Катерина Мурашова /

Лесная сказка

В мире взрослых детская любовь считается событием кратковременным, а потому малозначительным. Столкнувшись со сложностями первой любви и не найдя понимания у взрослых, дети принимают решения сами

Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
Иллюстрация: Bridgeman/Fotodom
+T -
Поделиться:

Каждую неделю утром в пятницу я решаю, что написать для колонки на «Снобе». Есть польза от описания типичных случаев — кто-то, его прочитав, может увидеть нечто аналогичное своей собственной ситуации, что-то в ней понять или даже исправить. Но и случаи исключительные, как мне кажется, представляют определенный интерес — они расширяют границы восприятия, вызывают «ах-реакцию»: ого, и так, оказывается, может быть! В результате — повышают нашу готовность к чудесам мира.

* * *

Женщина пришла одна и противно хрустела суставами пальцев. У нее было такое трагическое лицо, что я не решалась попросить ее перестать. Сидела и страдала вместе с ней.

— Вы мне не поверите! — первое, что она мне сказала. — Но я покажу вам статью в газете.

И полезла в сумку.

— Не надо статью! — твердо сказала я. — Статьям в газете я верю меньше, чем конкретным людям, которых вижу перед собой. Поэтому рассказывайте сами.

* * *

На все лето она брала отпуск за свой счет (на ее работе это было возможно) и вместе с сыном жила на даче. Своей дачи у них не было, снимали у одних и тех же хозяев много лет — всем удобно. Отец и муж приезжал на выходные.

Сын Кирюша рос спокойным и вдумчивым мальчиком — хорошо учился, любил рассматривать муравейники и жучков под камнями, держал в банке головастиков, смотрел фильмы «Би-би-си», читал книжки фэнтези и про динозавров. В раннем детстве у него была астма, но потом все как-то выровнялось, и уже много лет не было приступов и даже все лекарства уже отменили, только если он заболевал чем-нибудь простудным, давали на всякий случай, для профилактики.

С дачными мальчишками, которые бегали крикливой стайкой и размахивали палками или гоняли на велосипедах, Кирюша был знаком, никогда не воевал, но и не общался особо. Шумные игры никогда его не прельщали, он и в городе по-настоящему дружил только с одним немногословным и тихим мальчиком — во втором классе они вместе ходили в судомодельный кружок, да так и остались друзьями.

С девочками в детском саду и в классе у Кирюши всегда были хорошие отношения, и никого не удивило, когда на даче он подружился с соседской девочкой Зоей, на полтора года старше его. Зоя много читала, гуляла в лесу, часто ходила на пруд и сидела на берегу, рассматривая что-то в воде или прислушиваясь к шелесту листьев над головой, и ни с кем, кроме Кирюши, не общалась. Зоина мама была очень рада этой дружбе и всегда Кирюшу привечала.

Взрослые из обеих семей видели, как дети подолгу, часами сидят на скамейке в кустах сирени и о чем-то заинтересованно беседуют, размахивая руками и иногда смеясь. Кирил рассказывал, что Зоя придумывает «здоровские истории, не хуже чем в книжках».

Уезжая с дачи, Кирюша по Зое, видимо, скучал, иногда звонил ей по телефону (она ему не звонила никогда, и это всем было понятно — она же старше), но видеться им не удавалось, потому что дети были еще маленькими и жили в разных концах города.

В начале нынешнего лета одна из дачных соседок сказала матери Кирилла (ее звали Региной): а вас не беспокоит, что ваш все время с этой девочкой возится? «Да они давно дружат, — удивилась Регина. — А в чем дело-то?» — «Дело, конечно, ваше, — сказала соседка. — Но я бы на вашем месте остереглась. Странная она и дикая какая-то. И в школе на дому учится. Чему приличного мальчонку научит?»

Против своей воли обеспокоенная Регина начала приглядываться к Зое и вскоре уже не понимала, что видит сама, а что ей мерещится. Почти тринадцатилетняя Зоя контактов со взрослыми избегала, смотрела в землю, на прямые вопросы отвечала односложно. Зоина мать о семье и дочери тоже практически ничего не говорила, хотя охотно общалась на другие темы и вовсю хвалила Кирилла и их с Зоей детскую дружбу. Остальные дачники, как оказалось, вполне разделяют настороженность первой соседки — что-то там нечисто.

В конце концов Регина извелась, не выдержала, заручилась поддержкой мужа и сказала сыну: Кирюша, а почему ты с другими детьми не играешь? Что тебе эта Зоя, она же бука совсем, пошел бы с мальчиками на костер или на велосипеде покатался. Нечего все время сиднем в кустах сидеть, нам с отцом это не нравится.

— Мне с Зоей интереснее, — спокойно возразил мальчик.

После нескольких бесплодных разговоров был поставлен ультиматум: нужно общаться с другими детьми или хотя бы еще что-то делать, кроме сидения в кустах или на пруду с Зоей. Иначе мы вообще отсюда уедем и больше не приедем никогда.

Через две недели Кирюша исчез. Без всякого протеста, объявления или прощальной записки — просто вышел утром после завтрака из дома и не вернулся. К обеду его искали уже по всему поселку. Тогда же выяснилось, что пропала и Зоя.

Прочесывали окрестный лес. На пруду работали водолазы. Регина  билась в истерике, обвиняла Зоину мать: ваша старше, это она его увела! Зоина мать молчала, глядя в землю. Уже в милиции, когда заполняли бесчисленные бумаги, выяснилось страшное, как будто бы без того было мало: у Зои шизофрения, она лечилась в психиатрической больнице, принимает таблетки. Что в этот момент кричала Регина, она не помнит, но ей до сих пор немного стыдно. Но только немного, потому что она (Зоина мать) должна же была предупредить! Регина к батарее бы своего привязала, и от этой дачи, конечно же, сразу бы отказалась!

Потом главный милиционер сказал: будем, конечно, еще искать в округе, но вы же понимаете — месяц прошел, нигде ничего, так что, скорее всего, ищем трупы. Есть крошечный шанс, что уехали зайцами в другие регионы, ориентировки везде разосланы, но они же не профессиональные побегушники-беспризорники, к тому же девочка больная, были бы оба живы, где-нибудь засветились бы. Увы.

Еще почти через месяц, в конце сентября, мужчина в одежде грибника вылез из машины у поста ГАИ и сказал: там, три километра назад, у ларька на шоссе мальчонка клянчит объедки, я там себе кофе после грибной охоты покупаю, и уже второй раз его вижу. Купил ему две шоколадки. Что-то с ним сильно не так, по-моему, худой он очень и дикий какой-то, на сельских детей не похож. На вид лет десять-одиннадцать, одет так-то. Непорядок, я чувствую, здесь…

Гаишники, как ни странно, оказались отзывчивыми.

Ларечница мальчишку тоже вспомнила. Согласилась позвонить, если еще появится.

Кирилла отловили прямо на шоссе. Он дико сопротивлялся, бил ногами и руками, кидался со всего размаху на асфальт и кричал, что никуда не поедет, пока не заберут Зою. В лес с ним шли добровольцы из поселка, боялись, что найдут полуразложившийся труп. Прошли около пяти километров. Зоя была жива, безразлично сидела на лавочке в старой, наполовину ушедшей в землю охотничьей избушке. Увидев людей, повела себя много спокойнее, чем Кирилл. Встала и пошла. Мать как будто не узнала. На прощание обняла мальчика и поблагодарила его.

— Как же они жили все это время? — спросила я. — Кирилл рассказывал?

— Нет. Он ничего не рассказывает.

— Ну, вероятно, это травматическая амнезия.

— Я не знаю, что это! — Регина заплакала. — Но моего мальчика будто подменили, навели порчу! Прошло уже полгода, но он… он…

— Что — он?

— Он почти не разговаривает с нами. Не может учиться. Сидит, смотрит телевизор. Если телевизор выключить или убрать, он продолжает смотреть в пустой экран или в стенку. Чтобы он поел, я должна его уговаривать или заставлять.

— Лекарства?

— Да, конечно. Никакого действия, только еще больше тормозит. Психиатр сказал: на таких препаратах уже должно было пройти. И не случайно все-таки она его выбрала. Скорее всего, эта трагедия запустила какой-то его собственный процесс… Но у меня был совершенно здоровый мальчик, никакой не психопат, я-то знаю! И то, что у нее, оно же не может быть заразным?!

— Напрямую конечно не может, — согласилась я. — А где сейчас Зоя?

— В психушке, конечно, где же еще! А может, уже и выпустили ее, я не знаю.

— Кирилл виделся с ней после?..

— Да вы что, с ума сошли?!! — завизжала Регина. — Да чтобы я… да чтобы она…

— Понятно. Я бы хотела увидеть Кирюшу.

* * *

Со слов Регины я представляла себе мальчика чуть ли не в коме. Но как только мать вышла из кабинета, он стал разговаривать. Не то чтобы уж совсем свободно, но на вопросы через один отвечал. Однако быстро уставал, пятнадцать-двадцать минут — и все. Я решила, что это от препаратов. Никакой психиатрии не почувствовала, так матери и сказала. Она сразу ко мне прониклась, стала его водить.

Через некоторое время я уже много знала. Зоя была развита и наблюдательна. Она подробно видела подводный, лесной, древесный и подкаменный миры и рассказывала о них другу, добавляя фантастики из своих видений. Дети уже давно общались с духами леса, воды и облаков. Те передавали им приветы и послания, играли с ними, подшучивали. Дачный мир для Зои был живым, городской — мертвым (к зиме она часто попадала в больницу). Когда стало ясно, что их скоро разлучат, Кирилл сам предложил сбежать. Зоя согласилась не сразу. На подготовку ушло две недели. Она знала подходящую избушку и знала, что их там будут искать. Они взяли вещи, спички, свечи, компас, крупу и консервы. Зоя украла у матери немного денег. Первые дни сидели на островке в болоте и питались хлебом и морошкой. В болоте их не искали. Потом, когда активная поисковая операция закончилась, заселились в избушку. У Зои еще были таблетки, она их аккуратно принимала. В избушке была буржуйка, но чаще готовили на костре. Собирали грибы. Ходили в два поселка воровать картошку и всякое другое с огородов, еще украли два одеяла и покрывало с веревок. Было весело. Потом у Зои кончились таблетки и она стала «залипать», по выражению Кирилла. Иногда ее мучили страшные галлюцинации, и тогда Кирилл прижимал к себе и рассказывал все, что в голову придет. Она успокаивалась, но уже не могла ходить за едой и прочим. Кирилл взял все это на себя. Зоя, когда ей становилось получше, бродила по округе, собирала хворост и дрова, приносила воду с ручья, разводила огонь. Когда ситуация ухудшалась, просто сидела на лавке и раскачивалась. Однажды Кирилл увидел, как человек у ларька на шоссе выбрасывает в ящик почти нетронутый гамбургер. Это навело его на новую, продуктивную мысль. Зоя мысль одобрила, но сказала, чтобы у женщин он не просил никогда — они подозрительные и приставучие. Мужчины действительно никогда ничего у мальчика не спрашивали, один даже купил для Кирилла в ларьке две пачки чаю, пачку сахара и два кило риса — даже интересно, что он при этом подумал?

Да, он понимал и понимает, что Зоя больна. И что? Да, он знает, что духов облаков по правде не бывает. И что? Да, конечно, в школе нужно учиться. А зачем? Мама, разумеется, за него переживает. И что?

Я вроде бы установила с мальчишкой такой хороший, качественный контакт, но оказалась в абсолютном, глухом тупике. Дело никуда не двигалось. Но я уже догадывалась и однажды спросила напрямую:

— Как ты относишься к Зое сейчас?

— Я ее люблю, — просто ответил он. — И она, я знаю, любит меня.

Вот так. И ничего нельзя сделать.

Я не могла сказать его матери: позвольте им видеться. Потому что она сразу начинала визжать.

Я не могла сказать ему: время лечит. Потому что я знаю, что это не всегда так.

Я не могла сказать ему: полгода назад ты ушел в ее мир, это было неправильно, и едва не привело к страшной трагедии, теперь тебе надо попробовать вывести ее в наш мир, у тебя есть шанс — ему двенадцать, ей тринадцать и у нее шизофрения.

Я не знаю, что сейчас с ними стало. В любом случае, они выросли. Но вот, жили и любили такие дети. И я вам о них рассказала.

Комментировать Всего 30 комментариев

Много чего напоминает - что-то в этой истории есть такое архетипическое, особенно если представить в деталях, как они там жили в осеннем, готовящемся к зиме лесу, общаясь ежедневно черт знает с какими сущностями...

Эту реплику поддерживают: Анна Зарембо

Если бы это случилось с моим сыном, я бы сильно боролсь с желанием убить маму девочки :((. В тему о вчерашнем разговоре у Белюшиной о порядочности. Я считаю, что мать девочки просто обязана была сообщить маме мальчика, что ее дочь больна.

Алекс, у нас тема психиатрических диагнозов закрытая совершенно. Ко мне (официально в поликлинику, по записи) приходит на консультацию семья, ребенок два месяца после какого-то непонятного срыва лежал в психиатрическом отделении. У них на руках нет ничего. И выписки не дают, и даже диагноза они толком не знают.

Но тема интересная сама по себе. Должна была сообщить? Родителям ребенка, с которым ее дочь на глазах у всех играет на даче? Ага. Тогда у меня к Вам вопрос: ВИЧ, гепатит С, умственная отсталость, эпилепсия в ремиссии, аутизм, ДЦП, другие  общие нарушения развития из МКБ 10 - о чем из этого с Вашей точки зрения мать должна была сообщить в сложившихся обстоятельствах, а о чем можно было бы и умолчать?

В ответ на Ваш вопрос, мое личное мнение, которое я никому не навязываю, в том, что из соображений порядочности нужно-таки сообщать  участникам взаимоотношений о том, что может представлять реальноую опасность для них. Психиатрическое заболевание у ребенка, с которым играет мой ребенок, мне кажется, из этой категории. Пару раз в США встречала в детских парках серьезных аутистов; родители сразу сообщали в разговоре + внимательно следили за развитием ситуации.

С другой стороны, в Сев. Америке я видела много образцов того, как родители сами "открывают" информацию о совершенно неопасной "необычности" своих детей, по моему, всегда с положительным результатом. В моем недавнем опыте было два случая с соседями. У одних родился сильно недоношеный сын (Позже диагностированный легким церебральным параличем и легкой степенью аутизма). Еще когда он был в больнице, родители рассылали бюллетени о его прогрессе, все мы ходили на парти в его честь - родители очень умно готовили соседей с детьми и просто соседей к прибытию необычного ребенка. Ничего, кроме симпатии и желания помочь в ответ, ни от себя, ни от других соседей, я не помню.

У других соседей родилась дочка без пальцев на руке. Они также разослали всем извещение о ситуации. Реакция была аналогичноой первой. Сыну было 2-3, когда он спросил, что с рукой у новорожденной. Сказали, что у девочки "особенная рука", и это закрыло тему. 

Но отсутствие пальцев не опасно никому, а вот любовь-дружба с психиатрической пациенткой - это совсем другого поля ягода.

Удивительно читать, что в России не сообщают родителям подробности психиатрического диагноза........::((

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Поняла. Готовить с самого начала - это правильно, конечно. Но ведь тут-то речь идет о другом - дети подружились уже не слишком малышами, да и общались только летом. А как Вы думаете, какая реакция была бы, если бы мама Зои заранее оповестила соседей: у моей дочки - шизофрения? Как повела бы себя Регина? А Вы что сделали бы на ее месте? Моя дочь дружила (и сейчас пытается дружить) с одноклассницей с прогрессирующей психиатрией. Это странный и тяжелый опыт, я поддреживала ее в этом как могла (в какой-то момент все не очень понимали, что происходит и она обращалась ко мне с вопросами).

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

какая реакция была бы, если бы мама Зои заранее оповестила соседей: у моей дочки - шизофрения?

негативная. В лучем случае, люди бы здоровались и беседовали на улице, в худшем - игнорировали бы друг друга. В таких ситуациях лучше "не увязать". Оставим иллюзию "помощи" или реальную помощь квалифицированным шаманам и профессиональным психиаторам. Дети - не то, и не другое.

Негативная

Но в сложившихся обстоятельствах Кирилл с Зоей просто дружили и если бы не кампания Регины, скорее всего опять благополучно разъехались бы на зиму по домам. "Дети - не то и не другое" - правильно ли я Вас поняла, что от большой психиатрии детей лучше все же держать подальше?

от большой психиатрии детей лучше все же держать подальше?

Если не имеешь "инструментов" иметь с ней дело - абсолютно.

"если бы не кампания Регины, скорее всего опять благополучно разъехались бы на зиму по домам" Да, мамина паника не помогла...но понять ее можно..кто б не паникнул?

Алекс, несколько оффтоп, но функционально: а если ребенок с ВИЧ? Дети ведь очень контактны. У меня недавно почти подряд было несколько детей таких и я задумалась: другие родители знают, нет? И как реагируют?

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

не знаю, Катерина............Но я  не помню, чтобы я когда-нибудь в детстве разбивала коленко о чье-то чужое кровоточащее коленко....          Так или иначе, в жизни мало идеальных решений....Да и позиция мамы "Зои" по-человечески понятна......Жизнь полна таким, увы.............

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Да, мы все знаем в общем-то, как спид передается. И сами за себя в быту не особо боимся (я, например, не боюсь). Но вот если речь идет о нашем ребенке... Ведь и поговорить на лавочке с маленьким шизофреником обычно ничем особым никому не грозит... А как это в Штатах устроено? Люди (дети, родители) знают о том, кто вич-инфицирован?

Люди (дети, родители) знают о том, кто вич-инфицирован?

нет. Все знают, что есть и гепатит С, и ВИЧ, и никто по этому поводу, по-моему, особо не беспокоится. Мне вообще кажется, что русские более мнительные, чем американцы. Американцы предпочитают бегать и в спортзал ходить качаться, чем беспокоится о ВИЧ статусе соседа.

Поговорить с шизофреником не опасно, если ты знаешь, что он шизофреник. Я намедни поговорила в галерее с нераспознанным мной "шизофреником", до сих пор немного не могу отойти. На открытиях выставок много разных незнакомых людей, нужно уметь общаться. Я разговорилась с дяденькой за 70, который сказал, что он имеет философское образование. Дяденька говорил толково, назвал к месту пару имен. Разговор был не скучный. Вспомнив разговор у А.Курпатова и в попытке сориентироваться, чтоб говорить к месту, я имела неосторожность осведомиться у него, какой у него диплом .(Здесь есть бакалавр, магистр или Ph.D. Преподавать философию можешь только c Ph.D) Тут дяденька без предупреждения и без перехода слетел со светского тона и прямо со стаканом вина в руке на меня громово разразился обличительной речью о том, что я, "как и все подобные мне люди" только интересуюсь дипломами. Другими словами то, что я разговаривала с "шизофреником", я поняла несколько поздно. :(( Влюбиться в него я, слава богу. не успела, и на том спасибо :))

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Я не знаю американцев, но россияне мнительные, да. Причем не только в отношении чужих и своих болезней, но и в отношении отношений, если можно так выразиться. Только что подряд приходили три женщины, двум кажется, что они плохие матери, а третьей, что ее на уже третьей подряд работе не ценят :)

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт

Меня муж сразу спросил: "А ты бы что делала?" - на месте Регины. Я подумала и поняла: в зависимости от агрегатного состояния. В рутине, в колее, поглощенная бытом, я бы тоже визжала и хрустела. А в лучшие моменты - свободная, равная самой себе, open-minded, танцующая с волками - осторожно и бережно пошла бы за своим ребенком в его сказку, пожила бы там с ним и так же тихо, по-саперски постаралась бы вывести обратно на свет. 

А в лучшие моменты...

Ой, Любовь, я даже в фантазиях себе такую мать вообразить не могу :(( А технически-то это как? Пошли бы к ним жить в лес? Или, позже, возили бы Кирюшу на свидания к Зое в детское психиатрическое отделеление? 

А я могу: например, сродни той матери, что обрила себе голову, чтобы поддержать ребенка, потерявшего волосы в процессе лечения от рака - потому что вместе лысыми ходить по улицам как-то веселее.

Технически - а я знаю? По обстоятельствам. Может, предложила бы преплавлять истории и видения Зои в записи, летописи, иллюстрации. Предложила бы переписываться зимой - обычными письмами или какими-нибудь таинственными, только им понятными весточками (вспомнились Маша, Дубровский и дупло). Чтобы мой ребенок чувствовал, знал, что я тоже с ним в его путешествии, что я держу его за руку: "я, Зоя и мама", а не "я, Зоя и все остальные, которые только про уроки спрашивают и ничего не понимают". Быть на одном берегу с ребенком - так Вы, кажется, говорили на своей лекции.

Захотелось "Аду" перечитать - навеяло. А, кстати, имя Зоя ("жизнь") - вымышленное, или ее действительно так звали?

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

Имя конечно вымышленное. О такой реакции как Вы описали мир, со всеми его играми в толерантность,  может только мечтать, на мой взгляд. А в реальности - как те дачники и как Алекс ниже описала :(

Такая реакция - как тонкая талия: кому-то дается от рождения, кто-то может ее себе прокачать, если задаться этой целью. 

Эту реплику поддерживают: Катерина Мурашова

на самом деле нормальная шаманская история. Более того, знаю случаи, когда только с помощью разных шаманских воздействий или объяснений, подобные случаи приводились в норму. То есть человек продолжал видеть духов и т.д, но был счастлив и нормален при этом...( в итоге такие люди начинают исцелять других). В одном Новосибирском учреждении работал человек, с шаманскими способностями, и иногда, некоторые пациенты оказывались вовсе не пациенты, а просто тоже вот такие вот шаманы, которым просто объяснить, показать, и всё будет нормально. Неоднозначная ситуация, велика доля вероятности, что Зоя это просто "шаманка", но без поддержки, да и "существа из другого мира" могли просто взять в оборот... но может быть и другое ( как говорят- органика), либо какой-то средний вариант..

Дмитрий, то немногое, что я знаю о реальных шаманских практиках, как-то у меня с этой историей не связывается...

Эту реплику поддерживают: Димитрий Геваль

я не Дмитрий:-)

Не утверждаю, что это так или иначе, просто частенько видел, что люди, которые "не в себе" видят действительно то, что имеет место быть ( и это проверяемо). Просто тут и парадигма другая научная нужна и компетенции тоже, очень многих же залечили в психушках... Иногда конечно, помочь или сложно или очень тяжело. Всякое бывает. Мой комментарий к тому: что бывает не стоит так сразу утверждать, что вот мол, "клиника" и т.д... Я конечно не настолько крут, чтобы человека за полчаса вывести из сумрака ( могу и вообще не вывести), но достоверно знаю случаи, когда за 1-2 часа могли  человека в норму привести, в сознание.. Проще говоря, отцепить всех этих невидимых пиявок, которые водят человека в мире иллюзий.. Всем хорошим психиатрам, весьма рекомендую иметь у себя в друзьях нормальных разумных шаманов ( Если что, я не про себя)

p.s. кстати, из тех кто сейчас себя называет шаманами, бывает 80% шарлатанов, 15% недоучек... а из 5% оставшихся еще 99% просто зачастую очень упёртых или злобных...  Сугубо мои наблюдения

бывает 80% шарлатанов, 15% недоучек... а из 5% оставшихся еще 99% просто зачастую очень упёртых или злобных...

 и как же при этом найти "хорошего"? В реальной жизни хорошего психолога-то найти проблема, или там бухгалтера  или ремонтного подрядчика (говорю по личному опыту).. А уж шамана.................

Наверное ответ занял бы пару страниц, постараюсь в будущем написать статью, она была даже по плану, как определить "настоящесть" шамана ясновидящего экстрасенса и т.д, то есть критерии проверки.

Во многих случаях конечно интуиция поможет, но это не ответ, на самом деле..

вот наконец-то сегодня написал статью на эту тему, которая должна очень многие вопросы по выбору "шамана" снять

http://snob.ru/profile/29429/blog/94220

Простите, пожалуйста, Димитрий, что невнимательно прочла Ваше имя.

"и это проверяемо" - а как проверяемо?

Это очень долгая и кропотливая работа может быть ( хотя иногда и за 1-2 дня можно разобраться, от случая зависит)

Думаю тут нужно сначала смоделировать поведение человека в целом ( его реакции по жизни), а потом посмотреть насколько эта модель совпадает с "шаманской" моделью реальности.  Для второго уже нужны шаманские компетенции. Приведу пример: скажем есть некий дух, который говорит что-то ( с кем общается условный "пациент").  Предположим у этого духа есть некое имя, Розовый Слон например. Спрашиваем у "пациента": а где живет Розовый Слон, что он говорит тебе, какая его цель и т.д и т.п ( Тут кстати вопросы из символического моделирования- чистого языка могут подойти, или даже коучинговые вопросы). После того как модель более менее создана ( а она может развалиться на полпути, быть нецелостной и это уже говорит о нарушениях психики..), можно уже пробовать задавать вопросы апеллирующие к реальности ( что данный Розовый Слон думает о каких то событиях, о которых "пациент" знать не может). Такую же проверку делали с людьми, которые выходят в "осознанные сновидения" по одному из методов ( есть методы где реальный астральный выход есть, а есть методы где человек сам себя дурит), выяснилось в итоге, что это всё глюки, игры ума... Пример, стоит коробка, в коробке предмет. Спрашивают у людей кто вышел в осознанное сновидение про то, что в коробке? Все называют разное, ни у кого не совпало.. Точно также и Розовый Слон может проявить себя.. ( выдуман он или реален). Что думает Розовый Слон про тетю Мотю из Урюпинска?

Но тут важно полное отсутствие оценочного суждения, полный нейтралитет по своим мнениям заранее должен быть.

При этом желательно иметь некое "видение", или хорошо развитую интуицию, или человека, кто также может что-то "невидимое" видеть. При этом опять же, чтобы он дружил с головой. Всё это я конечно очень кратко пишу и сильно обрывочно, может быть напишу позже более подробные про это статьи ( но поскольку официально я не психиатр и психолог, я могу сказать как определить истинность и нормальность человека...но вот как "вылечить" или определить чей-то диагноз, от этого воздержусь, во избежание.

Резюме: Про моделирование по первому варианту ( смоделировать поведение человека)- очень хорошо говорит NLP ( но опять же, если обучение этому нормальное, а не так как бывает зачастую..) + символическое моделирование. Есть даже NLP с шаманскими специализациями ( слушал одного такого шамана, который NLP обучился).

Дальше остается проверить-  целостность картины. Обычный мир+шаманский, в котором пребывает "пациент". Если всё гармонично, то проблем нет.  Иначе надо разбираться где сбой...

Простите, Димитрий, ни черта не поняла. :)) С какого перепоя Розовый Слон должен что-то знать про коробку и тетю Мотю?

В детстве я ловила "духов мухоморов", а много позже мой знакомый защищал докторскую по алтайскому шаманизму, и я не без интереса смотрела его видео и слушала рассказы. Но шаманский мир, поверяемый НЛП, явно лежит за пределами моих компетенций...:)))

Эту реплику поддерживают: Лена Де Винне

чётко излагать информацию только учусь:-)

если этот Розовый Слон не выдуман "пациентом", а действительно является реальным ( ну что поделать, если люди его обычные не видят), то он соответственно может дать информацию о чём-то, что можно "пощупать". Конечно, для традиционных психологов это звучит дико..  Не призываю конечно принимать на веру, но это существует. Иногда Розовые Слоны выдуманы, иногда они реальны, в этом и задача специалиста ( на мой взгляд) определить это, а не грести всех под одну гребёнку.

что касается алтайских шаманов, то часть из них по сути управляются духами..  ( а должно быть наоборот). То есть сейчас чаще всего, духи выбирают человека, и начинают его туда-сюда водить.. А по хорошему должно быть как минимум в равновесии это. Иначе шаман толком не может ничего обьяснить, ну да, прилетел какой-то зверь, сел он на него, полетел в нижний мир, спас кого-то от чего-то, ну и что? Звучит прикольно, но не научно..

звучит дико

Да ну что Вы! Для меня - обычно. Я училась на психфаке в позднюю перестройку, к тому же по программе второе высшее. У нас полкурса были учителя из провинции (за госденьги на переподготовку), а вторая половина - экстрасенсы за дипломами. Они так и представлялись, хотите верьте, хотите нет - "очень приятно, Лена, экстрасенс" :))) шаманы тоже были, но это тогда не очень модно считалось.

Эту реплику поддерживают: Алекс Лосетт