Все новости
Редакционный материал

Что делать с мотивацией?

Кому из родителей не знакома проблема, когда их дети не хотят учиться? Чаще всего они связывают ее с ленью, сложностью школьной программы, гаджетами и прочими «взрослыми» причинами. Интересно, впрочем, что же думают об этом сами дети?
25 января 2021 10:50
Иллюстрация: Veronchikchik

Журналисты, которые иногда берут у меня интервью, часто говорят так: вот вы работаете практическим психологом тридцать лет. Скажите, пожалуйста, а с какой проблемой к вам чаще всего приходят?

Ответить на этот вопрос за все тридцать лет моей практики будет, разумеется, трудновато, но если говорить о ближайших пяти-восьми годах и не о маленьких детях, а только о детях-школьниках, то ответ получается достаточно однозначным.

В последние годы родители чаще всего приходят ко мне с проблемой, которую они формулируют так: «Она не хочет учиться», «Он абсолютно потерял мотивацию к обучению в школе», «У него сейчас нет этой самой мотивации, и кажется, никогда ее и не было, я всегда его заставляла, а сейчас у меня силы и возможности кончились», «Мне кажется, что это мне нужно, чтобы она училась, а ей самой это вообще не нужно».

На приеме мы долго и довольно нудно обсуждаем с родителями, что же им теперь делать с чадом, которое эту самую мотивацию потеряло или никогда и не имело. Что им делать с самими собой. Иногда говорим о причинах произошедшего. Обычно в разговоре с умными собеседниками вырисовываются три основных причины:

Первая — то, что ответственность за учебу ребенка с самого начала его обучения полностью лежит на родителе, ребенок это прекрасно знает, и его это вполне устраивает.

Вторая — наличие интересного и постоянно развивающегося, внешнего по отношению к школьной учебе мира, который неудержимо влечет ребенка к себе. Понятно, что здесь мы говорим о виртуальности в самом широком смысле.

И третья — кризис самой школы, ее порой противоречивые попытки ответить на вызовы современности.

В какой-то момент в череде этих довольно однообразных и часто повторяющихся разговоров мне показалось, что мы упускаем довольно важную, как ни крути, часть происходящего — самих детей. Тех самых, которые эту мотивацию то ли где-то потеряли, то ли никогда не имели. И я подумала: а может быть, стоит хотя бы один раз их спросить, а как они сами-то видят не столько даже причины происходящего (системный анализ — не самая сильная сторона детей и подростков), сколько ответ на сакраментальный родительский вопрос: ну вот, мотивация к учебе потеряна, что теперь делать-то?

И я, разумеется, сразу начала спрашивать.

Знаете, что удивительно? Больше половины (34 из 67 опрошенных) моментально пошли в отказ: нет-нет, это только маме (родителям) так кажется, что я не хочу учиться и у меня нет мотивации. На самом деле она есть, я знаю, понимаю, отдаю себе отчет в том, что учиться нужно, и я хочу получить хорошее образование, но вот только есть факторы, которые мне все время мешают…

Ниже перечисляю факторы по мере убывания частотности:

— моя собственная лень;
— родители все время прикапываются и раздражают, поэтому не хочется ничего делать;
— мешают гаджеты и интернет — там интересно, не оторваться;
— в школе ко мне учителя придираются;
— очень трудная программа и слишком много уроков задают;
— очень неинтересно в школе преподают;
— не могу на учебе сосредоточиться;
— пытаюсь, не получается;
— у меня просто сил нет, я все время чувствую себя усталым.

Теперь про тех детей и подростков, кто согласился с родителями и честно признал: ага, нет никакой мотивации к учебе, уж простите, но так вышло.

Им я и задала следующий вопрос: что же теперь надо, по твоему мнению, предпринять? В твоем случае и вообще?

Шестеро сказали: а я не знаю. И ничего к этому не добавили, как я ни старалась. Это, на мой взгляд, самый плохой вариант. Ситуация просто повисает в воздухе — ни туда ни сюда.

Остальные ответили. Маленькие (до десяти лет) устно, большие — письменно.

Вариантов, если честно, оказалось немного, никаким особым разнообразием детские предложения не отличались. Более того, высказывания первой группы (те, которые сказали, что на самом деле они понимают важность обучения и вполне мотивированы) зачастую прямо совпадали с высказываниями второй (которые признали, что учиться не хотят). Это меня почему-то нешуточно огорчило. Какая-то глубокая системная проблема мне в этом увиделась, и я себе постановила потом еще об этом отдельно подумать.

Однако предложения все-таки были, и я полагаю, что нам, взрослым, надо с ними как минимум ознакомиться.

Излагаю опять же по мере убывания частотности:

— Виноват родительский контроль. Нужно его убрать.

«Нужно, чтобы родители от меня отстали и перестали все время наезжать», «Пусть они отстанут», «Может быть, нам нужно просто время и место, для того чтобы понять, чего же мы на самом деле хотим и можем, но нам его не дают, потому что родители хотят и пытаются все контролировать и говорить, что и почему я должна делать. Я им говорю, они не слышат. И я перестаю хотеть вообще всего», «Родители все время надо мной “висят” и отбирают телефон, поэтому мне вообще ничего делать не хочется. А только либо плакать, либо ругаться. Если они перестанут, я сначала наиграюсь, а потом буду учиться».

— Виновата школа. Нужно ее изменить.

«Я бы хотел учиться в другой школе, где интересно», «Когда будут другие школы, тогда и мотивация вернется», «Надо перевести меня на домашнее обучение, и тогда я сам буду решать, что делать и когда. И сам буду отвечать».

— Виноват мир в целом. Другого мира у нас нет, поэтому надо просто смириться.

«Сейчас социальные сети детей и подростков зомбируют. Мы все хотим быть не хуже других и из кожи вон лезем. И наши родители — тоже так. А достичь невозможно, потому что кругом все вранье. Надо просто не обращать внимания и жить как живется. Но это ни у кого уже почти не получается», «Сейчас очень много интересных вещей в интернете. Дальше дети будут учиться не в школе, а там. Кому что нужно. Вот я хочу научиться ролики делать про жизнь рыб. Взрослым надо это просто понять», «Раньше люди всему учились без всяких школ — ремеслу или землю пахать. Может быть, опять такое время наступило?», «Слишком много вокруг вещей и всего. Я то этого хочу, то того. Ни на чем надолго не сосредоточиться. Наверное, чтобы что-то изменить, надо было бы в монастырь уйти и там подумать? Но это же невозможно…»

— Никто не виноват. Проблемы вообще не существует. Чтобы это понять, нужно изменить угол зрения.

«Мои родители не понимают, что мир со времен их детства изменился. И дети тоже изменились. Роботы теперь, автоматизация, искусственный интеллект. В нынешнем мире совсем не надо сто лет в одну точку долбать. Задача человека — жить в удовольствие. И учиться тоже. Чему нравится — тому учусь. А чему не нравится — тому нет», «Это естественно, что мотивация учиться по школьным предметам пропадает. Ведь нас скоро всех заменит искусственный интеллект. А люди будут заниматься творчеством и получать базовый доход», «Мне кажется, это просто обыкновенная эволюция. Мы не хотим делать тупые домашние задания, потому что нам это уже не пригодится, мы это чувствуем интуитивно. Мы же не бездельничаем на самом деле, мы все время учимся чему-то в интернете, осваиваем новое, создаем что-то свое, только взрослые этого не видят и не понимают почему-то».

И наконец, мой безусловный фаворит, девочка 14 лет:

«Решить это очень просто. Начальная школа должна быть обязательна — читать, писать, считать все-таки надо научить, еще работать на компьютере и управляться с документами, чтобы потом можно было налоги платить, коммунальные платежи и все такое. А потом надо с теми, кто не хочет учиться, сразу соглашаться и отправлять их работать. По силам и возможностям. Официально, со всеми документами и прочим. Пишешь такое заявление: окончил, например, полных шесть классов и еще половину седьмого и больше пока учиться не хочу. С ним сразу соглашаются и отправляют его, например, на два часа в день улицы подметать и еще на два часа в пансионат для пожилых, разговаривать с ними или в компьютерные игры учить их играть, чтоб им не скучно было. Четыре-пять часов в день он работает, деньги получает, остальное время свободен. Ведь еще много работ осталось, где нужно только читать-писать-считать и больше ничего. И как раз на них трудно людей найти, потому что там платят мало. Раньше дети лет с девяти работали, взрослым помогали, и ничего. А мы что — хуже, глупее? И если он или она не хочет сейчас учиться, так зачем же заставлять? Пусть работает, обществу польза, ему польза, всем хорошо, никто не ругается. А если потом опять захотел учиться, снова пишет заявление: хочу вернуться в среднюю школу, со второй половины седьмого класса. И пошел. Можно онлайн учиться, можно офлайн, мне дедушка рассказывал, что раньше вечерние школы были для людей самых разных возрастов, хоть сорок лет тебе, хоть сколько, и сейчас тоже можно так же сделать. Я бы сама хотела сейчас пойти работать в приют для бродячих животных и, может быть, еще в магазин — товары всякие для дома рекламировать. А потом, может быть, когда-нибудь и еще поучилась бы».

Ну хорошая ведь идея, согласитесь?

***

Уважаемые читатели! В связи с техническими проблемами на сайте я пока не имею возможности публиковать ваши комментарии к моим постам. Как только проблемы будут исправлены, я вам сразу сообщу. Спасибо.

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале «Проект "Сноб" — Личное». Присоединяйтесь

Вступайте в клуб «Сноб»!
Ведите блог, рассказывайте о себе, знакомьтесь с интересными людьми на сайте и мероприятиях клуба.
Читайте также
Сергей Николаевич
Новая героиня видеопроекта «Сноба» «Ты и Вы» — Чулпан Хаматова
Журналист «Сноба» Асхад Бзегежев поговорил с Кириллом Шадриным — о его службе в Чечне и работе в ФСБ, монашеском постриге и изгнании из РПЦ, и, наконец, о бегстве из страны вместе с возлюбленным в коробке из-под телевизора