну абсолютно точно!

"Спасибо вам, дорогой Евгений, что вы, большой артист, столько времени провели на стройке, которую мы, остолопы, без вас никак не могли закончить. Но у них у всех искреннее ощущение, что они облагодетельствовали со всей своей барской милостью, как будто это не деньги налогоплательщиков они в этот театр вкладывали, а собственные кровные. "

Да в  Евгении я не сомневаюсь с тех пор как видела его в "Орестее" Питера Штайна, в Идиоте, но шлейф вечных откатов, распилов, показного сострадания, и как верно Вы Маша заметили, ощущения собственной важности и желания поклонения, со стороны нашей власти, за то, что они делают то, что должны, за вечные эти репортажи о доблести правительства наконец-то что-то сделавшего для своей страны - все это у меня лично вызывает только одну реакцию - НЕПРИЯТИЕ.

Сначала вспомнил 'Калигулу' с Мироновым....

Потом взглянул на фото в начале статьи...

Представил как внизу, в макете копошаться людишки... Россия... и Демон свисая над небосводом созерцает жизнь и смерть миллионов...

Но театру быть....

' Да, я шут, я циркач…

Так что же?

Пусть меня так зовут вельможи,

Как они от меня далеки, далеки,

Никогда не дадут руки.

'

"...Путин приехал сыграть на пианино свой личный «собачий вальс» — «С чего начинается Родина»"

Мерзко.

Эту реплику поддерживают: Николай Бабушкин, Марат Шахсуварян