Все о моем доме. Продолжение

В продолжение специального номера и вышедшей на его основе книги, «Сноб» публикует воспоминания современников и свидетельства героев ушедшей эпохи о загородных домах детства

+T -
Поделиться:
Иллюстрация: Сноб/Архив пресс-службы
Иллюстрация: Сноб/Архив пресс-службы

Мария Григорьевна Вяземская-Голицына — самая скандальная героиня светской хроники дореволюционной эпохи. Ее муж Голицын проиграл жену в карты своему сопернику, Льву Кирилловичу Разумовскому. Новый брак страшно осуждался в высшем свете, но спас положение император Александр I, который всегда покровительствовал влюбленным. На одном из балов он пригласил на танец Вяземскую, что стало сигналом высшему свету о прощении и принятии этого брака. История Вяземской-Разумовского послужила основой поэмы Лермонтова «Тамбовская княжна». У Вяземской с Разумовским не было детей, были приемные внуки. Среди которых — ее полная тезка, Назимова Мария Григорьевна, урожденная Вяземская, приемная дочь великой княгини Елены Павловны и великого князя Михаила Павловича. Воспоминания внучки «Бабушка графиня М.Г.Разумовская» были напечатаны в «Историческом вестнике» в 1899 году.

С дорогой моей бабушкой мне пришлось провести только последние два с половиной года ее жизни, но я всегда с чувством благодарности к судьбе вспоминаю это время, и теперь — оканчивая сама свой жизненный путь, взглянув на прошлое, я могу сказать, что лучшего времени в моей жизни не было. Тут довольство жизнью не обусловливается роскошью, которой я пользовалась, но всецело зиждется в чувстве благодарности за безграничную любовь бабушки ко мне. К сожалению, я была слишком молода, чтобы вполне оценить ее, и только в течение жизни, столкнувшись с людьми бессердечными и даже жестокими, я умиленно вспоминала душевную теплоту моей дорогой бабушки. Мы были с ней тезки, в самом широком значении этого слова: я носила имя княжны Марии Григорьевны Вяземской, как и моя бабушка до своего замужества. Как это часто бывает с очень древними стариками, бабушка видела во мне возрождение своей юности и молодела душой, глядя на меня. Она обставила меня роскошно, у меня была своя горничная, своя карета и выездной лакей, целый маленький штат в моем распоряжении. С нашим переездом на дачу переехали и некоторые, составлявшие постоянную табельку моей бабушки. Гр. К. селилась всегда по возможности близко к нашей даче, и, говорят, из карточного выигрыша составляла себе серьезный годовой доход. Так утверждал князь Павел Павлович Гагарин, избегавший по возможности участвовать в партии бабушки, говоря, что играть с ней — это наверняка выигрывать, настолько бабушка играла плохо и рассеянно. Затем был г. Сутгоф и милейший Илларион Алексеевич Философов, составлявшие партию табельки, чтобы не лишать бабушку удовольствия, без которого она бы скучала вечером. Партия затягивалась поздно, и бабушка никогда не ложилась раньше двух-трех часов ночи. Вечером я разливала чай, но бабушка строго следила, чтобы в одиннадцать часов я отправлялась спать, так что в ужине я никогда не участвовала. Но, уходя к себе, я все-таки не ложилась, а читала до того времени, когда, бывало, услышу шаги бабушки, которая, проходя через мою комнату, тихонько кралась, ступая осторожно, не подозревая вместе с тем, что из полутемноты комнаты, освещенной мягким светом лампады, на нее смотрят смеющиеся глаза, совсем не сонные.

Жизнь на даче была почти та же городская жизнь: так же закладывали ландо в два часа, и так же делались визиты до пяти; за обедом почти всегда были гости, затем прогулка с гостями на музыку, где делались еще приглашения приехать после музыки на чашку чая, собиралось человек 15, и так ежедневно. При дачной жизни была только разница в легкости созывать к себе гостей, чего городская жизнь не представляла. Дача бабушки часто удостаивалась видеть в своих стенах царскую фамилию. В одно из посещений императора Николая Павловича, когда он запросто завтракал у бабушки, он пожелал обойти весь дом и даже прошел крытой галереей в кухню. У бабушки в это время была кухаркой француженка м-me Francoise. Государь обратился к ней со словами: «Я хочу сделать вам комплимент, м-me Francoise, вы по истине искусная повариха». M-me Francoise, низко присев, ответила: «Я возлагаю свои руки к ногам вашего величества!» — и при этом к ногам императора она положила самый большой кухонный нож, который случайно держала в руках».

Маша Слоним

Олег Кашин

Николай Усков

 Диана Арбенина

 Князь Сергей Михайлович Волконский
 Князь Евгений Николаевич Трубецкой
 Князь Павел Дмитриевич Долгоруков
 Мария Григорьевна Вяземская-Голицына

Назад

Перейти странице