Имран Амед: как блогер стал одной из самых влиятельных фигур в модном бизнесе

Что будет, если целеустремленный и блестяще образованный менеджер из McKinsey & Co вдруг решит стать фэшн-блогером? Правильный ответ: довольно скоро он станет одной из ключевых фигур в модной индустрии. Он будет сидеть в первом ряду на показах, раздавать профессиональные титулы и преподавать в Central St. Martins

Фото: Montecristo Мagazine
Фото: Montecristo Мagazine
+T -
Поделиться:

Уроженец Канады, сын этнических индийцев — эмигрантов из Восточной Африки, он изучал коммерцию в университете McGill и получил степень MBA в Гарварде. Служил банкиром в ЮАР, риелтором в Австралии и уже 14 лет как британец — вот краткая географическая справка из жизни мистера Амеда. После нескольких лет работы в McKinsey & Co он заскучал, уволился, отправился медитировать и придумывать новое интересное дело. И вот он уже стоит на лондонских показах, куда его пригласил друг, раздумывая, не пойти ли в бизнес-партнеры к какому-нибудь перспективному дизайнеру. И начинает вести блог.

На своей страничке с заковыристым адресом uberkid.typepad.com мистер Амед писал как умел о том, в чем решил разобраться, — о моде как бизнесе. Параллельно он занимался консалтингом и затеял стартап по поддержке молодых дизайнеров, но тот закрылся через несколько месяцев. Читателей у блога было мало, но они были правильные. Например, однажды Амеду вдруг пришло приглашение на показ Oscar de la Renta. На показ он опоздал, а после встретил Алекса Болена, директора марки, который сообщил, что приглашение посылал лично и хотел сидеть с Имраном в первом ряду, так как является благодарным читателем блога.

Аудитория, которую Амед предпочитает называть сообществом, постепенно росла, и то, что было маленьким блогом, начало приобретать контуры сегодняшнего businessoffashion.com. Тогда Амед отошел от всех остальных дел (консалтинг и социальная сеть Luxury Society) и сконцентрировался на идущем в гору ресурсе. В 2013-м он привлек два с половиной миллиона долларов инвестиций, въехал в офис в лондонском Сохо, собрал команду и превратил свой сайт в ценный профессиональный источник информации. Целая индустрия стала просыпаться с его рассылкой: главные новости, аналитика и ссылки на самые значимые свежие материалы по теме, отобранные Амедом лично, приходили прямо к завтраку. Плюс вдумчивые видеоинтервью, ежегодные рейтинги влиятельных персон, целый раздел, посвященный цифровым технологиям, и лучший профильный рекрутинговый ресурс. В любви к проекту стали признаваться первые лица отрасли, а на его мероприятия гурьбой приходили те, чьи истории успеха он изучал в Гарварде. Вскоре мистер Амед уже прочно засел в первом ряду на самых важных показах, давал интервью, преподавал, вел колонку в британском GQ и попадал в хронику то шепчущимся с Карлом Лагерфельдом, то помогающим Сьюзи Менкес разобраться со смартфоном.

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
Имран Амед, Сьюзи Менкес

СВы изменили ситуацию в мире фэшн-медиа, придумали очень востребованный профессиональный ресурс. Таков и был ваш первоначальный замысел?

Вначале у меня не было никаких амбиций, а был только интерес к моде и идеи, которые я стал записывать. Это помогло мне выкристаллизовать, точно определить то, что нужно делать. Именно так все началось. Конечно, мода интересовала меня с детства, но не более, чем и музыка, и театр, и кино. Скажем так, я не читал Vogue.

СКак вы научились писать так, что иные журналисты учатся на вашем примере?

Я писал просто ужасно, я иногда весь съеживаюсь, когда читаю свои ранние статьи. Но ситуация улучшилась, во-первых, когда я нашел свой угол зрения: мода как бизнес. И во-вторых, я писал изо всех сил, столько, сколько мог. Чем больше ты пишешь, тем лучше ты пишешь.

СНа чем зарабатывает Business of Fashion?

Все, что мы делаем, служит и приносит пользу модному сообществу, от этого отталкиваются все наши начинания. Мы сосредоточены на продажах годовых подписок на наши продукты. К примеру, наш рекрутинговый ресурс BoF Careers имеет около 75 компаний-клиентов, среди них LVMH, Conde Nast International, Michael Kors, Tory Burch, Swarovsky, которые платят за подписку, гарантирующую им доступ к нашей постоянно пополняющейся глобальной базе талантов. Иногда мы привлекаем спонсоров и рекламодателей в наши продукты, но у них нет влияния на контент — мы дорожим своей независимостью. Если материал рекламный, он так и обозначен.

Фото: BoF
Фото: BoF
Имран Амед, Тони Берч

СЧто нужно уметь, чтобы попасть к вам на работу?

В нашем лондонском офисе сейчас работают 17 человек. Мы ищем структурных мыслителей, людей, склонных к анализу и рассказу, профессиональных, ответственных и нескучных.

СКто лучше всех пишет о моде, на ваш взгляд?

Я люблю читать Тима Бланкса (Style.com) и Cathy Horyn (The Cut). Это превосходные, хорошо информированные журналисты, которые не боятся высказывать свое мнение. Моде просто необходимо больше таких, как они.

СУ вас есть любимые дизайнеры?

Я поклонник Dries Van Noten и Sacai, у обоих отменный вкус на красивые материалы, и оба здорово обращаются с цветом и принтами.

Фото: BoF
Фото: BoF
Имран Амед, Карл Лагерфельд

СРоссия погружается во все большую политическую и экономическую изоляцию. Как это скажется на модной индустрии?

Проблемы России сегодня, конечно, не ограничиваются модной индустрией, это драма всей российской экономики. Если покупательская активность не возобновится, а рубль продолжит падать, иностранным компаниям станет тяжело делать бизнес в России, а российским — за рубежом, и тогда перспективы и правда мрачные.

ССпрогнозируйте, что будет с модой через десять лет?

Это невозможно, так как мир невероятно быстро меняется. Но можно сказать наверняка, что через десять лет нам все еще будет нужна одежда, и мода по-прежнему будет частью нашей жизни, вне зависимости от новых и даже новейших технологий.С