Вадим Рутковский /

Тела, свобода, весна

С 1 по 8 октября в Москве проходит VIII Фестиваль-школа современного искусства «Территория». Коротко о том, кого и чему он собирается учить

+T -
Поделиться:

Слово «школа» в названии не с бухты-барахты, и цель «Территории» — не ублажение столичных эстетов, а образование творческой молодежи средствами современного искусства. 100 студентов и недавно закончивших вузы актеров, режиссеров и сценографов приезжают в Москву, где смотрят спектакли, ходят на выставки, слушают мастер-классы и лекции. Люди это — сужу по подслушанным в прежние годы разговорам в фойе — хоть и совсем молодые, но изрядно зашоренные, шаг художников вправо или влево часто расценивают как побег от некой бог знает кем установленной «нормы». Снять эти шоры и стремится «Территория».

Конечно, это в первую очередь театральный фестиваль, и среди его арт-директоров — режиссер Кирилл Серебренников, актер Евгений Миронов, критик Роман Должанский. Однако с каждым годом «Территория» делает все более и более уверенные шаги за границы собственно театра. Да и театр — понятие растяжимое.

Чем не театр выставка выдающегося сценографа Ксении Перетрухиной в Московском музее современного искусства? Даже без действа, которое будут разыгрывать здесь под руководством Руслана Маликова 5 и 6 октября, эта феерия зрительских кресел и обычно скрытых от зрительских глаз металлоконструкций — выдающийся театр без актеров. И начинается он, как и положено, с вешалки. Обычная одежда играет лучше многих артистов — вещи на вешалках, сквозь которые надо пройти, чтобы попасть в музей, обладают своим запахом, фактурой, характером. Перетрухина, чье имя значится в программке двух важнейших премьер сезона (о «Трех днях в аду» в Театре наций и «Сказке о том, что мы можем, а чего нет» в МХТ мы расскажем на следующей неделе), просто не замечает границ между видами искусств, и слово «свобода» в названии ее проекта «Репетиция свободы» так же неслучайно, как слово «школа» — в названии «Территории». Границы — зло, как и иерархия жесткой театральной рассадки, которую художник систематически разрушает: не должно быть худших и лучших мест, должны быть разные — и в зале, и в жизни.

Продолжает «Территория» и курируемый Маратом Гацаловым проект «Живые пространства» — серию театральных инсталляций в музеях. Их в этом году делают три команды: Александр Созонов, недавний выпускник курса Кирилла Серебренникова, поставивший несовершенный, но захватывающий «Портрет Дориана Грея» в Театре им. Ермоловой, объединился с Ярославой Пулинович, очень красивой и очень талантливой девушкой-драматургом из Екатеринбурга, для эскиза «Ермолова. Вне игры» в Доме-музее М. Н. Ермоловой. Семен Серзин и Полина Бородина ставят «Войну. Мир» в Центральном музее Вооруженных сил, а Андрей Стадников выбрал ММСИ на Петровке для опуса «Внутри черного квадрата».

В театральной программе «Территории» — сплошь спектакли-гибриды, балансирующие между словом и телом. Дуэт выдающихся современных танцовщиков Шанталы Шивалингаппы и Сиди Ларби Шеркауи (он ставил танцы в киношной «Анне Карениной») показывает на открытии фестиваля свое знаменитое представление Play — эта работа была создана в 2008-м по инициативе Пины Бауш. Норвежский спектакль «Горная птица» вырос из неоконченного оперного либретто Ибсена. Дюссельдорфский микс драматического и танцевального театра Rausch придумали драматург Фальк Рихтер и хореограф Анук ван Дайк.

У слова rausch много значений — «дурман», «опьянение», «упоение». Есть подозрение, что во все эти (плюс экстатическое) состояния может погрузить венчающая «Территорию» премьера «Гоголь-центра» — «Пробуждение весны» в постановке Кирилла Серебренникова. Это бродвейский мюзикл Данкана Шейка по мотивам декадентского шедевра Франка Ведекинда. Музыка, между нами, так себе, на уровне «Евровидения», но случившаяся на закате кайзеровской Германии история взросления — с любовями, предательствами, попытками суицида — горячая. Очень подходит раскованным артистам «Седьмой студии», умеющим работать на территориях без границ.