Юлия Машнич

Почему дизайнеры ушли в тень

Помните последние показы Ива Сен-Лорана или хотя бы Тома Форда — рыдающие модели, герой торжества со стеклянным взглядом и насупившийся первый ряд? Имена, звучавшие громче брендов, масштабные личности, которые не умещались в рамки марки, чья-то харизма, на которой строился успех целой компании, — все это было и прошло. Сегодня дизайнеры уже не те, и людей почти не видно из-за брендов. Самые влиятельные дома нынче почти не нанимают звезд, а предпочитают выращивать кадры поспокойнее. Последние назначения иллюстрируют эту новую закономерность: слышали ли вы об Алессандро Микеле, Массимо Джорджетти, Саймоне Хоумзе или хотя бы о Надеж Ване-Сибульски? А эти люди в ответе за коллекции Gucci, Pucci, Paul Smith и Hermes. Единственным исключением стало назначение опального Джона Гальяно в Maison Martin Margiela, бренд, который был родоначальником анонимного дизайна. И теперь, во времена всеобщей тяги к безымянности, радикально поменял концепцию: идти против течения всегда было стратегией марки.
0

Юлия Машнич: Кристина Пименова. Как восьмилетняя девочка стала супермоделью

Пока журналисты, блогеры и комментаторы наперебой критикуют условных родителей, которые не иначе как по недосмотру, нездоровой амбициозности или отчаянной жадности допустили такой неслыханный успех ребенка, мы встречаемся с мамой Кристины — Гликерией Пименовой. Хрупкая женщина со сталью во взгляде и голосе рассказывает невероятную историю: наслушавшись комплиментов и советов, она отвела трехлетнюю малышку в детскую модельную школу. В этой школе Гликерии не нравилось все: детей учили взрослой модельной походке, брали деньги и не предлагали работы, вместо снэпов устраивали полномасштабные постановочные съемки за отдельную плату. В общем, остался осадок, а заодно и портфолио, которое Гликерия разместила на модельном сайте. Какие-то дети постарше нашли эти снимки, смонтировали из них несколько душещипательных роликов и выложили в интернет. Через некоторое время мама с удивлением узнала, что у ее дочери уже есть поклонники и существуют целые группы, посвященные Кристине, где публикуются фотографии, украденные из вроде бы закрытых маминых аккаунтов в социальных сетях.
0

Вера, одежда, любовь: как уличная мода меняет религии

В Нью-Йорке две девушки-хасидки, Мими Хехт и Мушки Нотик, запустили марку Mimu Maxi. Женский дресс-код ортодоксальных евреев регламентирован довольно строго: ограничения касаются материалов, цветов, длины и кроя. Скромность, которая лежит в основе большинства религиозных представлений о женской одежде, в случае с хасидами называется tznius и выглядит так: длинные юбки, прикрытые хотя бы до локтей руки, никаких глубоких вырезов и головной убор или парик, обязательный для замужних женщин. В этих, казалось бы, узких рамках Mimu Maxi придумывают моду, адекватную Нью-Йорку текущего сезона, и хасиды-хипстеры из Crown Heights, которым Refinery29 недавно посвятил целый обзор, — во многом их заслуга. Оказывается, закрытое платье может быть джинсовым, нескучно скроенным, элегантно драпированным и вообще oversized, а топу, отвечающему религиозным запросам, ничто не мешает быть деконструктивистским. В результате одежду марки уже носят не только хасиды, но и мусульмане (заказы приходят даже из Малайзии), и атеисты. Еще одной причиной того, что уличный стиль Crown Heights вдруг оказался модным явлением, стал местный магазин The Frock Swap, открытый сестрами-хасидками по фамилии Полонски и специализирующийся на винтажных дизайнерских вещах, стиль которых укладывается в понятие tznius.
0