Все новости

Редакционный материал

«Я была в отчаянии, когда единственный сварщик в деревне ушел в запой».

Социальные предприниматели о своей работе

Как выжить, когда остаешься с тремя детьми без поддержки и денег? Где найти средства, чтобы осуществить мечту своего неизлечимо больного ребенка? Как поднять умирающую деревню? «Сноб» отправился в Мурманскую область на Слет социальных предпринимателей Севера, который проходит при поддержке компании «Норникель», и узнал ответы на все эти вопросы

30 Октябрь 2018 17:03

Слет социальных предпринимателей Севера проходит во второй раз, первый состоялся осенью 2017 года в Норильске. В этом году начинающие и опытные предприниматели собрались в поселке Никель Мурманской области, чтобы обменяться опытом, поучаствовать в бизнес-тренингах и послушать мотивирующие истории от авторов успешных кейсов из разных регионов России. «Сноб» записал несколько из них.

«В кредите мне отказали, и я продала квартиру, чтобы начать свой бизнес»

Виктория Федотовская, основательница и управляющая гостиницей «Виктори», поселок Никель

В поселке Никель живут всего 11 500 человек. Гостиницы можно пересчитать по пальцам одной руки. Мини-отель «Виктори» появился благодаря усилиям матери, которая захотела порадовать своего больного ребенка. Виктории до сих пор тяжело рассказывать, с чего все начиналось.

Мини-отель «Виктори» Фото: Nikel-hotel-buktopu

Я пришла в социальное предпринимательство через боль. Моему сыну Леве в четыре года поставили страшный диагноз. Озвучивать его не буду, скажу только, что заболевание неизлечимо и прогрессирует. Мы объездили полстраны, выезжали за рубеж, пытаясь хоть чем-то ему помочь. И вот, когда мы ложились в очередную больницу, я спросила: «Лева, что я могу для тебя сделать?» Он ответил: «Мама, построй гостиницу». Мы часто останавливались в разных отелях, и Леве это очень нравилось. Целью моей жизни стало сделать сыну такой подарок.

В нашем поселке семь лет стояло заброшенное здание. Раньше там была стоматология, но после пожара здание забросили: ни окон, ни дверей — одни голые стены, и ветер гуляет. Я по профессии кадастровый инженер: осмотрела помещение, поняла, что оно нам подходит. Администрация отдала его всего за 100 000 рублей — фактически «за так», потому что денег на то, чтобы за ним следить, не было, а по объекту любили бродить дети. Чтобы купить это здание, мы продали одну из наших квартир. Денег хватило еще и на старенький микроавтобус, на котором мы вывозили хлам из будущей гостиницы. Я попыталась взять кредит в банке, но там только пальцем у виска покрутили: «Какие три миллиона? Ты в БТИ работаешь, у тебя зарплата 20 000!» Меня отправили восвояси, посоветовав искать помощи у государства. Я объездила всю Мурманскую область, выбивая субсидии на развитие малого бизнеса. Собрала в итоге 1,5 миллиона рублей. Этого хватило, чтобы застеклить окна в здании и провести отопление. Денег на ремонт не осталось. Я пошла в администрацию, там мне посоветовали пойти в школу социальных предпринимателей «Норникеля»: защитишься — денег дадут. Так я и сделала. Меня научили основам ведения бизнеса, помогли составить бизнес-план, и в 2016 году я победила в конкурсе социальных бизнес-проектов. Если деньги я собирала два года, то на ремонт гостиницы ушло всего шесть месяцев.

В нашей гостинице 11 номеров. У нас работают шесть человек, которые относятся к категории социально незащищенных. Сейчас Наташа на смене, а с ней — маленькая дочка, потому что девать некуда. Игореша есть еще, парень на инвалидности, — на звонки отвечает. До нас его никуда не брали. Парня однажды сильно избили, и теперь у него проблемы с речью — заикается и тянет звуки. Как-то заселились к нам военные. Игорь с ними разговаривал. Один подошел и спрашивает: «Бухой, что ли?» А Игореха: «К-к-кажды-ы-ый де-е-ень бухаю». Чувство юмора у парня есть. Да и вообще коллектив у нас замечательный. А я очень рада, что смогла исполнить мечту своего сына.

«Я решил восстановить место, которое мне было дорого с детства»

Сергей Васютинский, директор турбазы «Гольфстрим»

Турбаза «Гольфстрим» находится на 41-м км автодороги Никель — Сальмиярвив, в 20 минутах езды от российско-норвежской границы, на берегу живописного озера Куэтсъярви. Мы приехали сюда вечером, когда уже стемнело. Сотовые операторы разослали всем однотипные СМС: «Приветствуем вас в Норвегии». Турбаза выглядела вполне по-европейски.

База отдыха «Гольфстрим» Фото: vk.com/baza.gf51

Место, где стоит наша база, более века было традиционным местом отдыха русских, финнов, немцев (во времена Великой Отечественной). В 1970-х годах тут отдыхали сотрудники горно-металлургического комбината «Печенганикель». В конце 80-х — начале 90-х жизнь здесь начала угасать. Последним гвоздем в крышку гроба стало включение территории в пограничную зону, до этого норвежцы спокойно к нам в поселок за алкоголем ходили. Турбаза пришла в упадок, муниципалитеты не могли помочь деньгами. В итоге в 2014 году ее разобрали по кирпичику. Но люди по старой памяти изредка сюда приезжали.

А мне это место с детства дорого, с десяти лет тут отдыхал и видел, как оно было популярно. Ну я и решил восстановить турбазу и обратился за помощью к «Норникелю». Теперь у нас тут гриль-беседки скандинавского типа, два домика-шале с огромными окнами, гостевой дом на восемь-десять человек, русская баня, прокат катамаранов и лодок, отличные повара. Проект развивается: первых отдыхающих начали принимать весной 2017 года, до Нового года приняли около 900 гостей, а с начала 2018 года у нас отдохнули уже 1600 человек.

«Я видела, как умирает деревня»

Гузель Санжапова, основательница проекта Cocco Bello, Москва

Маленькая и хрупкая на вид Гузель практически в одиночку спасла умирающую уральскую деревню Малый Турыш. Теперь ее крем-мед с ягодами, которые собирают деревенские бабушки, покупают в разных уголках России. А сама она не останавливается на достигнутом и строит в деревне общественный центр.

В 2013 году мой папа перебрался из Екатеринбурга в деревню Малый Турыш. Как-то я приехала к нему в гости и поняла, что люди здесь доживают свой век: 20 домов, 51 человек, нет ни работы, ни медпункта, ни магазина, ни клуба. Если нужен хлеб, ты покупаешь шесть батонов в автолавке, которая приезжает раз в неделю, замораживаешь его и так хранишь. Таких деревень в России тысячи, к сожалению. Чувство безысходности подтолкнуло меня к действию. Папа держал пасеку, меда было много. Я мед не ем, но нашла технологию изготовления крем-меда с добавлением ягод. Мы позвали четырех бабушек собирать для нас ягоды. Так и началась эта история.

В этом году в сборе ягод участвовали уже 230 человек, и из них около 50 — дети и подростки. Мы собрали денег на краудфандинге и построили в деревне производство, где сейчас работают 11 человек. Дать работу людям — самое малое, что я могла сделать. Поэтому в деревне появилась детская площадка, а теперь я строю там общественный центр, потому что деревенская душа требует клуба, а детям нужно дополнительное образование.

Я редко говорю о том, как бывает сложно. Вы не представляете, какое испытываешь отчаяние, когда единственный сварщик, который может что-то сделать на стройплощадке, ушел в запой или пьяный мужик подходит к тебе, машет палкой и говорит: «Убирайся отсюда!» В такие моменты хочется все бросить, но я оглядываюсь назад и понимаю, что лучший ответ на весь негатив — любовь. Ведь теперь люди не покинуты и не забыты, знают, что нужны.

Я устала жить в Москве. Думаю, что дострою центр и перееду в деревню насовсем.

«Я осталась без работы, без мужа, с тремя маленькими детьми на руках»

Анна Злотко, автор проекта «Одежда с историей», Архангельск

Дизайнер и швея Анна Злотко называет себя Золушкой. Только вместо одного принца у нее двое: ее сыновья — и принцесса-дочь. Несколько лет назад она осталась без работы и мужа, но не опустила руки и стала успешной предпринимательницей.

Я родилась в Архангельской области в многодетной семье. У моих родителей было свое фермерское хозяйство, поэтому я с детства очень много работала. После школы я выучилась на инженера по стандартизации, метрологии и сертификации. Работа моя мне очень нравилась, все время проводила там. Потом вышла замуж, родила троих детей.

У меня было все: семья, любимая работа, стабильная зарплата. Но в какой-то момент мой мир начал рушиться. В канун Нового года на работе поменялось руководство. Начальники посчитали, что многодетное материнство несовместимо с плотным рабочим графиком, и меня вынудили уволиться. Вскоре я развелась с мужем. Это было жуткое время: я осталась с тремя маленькими детьми без средств к существованию. Дала себе обещание, что пожалею себя, погорюю, но потом. А сейчас мне нужно срочно что-то предпринять. Я всегда любила и умела шить, поэтому решила открыть дома швейную мастерскую. Слава богу, для этого не требовалось много денег. Начала с изготовления галстуков-бабочек. Вскоре дело пошло, я зарегистрировалась как индивидуальный предприниматель, арендовала помещение и открыла свое ателье по производству одежды. Дети поддержали мой выбор.

Я шью платья в русском стиле, адаптированные под современность, занимаю призовые места в конкурсах. Мне очень помогает моя команда. Социальная миссия проекта — в сохранении и продолжении традиций Русского Севера. Но социальное предпринимательство — это еще и активная гражданская позиция. Именно поэтому меня занесло на выборы в Гордуму. Депутатом я не стала, но за меня проголосовало столько людей, что теперь я стала гражданской активисткой и занимаюсь проблемами, касающимися городской среды и экологии в Архангельске.

«До появления детей я не задумывался над социальными проблемами»

Василий Савостин, основатель клуба плавания для грудничков «Белый медвежонок», Норильск

Василий родился и вырос в Якутии, окончил авиационный колледж в Красноярске. В социальное предпринимательство пришел после рождения второго ребенка, который появился на свет раньше срока.

Центр грудничкового плавания «Белый медвежонок» Фото: vk.com/wb324214

Да, это я открыл в Норильске «акваклуб, в котором топят детей», как говорят некоторые бабушки. Перед вами человек с десятилетним стажем работы в гражданской авиации, которого до определенного момента не волновали социальные проблемы. В 2016 году у нас с женой родился второй ребенок — чуть раньше запланированного срока. Мы решили укреплять его здоровье с помощью плавания, но плавать в Норильске было негде. Тогда стали думать о собственном клубе для грудничков. Мы взяли потребительский кредит в 2 миллиона рублей, добавили собственные сбережения, арендовали и отремонтировали помещение, установили два мини-бассейна и открылись в августе 2017 года. За год мы провели 2500 занятий, к нам приходят 15 детей ежедневно.

Потом мы с женой пошли учиться на курсы социального предпринимательства, которые организовывает «Норникель», защитили бизнес-проект по открытию аналогичного центра в районе Талнах и получили от компании беспроцентный заем в 2,7 миллиона рублей. В будущем планируем открыть соляные комнаты и дать малообеспеченным семьям возможность приходить в наши клубы бесплатно.

Автор: Анна Алексеева

Лого Телеграма Читайте лучшие тексты проекта «Сноб» в Телеграме Мы отобрали для вас самое интересное. Присоединяйтесь!
0 комментариев
Хотите это обсудить?
Войти Зарегистрироваться

Читайте также

«Сноб» публикует истории пяти проектов в сфере социального предпринимательства, обороты которых сегодня исчисляются миллионами
Государство начинает относиться к любой частной собственности как к своей. И после металлургов рано или поздно настанет очередь аграриев, ретейлеров, банкиров и других предпринимателей
Плачущий индеец, обидные прозвища и «зеленое движение». Как производители пластика переложили ответственность за экологию на покупателей