Катерина Мурашова /

Незнакомый сын

Дружелюбный и милый ребенок изменился за одну ночь. Он разлюбил прежние игры, стал кукситься, плакать и ругаться на ровном месте. Что случилось? Насколько это опасно?

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

— Он изменился. Как-то очень резко. Это все видят. И мне так страшно отчего-то…

Совсем молодая мама с гладко зачесанными русыми волосами. Круглые голубые глаза, круглые коленки, подсохшая болячка на губе. Боря, мальчик лет трех с половиной, играет на ковре с машинкой.

— Но чего же пугаться? — успокаивающе говорю я. — Маленькие дети быстро растут и так же быстро изменяются. Это закономерно.

— Понимаете, он всегда был такой спокойный, а тут вдруг стал капризничать на ровном месте, орать или, наоборот, дуться. И в садике тоже воспитатели заметили. Одна из них сказала сходить к врачу, а другая — ничего страшного, это кризис трех лет.

— Нет никакого кризиса трех лет, — усмехнулась я. — Есть не установленные вовремя границы. Приведите пример, как выглядят его «капризы»?

— «Не хочу на лифте ехать, хочу пешком идти» (у нас третий этаж). — «Хорошо, пойдем». На втором этаже: «Хочу на лифте!» — «Хорошо, поедем». Приехали на свой этаж: «Я хотел кнопку нажать». — «Поздно, мы уже приехали». — «Поехали обратно». — «Не идиотничай». —- «А-а-а! Ты плохая! Я вас всех убью и этот поганый лифт сломаю!»

— Это они — границы, — успокоенно кивнула я. — Обычное дело. Ему надо знать, как устроен мир, в который он попал. Вы даете не слишком четкую обратную связь: сначала равнодушно «ведетесь» на его явно неудобные для вас требования, а потом сразу, фазовым переходом — «не идиотничай». Сейчас ваш сын просто испытывает вас: докуда все-таки я могу их «сделать»?

— Да нет же, в том-то и дело! — воскликнула молодая мать, и мне показалось, что в ее глазах блеснули слезы. — Если бы он что-то требовал и капризничал, только когда не дают, это понятно. Но он же и просто так может «завестись», вот прямо на ровном месте сказать: «Я вас никого не люблю» — и уйти. Потом, через полчаса, будет ластиться, прощения просить. А в воскресенье вообще сказал: «Я уйду жить к Максиму». Мы ему: «Кто такой Максим?» (ни родственников с таким именем нет, ни детей в детском саду). А он нам: «Вы его увидеть не можете, он только со мной разговаривает». Я свекрови рассказала, она говорит: это психическое, я точно знаю, у меня у знакомой с сыном так же было... У меня прямо сердце упало!

От истории с Максимом я тоже забеспокоилась.

— Когда же все это началось? И как: совсем резко или поведение Бори менялось все-таки постепенно?

— Началось где-то недели две с половиной назад. И резко: буквально вчера был нормальный, а сегодня уже все…

— Что-то происходило в вашей жизни накануне? Переезды, болезни, травмы головы у ребенка, семейные скандалы, чей-то отъезд или приезд?

— Ничего, в том-то и дело. Нас и невропатолог спрашивал, и мы сами уж вспоминали-вспоминали… Все было как обычно.

— Ну тогда расскажите про «обычно». Из кого состоит ваша семья? Как устроен Борин день?

— Семья — это Боря, мы с мужем, свекровь, две кошки. Мы оба работаем, Боря в садике, уже второй год. Всегда ходил хорошо, не плакал, болел умеренно. Там, в садике, всегда помогал воспитательнице, ни с кем ни дрался, играл и с девочками, и с мальчиками, очень любил все развивающие занятия, кроме танцев. А теперь даже лепить (самое любимое) недавно отказался, все занятие просидел один в углу, крутил какое-то колечко… Скажите, все плохо, да?

— Да погодите вы ярлыки-то вешать! — с досадой отмахнулась я. — Рассказывайте дальше. Что в семье? Какие у вас отношения со свекровью?

— Хорошие. Она мне, можно сказать, благодарна, что я ее сына «к рукам прибрала», он был такой плейбой, после платного института, а теперь и дома с семьей часто бывает, и сыном гордится, много играет с ним. Я-то приезжая сама, у меня мама с папой и с братьями в Кирове…

— «Неравным браком» не пахнет?

— Нет, что вы! — улыбнулась женщина. — Наоборот, если мы с мужем ссоримся, свекровь всегда только на мою сторону встает. Говорит: боюсь, что ты моего балбеса бросишь, к своим в Киров уедешь, Борю заберешь, а мне тогда что? Хоть вешайся с тоски!

— Откровенная женщина, — я улыбнулась в ответ. — Значит, никаких ссор, никакого напряга не было?

— Абсолютно никаких. Это теперь мы вместе со свекровью по стенкам от страха бегаем.

— А муж, отец Бори?

— Да он на работе все время, ничего не видит, говорит: ребенок как ребенок, вы все выдумываете!

— Но вы ведь не выдумываете?

— Нет! — с силой воскликнула женщина. — Уже две недели это другой ребенок.

Я расспрашивала мать Бори еще и еще. Туда-сюда листала медицинскую карту ребенка. Никаких родовых травм, никакой неврологии на первом году жизни. Развитие по возрасту. Поговорила с самим Борей — на вопросы отвечает неохотно, но явно потому, что увлечен игрой с новыми машинками. Ответы самые обычные. Набрала в игрушечную кастрюльку воды, предложила игру в «бензоколонку» — охотно согласился. Может быть, мать со свекровью все-таки все придумали, накручивая друг друга?

Вдруг Боря бросил все игрушки, подошел к матери и начал, тревожно оглядываясь, тянуть ее за руку: «Пошли, пошли отсюда!»

— Боря, что случилось? Мы не можем уйти, я разговариваю.

— Пошли! Уходи! Я уйду! — все повышая тон, заплакал Боря.

Мать вопросительно взглянула на меня.

— Не обращайте внимания, — велела я. — Посмотрим, что будет.

Боря с криком упал на ковер, потом, поскуливая, уполз под раковину и свернулся там в клубок.

— Все плохие, — мрачно заявил он оттуда, глядя в стенку.

— Вот видите, — трагическим шепотом сказала мать.

— Вижу, — вздохнула я. — Но пока не понимаю. Может быть, что-то случилось в детском саду?

— Воспитательница твердо говорит: ничего не было — ни ссор, ни драк, ни наказаний. Да его и наказывать-то не за что было, он всегда был тихий, спокойный, помощник. Но как проверишь?

— Никак…

Под раковиной нашлась еще одна, загнанная в дальний угол машинка.

— А где в ней бензин лить? — спокойно спросил меня вылезший Боря. — Вот здесь, в эту дырку?

«Все-таки неврология! — решила я. — Но откуда?»

— Есть одна возможность, — сказала я матери. — Это вообще не по моей части, но я знаю, что такое бывает. Скажите, перед тем, как все это началось, Боря болел — гриппом, простудой, ОРВИ, или просто была температура?

— Да нет, он все время в садик ходил…

— Вспоминайте…

— Да, было! — вскликнула мать. — У него сопли были, он куксился, и с субботы на воскресенье вроде температурка небольшая. Мы решили: заболевает, дали лекарство, но в понедельник уже все было нормально…

— Вот! — сказала я. — За неимением лучшего берем эту гипотезу.

— А что это?

— Нейроинфекция. Вирус не особенно порезвился там, где ему обычно положено (Боря здоровый мальчик с сильным иммунитетом), но прошел гемато-энцефалический барьер, — я ребром ладони показала, где этот барьер находится. — Отсюда все…

— Надо какие-то лекарства?

— Не знаю точно, можно посоветоваться с врачом, но думаю, сейчас уже не надо: то, что мы наблюдаем, это уже последствия.

— А что же дальше?

— Если я права, само сойдет на нет в течение месяца-полутора.

— Хоть бы вы были правы! — мать Бори сложила ладони перед грудью, явно обращаясь к кому-то, чьи полномочия много шире моих.

***

Через пару месяцев Боря стал прежним тихим, дружелюбным мальчиком, любящим лепку и рисование.

А я рассказала эту историю читателям потому, что при внезапном и алогичном изменении в поведении и как будто даже в личности маленького (от двух до шести лет) ребенка вот этот вариант развития событий обязательно надо учитывать. Если предшествующее вирусное заболевание было соматически тяжелым (с высокой температурой, выраженной интоксикацией и т. д.), то хороший врач-терапевт обычно легко связывает с ним изменение поведения ребенка. А вот если недомогание было едва заметным, как в случае с Борей, и к врачу даже не обращались, родители могут сбиться с ног, пытаясь отыскать причину.

Комментировать Всего 13 комментариев

Прошу прощения у автора колонки за off-top! Я провожу эксперимент - размещаю ниже приведенную заметку, чтобы подтвердить или опровергнуть догадку о том, что Дорогая редакция убирает статью с главной страницы, если в ней появляется данный комментарий...

Павел, существует компромиссный вариант, устраивающий всех. Вы в своем блоге высказываете свою позицию по данному вопросу, блог попадает на главную, а офф-топные комментарии отправляются в офф-топку к радости хозяев блогов и авторов колонок, к которым они не имеют отношения.

О, я Вас узнала! Это ведь Вы у меня в посте про сегодняшних кошек фотографии 1915 года вешали? Да что ж с Вами такое?

Почему бы Вам отдельный пост про этого Ревзина (не знаю, кто он такой, но Вы, видимо, следите за событиями его биографии) не сделать и не обсудить там неполиткорректность его высказывания?

Эту реплику поддерживают: Наталья Спихт

Обалдеть! Это я не про Павла-комментатора, а про мальчика из рассказа... Если бы у меня такое с ребенком случилось, я бы не вирус никогда не подумала даже:) Скорее поверила бы в какого-нибудь сверъестественного Максима... 

Так, Наталья, я для этого и материал написала, чтобы люди прочли, может где потом по случаю и всплывет вовремя :)) - редко кто сам в таких обстоятельствах подумает на вирус, а за пару месяцев длящегося состояния рьяные родители с платными врачами много чего наворотить могут :((

Оно ведь явно бывает и не так уж редко, я за годы своей практики несколько десятков случаев видала, а сколько ко мне и не доходило... 

Эту реплику поддерживают: Наталья Спихт

Катерина, совершенно согласна.В принципе, в любом возрасте возможны осложнения из-за не пролеченного вируса, особенно из семеиства стрептококковыч. Иногда тики и судороги появляются.

А еще интересно, что брак, похоже, между свекровью и мамои :)

брак, похоже, между свекровью и мамои

Ну, поскольку брак у них получился вроде удачный, так и пусть себе... :))) Я в таких случаях видала, как после развода родителей дети и невестка благополучно оставались жить со свекром и свекровью, а их сын отправлялся в дальнейшее самостоятельное плавание. По мне, так лишь бы всем по возможности хорошо было... :)))

Ну да, конечно. Главное, чтобы мама (я про нее поскольку она к Вам пришла) полностью осознавала по какому сценарию живет и как она его изменить может.Знаете как иногда дети своини мистическими симптомами приводят мам и пап на прием к терапевту. Как только мама и папа начинает получать помощь - ребенок чудесным способом выправляется.

Готова поверить, но сама лично с таким ни разу не сталкивалась. В моей практике, когда ребенок являлся "носителем симптома семейной дисгармонии" - симптомы у него были самыми обычными, ни разу не мистическими :))))

Ой!! можно я расскажу про дочь подруги??!!

В 3,5 года она приехала в гости к бабушке-дедушке и сообщила, что вышла замуж. Подробно рассказала про мужа : зовут Дима, очень красивый, много работает, но по дому не помогает, любит синий цвет, не любит кушать творог...

Бабушка с дедушкой смеялись, подруга с мужем смеялись, друзья семьи смеялись!    А девочка сыпала все новыми подробностями про "воображаемого Диму". Все были уверены, что малышкина история про "вооброжаемого мужа" =  истории про  воображаемого друга. Действовали, как советуют психологи.

Все шло хорошо. Только Дима - воображаемый муж продолжал оставаться "где-то рядом. Уезжал в командировку, возвращался, привозил подарки, рассказывал , что видел (папа ее при этом в командировки часто не ездил, то есть копировать жизнь семьи она не могла). Она рассказывала "что дима сказал сегодня", "с кем дима познакомился"...

Девочка росла, появились новые друзья, новые интересы, кружки - рисование - кота завели - муж перестал быть "постоянным героем разговоров", но оставался , что называется, с ней.

Появились детсадовские влюбленности - настоящие мальчики, потом уже и школьная - в первом-то классе, как без неё!

Сейчас ей 7 лет. Скоро 8. По-прежнему вспоминает про Диму, как вполне живого человека, "КОГДА-ТО ЖИЛ С НАМИ".

И! почему вспомнила сейчас историю : все это произошло в одночасье. не было Димы - и Оп! появился! И никого из знакомых детишек с таким именем! ни во дворе ни в детском саду...

Какая чудесная история, спасибо, Мария! :))

Маленькие дети действительно довольно часто "поселяют где-то рядом" с собой воображаемых персонажей. Мне лично кажется, что это какой-то аналог того, как древние люди населяли окружающий мир некими фантастическими сущностями и вступали с ними в достаточно сложные отношения. С годами все это как правило проходит без всяких последствий, но если очень вычурно, очень ярко и заслоняет реальный мир, тогда это повод проконсультироваться со специалистом.

Ой, спасибо, будем в курсе, а я посреди рассказала напряглась - думаю "ну все, Максим появился, неужели шизофрения.."

Воображаемые "помощники" у маленьких детей сами по себе не редкость и симптом в общем не очень тревожный (Мария вот выше рассказала очень симпатичный пример про дочь подруги :)). Гораздо внимательнее надо быть, если общение с воображаемым персонажем имеет негативный оттенок (ребенок вечером залезает под кровать и говорит, что не просто хочет спастись от зомби, которых показывали по телевизору, а "мне Максим так велел сделать" - вот это уже повод серьезно обеспокоиться). 

Эту реплику поддерживают: Natalia Kuznetsova