Инфляция, коллапс и дохлая кошка. Экономисты о судьбе рубля

В последние дни курс рубля стабилизировался, а цена на нефть заметно выросла. «Сноб» узнал, спасет ли это российскую экономику и стоит ли тем, кто купил валюту, менять ее обратно на рубли

Иллюстрация: Helmut Starbina
Иллюстрация: Helmut Starbina
+T -
Поделиться:

Андрей Нечаев, экономист, министр экономики России в 1992–1993 годах:

В последние дни рубль действительно укрепился, но это временно. Сейчас идет налоговый период, когда экспортерам приходится более активно продавать валютную выручку и оплачивать налоги по итогам первого квартала. А потом случится откат. Все факторы говорят в пользу дальнейшего плавного ослабления рубля, а не в пользу его  укрепления. Так что, если кто-то вдруг решил срочно продавать валюту, не стоит метаться, особенно если вы покупали ее дороже, чем она стоит сейчас. Тогда вы просто зафиксируете убыток.

В начале мая нас ожидает новый пик инфляции из-за того, что рубль сильно упал в конце прошлого года: эффект падения всегда проявляется через несколько месяцев. Нефть подросла — тут в первую очередь сказалась война в Йемене. Но есть и фактор потенциального снижения цен на нефть — отмена санкций по Ирану. Скоро мы заметим влияние этого фактора.

Слава Рабинович, финансист, руководитель Diamond Age Capital Advisors:

Даже если в одночасье разрешить все геополитические проблемы России, помириться с внешним миром, добиться отмены всех санкций, то инерционность процессов, которые уже запущены, такова, что последствия будут чувствоваться еще долгие годы, а скорее, даже десятилетия. И что будет дальше с рублем, можно представить себе только в страшном сне.

Наша страна находится в беспрецедентной геополитической ситуации. Включаются экономические механизмы, которые не зависят ни от воли ЦБ, ни от спекулянтов. Например, происходит коллапс импорта. Рубль девальвировался чуть ли не на 100%, и люди перестали покупать импортные товары, потому что у них больше нет такой покупательной способности. А ведь этот же коллапс — и в тех сферах экономической деятельности, которые традиционно назывались российским производством, потому что огромная часть входящих компонентов и технологий в них — это тоже импорт. В итоге происходит снижение спроса на валюту, она прекращает расти, а рубль, соответственно, перестает падать. При этом рубли у людей в дефиците, и этот дефицит начинает толкать рубль вверх. Такая коррекция на финансовых рынках иногда называется «отскоком дохлой кошки». Потому что, если сбросить дохлую кошку с небоскреба, она сначала отскочит от асфальта вверх, а потом уже уляжется.

В России происходит очень быстрая и глубокая девальвация рубля, частично обусловленная снижением цены на нефть, которая не просто упала, а потерпела настоящее крушение. Сейчас, когда нефть стабилизировалась, мы видим и относительную стабилизацию рубля. Российский рубль — это типичная петровалюта, то есть валюта, на цену которой очень сильно влияет нефть. Но все-таки корреляция не абсолютная. Бывают периоды, когда курс рубля заметно отклоняется от того, каким мог бы быть, если посчитать его математическую зависимость от нефти.

Василий Солодков, директор банковского института ВШЭ:

Мы не знаем, почему рубль укрепился. Возможно, Центробанк предпринимает интервенции. Или просто у людей закончились валютные накопления и им приходится продавать доллары. Это только кажется, что что-то стабилизировалось, на самом деле цены в магазинах продолжают расти.

Экономика у нас в первую очередь зависит от нефти. Конечно, сейчас цены на нее немного выросли, но ведь с Ираном подписывают соглашение. Как только он начнет реальный экспорт, нефть опять пойдет вниз, так что и экономика наша продолжит двигаться туда же. Если люди хотят делать долгие сбережения, то сейчас их по-прежнему стоит делать только в иностранной валюте, и ни в коем случае не надо избавляться от долларов.

А из-за того, что ЦБ провозгласил таргетирование инфляции, повысилась волатильность курса. Никаких фундаментальных причин для того, чтобы инфляция снижалась, нет. Процентные ставки тоже сильно не понизятся. ЦБ сам загнал себя в ловушку, спровоцировав в декабре скачок валютного курса и поднятие ставки. Очевидно, что она очень высокая, и это не дает развиваться реальным проектам импортозамещения, которых так хочет государство. Но снижение ставки будет вести только к раскручиванию инфляции, а высокая инфляция инвестициям никак не способствует.

Игорь Юргенс, экономист, президент Института современного развития:

Фундаментальных причин для того, чтобы рубль сильно укрепился, нет. Просто сейчас он нашел свою равновесность. Но колебаться все-таки еще будет, так что не стоит дергаться и бежать обменивать на него валюту. То, что рубль перестал падать, связано в основном не с тем, что нефть подорожала, а с действиями Центробанка — он работает против спекулянтов и грамотно управляется с денежной массой. Нефть, кстати, может опять начать падать, если Иран с 2016 года начнет поставлять на рынок недетское количество сырья.

А вот инфляция может снизиться — именно на это рассчитаны действия Центробанка. Главное, чтобы другие ведомства не допустили никаких ошибок и не помешали. Тогда инфляцию собьют до пяти процентов, а потом будут опускать и дальше. Правда, начнутся крики, что не хватает наличных, но они ведь всегда раздаются.

Михаил Хазин, экономист, президент Компании экспертного консультирования «Неокон»:

Когда в декабре колебания валют только начинались, средневзвешенный курс доллара должен был быть 45–48 рублей, а его, что называется, загнали за Можай. Это был результат дурости Центробанка и спекулятивных атак. Вот с тех пор он постепенно и падает, теоретически может доползти и до 50, но этого, скорее всего, не произойдет. Максимум — 52-53. Рубль поболтается немного на этой отметке и опять начнет падать. Но вот нефти под 50 за баррель, наверное, уже не будет. Здесь куча тактических факторов: например, проблемы США. У них сланцевая промышленность при нефти дешевле 70 долларов тут же начинает дохнуть, а еще целая куча кредитов, которые надо списывать, а публично этого делать нельзя. Но при этом на нефтяной рынок выходит Иран, так что ситуация выглядит очень неопределенно. Понятно только, что российская экономика как падала с 2012 года, так и будет падать дальше, а «стабилизация» последних дней — это просто маятник качнулся в обратную сторону.