Все новости
Редакционный материал

Кто главный по тарелочкам и надо ли брать фамилию мужа

Кажется, вопросы «почему женщины получают больше мужчин?»,«кто должен выполнять домашние дела?»,«нормально ли, если мужчина платит за свою спутницу в кафе?» и «действительно ли сильный пол можно назвать таковым?» вечны и до сих пор остаются без определенного ответа. В книге «Что бы сказали знаменитые феминистки? Как Вирджиния Вулф, Симона де Бовуар и Роза Люксембург решали бы проблемы современных женщин», которая выходит в издательстве «Альпина Паблишер», Таби Джексон Джи и Фрейя Роуз рассказали о трансформации взглядов самых известных и ярых феминисток. «Сноб» публикует одну из глав
6 апреля 2021 13:42
Издательство: Альпина Паблишер

Во многих странах все еще принято менять фамилию после свадьбы. В этом вопросе, в отличие от некоторых других (люди могут жениться не по одному разу, женщины женятся на женщинах, а мужчины на мужчинах), традиция решает все. Почему? 

Впрочем, где-то появились более прогрессивные законы, связанные с движением в сторону гендерного равенства. Женщины сохраняют девичью фамилию в Квебеке (Канада) с 1981 года, а в Греции — с 1983-го. А вот в Великобритании, США и Австралии женщины в основном берут фамилию мужа, хотя закон этого не требует. В Японии супруги по закону должны носить одну фамилию. И только 4% мужчин берут фамилию жены. Вот это сюрприз! 

Что имя? Роза пахнет розой 

Раньше изменение фамилии означало переход женщины в новую семью (по сути — продажу). Женщина была просто собственностью, принимавшей фамилию своего нового «владельца». Но ведь все поменялось… или нет?

Многие современные феминистки считают: пока брак существует в таком устаревшем виде, в гетеросексуальных отношениях не может быть равенства. Брак по своей природе гендерный институт, когда жена отдает свое имя, независимость и свободу и становится частью патриархальной ячейки. 

Хочешь ли ты следовать этой «просто традиции»? Исследование, проведенное Facebook для британской газеты The Sunday Times в 2013 году, показало, что молодые женщины все чаще отвечают на этот вопрос отрицательно и предпочитают золотую середину: они выходят замуж за своих партнеров, но не берут их фамилию. Треть всех замужних женщин в возрасте за двадцать предпочитает сохранить свою фамилию, но при этом фамилию мужа отказались брать только 12% женщин за шестьдесят. Фамилию мужа взяли 62% замужних женщин за двадцать, 74% женщин за тридцать и 88% женщин за шестьдесят. 

А что мне вообще дает традиция?

Люди по-прежнему многое делают во имя «традиции»: например, оставляют наследство старшему сыну или считают, что родители невесты должны оплатить свадьбу, а домашним хозяйством следует заниматься только женщине. В большинстве случаев «традиция» закрепляет расклад, выгодный мужчине, а не женщине. 

Есть и другие варианты: ты можешь как сохранить свою фамилию, так и убедить будущего мужа взять твою; вы можете объединить две ваши фамилии, как делают в испаноязычных странах — или как Барбара Смит. Эта выдающаяся активистка женского движения середины XIX века и участница одной из первых групп, боровшихся за права женщин («Леди с Лэнгем-плейс»), не стала после свадьбы менять фамилию Смит на фамилию своего мужа-француза Бодишон: ее стали звать Барбара Смит Бодишон (1827–1891). Она намного опередила свое время. 

Еще одна знаменитая феминистка Кейт Миллетт боролась с патриархальной традицией требовать от женщин самопожертвования ради мужчин. Миллетт не только стремилась придать движению за права женщин академическую строгость, но и высказывалась на серьезные темы честно и прямо, что помогало сделать движение массовым. 

Миллетт так повлияла на культуру своего времени, что журнал Time 31 августа 1970 года поместил ее портрет на обложку. Литературовед Кристофер Леманн-Гаупт отмечал, что «Политика пола», ее важнейшая работа, написана «с такой эмоциональной силой, что все пережитки мужского шовинизма должны растаять, как воск под огнем факела».

«Политика пола» не только обнажила механизм сексуального подавления, но и продемонстрировала, каким образом культура способствует укреплению неравенства. Своей книгой Миллетт стремилась добиться одного: уничтожения патриархата. Но патриархат может быть разрушен только вместе с угнетающей женщин культурой сексизма.

А смена фамилии на фамилию мужа по умолчанию — это и есть культура, диктующая тебе, что отныне ты часть признанной законом пары, и твоя частная жизнь должна подчиняться «традиционным» правилам. 

Потеря независимости 

Смена фамилии после свадьбы — это не просто символическая перемена. Во многих странах в брак до сих пор вступают не по собственному выбору, и со свадьбой для женщины заканчивается любая независимость и личная свобода. Кое-где все еще кажется странным, что у женщины может быть свой банковский счет! 

Феминистки веками сражались за независимость женщин, так что сегодня последних обвиняют в «излишней независимости». Мужчины не могут быть «слишком независимыми», а женщины, которые сегодня работают и способны существовать сами по себе, почему-то могут. Еще хуже, если женщина хочет сохранить независимость вместе с собственным именем или вообще предпочитает не выходить замуж и не рожать детей.

Выходя замуж, ты не только меняешь имя, но, скорее всего, отказываешься и от других проявлений личной свободы. Но что, если ты хочешь от них отказаться? Больше всего на свете феминизму вредит убеждение, что женщина, которая хочет быть матерью и женой, не может считаться феминисткой. 

Американская феминистка Бетти Фридан была совершеннейшим романтиком: она критиковала традиционные ценности и правила, которым должны следовать мужчины и женщины, но все равно хотела, чтобы два пола гармонично сосуществовали. Она искренне верила в гетеросексуальную любовь в браке (увы, ей была свойственна гомофобия) и даже шутила, что на ее могильной плите следует высечь: «Она научила женщин любить свою женственность, а значит, и любить мужчин более свободной и полной любовью». Выводы делай сама. 

Если ты не хочешь подчиняться традиции и брать фамилию мужа, то неизбежно столкнешься с трудностями. Общество не подстраивается под семьи с разными фамилиями. Вот, например, вы едете путешествовать: как люди узнают, что вы семья? Как ты докажешь на таможне, что это твои дети? Это серьезные проблемы для многих людей, особенно для тех, кто едет в консервативные страны, где пара не может считаться парой, если у партнеров разные имена. 

Мы с мужем оба работаем. Почему только я должна заниматься хозяйством? 

Ты страдаешь не одна. Есть множество свидетельств, что даже работающие женщины больше занимаются домашним хозяйством, чем мужчины. Это плохо влияет на отношения в семье. Исследования показывают, что удовлетворенность семейной жизнью выше у тех женщин, чьи мужья выполняют больше работы по дому, и в таких парах конфликты возникают реже. Но все же по-прежнему считается, что большую часть домашних обязанностей должны выполнять жены.

Неужели это действительно связано с половым вопросом? Причем в обоих смыслах — и в смысле половых различий, и в смысле секса. Итак, во-первых: неужели женщины от природы лучше справляются с домашним хозяйством, потому что у них есть вагина? Но ведь уборку-то мы делаем не с помощью вагины! Что-то тут не сходится. Но зато вагина служит для создания новой жизни. Пока муж где-то там зарабатывает деньги, женщина хлопочет по хозяйству. Промышленная революция — с середины XVIII до середины XIX века — только обострила эту проблему. Теперь женщины тоже ходят на работу, но зачастую подразумевается, что они должны выполнять две работы: профессиональную и семейную. Во-вторых, секс: тот самый секс, создающий человеческую жизнь. Оказывается, и он тоже связан с домашним хозяйством.

На баннерах в интернете часто можно прочитать что-то вроде: «Мужчины, хотите секса? Помойте посуду!». Как будто если ты убираешь за собой грязь, то заслуживаешь награды. Авторы одного исследования решили выяснить, получают ли мужчины, помогающие женам по дому, больше супружеского секса, и оказалось, что все совсем наоборот. 

Мне нужна жена

Некоторых феминисток оскорбляет, что секс считается «долгом» женщины перед мужем: возможно, именно это и объясняет результаты вышеупомянутого исследования. Хорошая жена, которая всегда занимается готовкой и уборкой, очевидно, должна еще и удовлетворять мужа в спальне. В своем знаменитом сатирическом произведении, напечатанном в 1971 году в первом номере журнала Глории Стайнем Ms, активистка Джуди Брэди (1937–2017) объясняет, чего бы она добилась, будь у нее жена с одной-единственной задачей: поддерживать ее и всячески облегчать ей жизнь. «Мне нужна жена, которая заботилась бы обо всех моих физических потребностях. Мне нужна жена, которая будет содержать мой дом в чистоте. Жена, которая будет подбирать все, что разбросают мои дети и что разбросаю я. Мне нужна жена, которая будет чистить, гладить, штопать мои вещи, при необходимости покупать новые и следить, чтобы все они лежали там, где их можно найти, как только они понадобятся». Брэди, блестяще уловив суть мужских привилегий, заканчивает статью восклицанием: «Господи, да кому же не нужна жена?»

А если бы ни у кого не было жены?

Неужели всем действительно нужны жены? Может быть, и нет. Некоторые феминистки второй волны считали, что жены вообще не нужны, а нуклеарная семья — это патриархальная конструкция, не позволяющая женщинам развиваться.

Джилл Джонстон (1929–2010), журналистка нью-йоркской газеты The Village Voice и автор книги «Лесбийская нация: Феминистское решение», считала классическую семью феодальной и патриархальной системой, от которой выигрывают только мужчины. Женщины смогут избавиться от мужского угнетения (и необходимости делать уборку в одиночку), только если устройство общества будет полностью переосмыслено. Джонстон стала одной из основательниц «сепаратистского феминизма», невероятно радикального движения, вызывающего противоречивые оценки: его сторонники утверждают, что мужчины и женщины должны жить раздельно и сформировать новое общество, где не будет места угнетению одного пола другим. 

Может быть, ты слишком сильно любишь своего мужа, чтобы согласиться с таким решением. Но, справедливости ради, у Джонстон были весьма интересные мысли. Именно ей принадлежит высказывание: «Все женщины лесбиянки, кроме тех, кто об этом пока не знает».

Классическая домохозяйка 

Когда-то эти порядки подразумевали, что сотни тысяч таких же женщин, как ты, должны соответствовать идеалу классической домохозяйки. Пытаясь вписаться в идеал «американской мечты», женщина убеждает себя: если у нее будет хороший пылесос, это сделает ее мужа — и ее саму — счастливее. 

Если ты смотрела сериал «Безумцы», то согласишься: эта женщина — вылитая Бетти Дрейпер. Такой же типаж «бабушка» феминизма второй волны Бетти Фридан описала в книге «Загадка женственности». Для Фридан загадка женственности предполагала сексуальную пассивность, принятие мужского доминирования и возложение на себя основной ответственности за домашний труд и воспитание детей.

Этому типажу уделяли много внимания и другие «тяжеловесы» феминизма второй волны, такие как Жермен Грир: скорее всего, они сказали бы тебе, что женщины зачастую так счастливы, заарканив мужчину, что готовы смириться почти со всем. 

Вторая смена

Концепцию «второй смены» впервые разработала Арли Рассел Хохшильд (р. 1940), опубликовавшая в 1989 году книгу под таким названием. В ней Хохшильд подробно рассказала о новаторском социологическом исследовании, проведенном ею в 1980-е годы. Многие из опрошенных ею женщин получили прекрасное образование и занимали высокооплачиваемые должности, но все-таки их мужья (и, надо признать, они сами) считали, что им по возвращении с работы следует взвалить на себя и другие обязанности. 

Оказалось, что неравномерное распределение домашней работы — это не просто «внутрисемейная проблема». Оно влияет и на профессиональную жизнь. По словам Хохшильд, женщины вынуждены идти на огромные жертвы — либо как домохозяйки, либо как работающие матери. 

Оформить предварительный заказ книги можно по ссылке

Вам может быть интересно: 

Больше текстов о политике и обществе — в нашем телеграм-канале «Проект “Сноб” — Общество». Присоединяйтесь!

Поддержать лого сноб
0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
В 2018 году в России реализовали первый этап госпрограммы по укреплению семьи. В том же году ресурс Pornhub рассказал о предпочтениях россиян в порно: в топ интересов впервые попал запрос «куколд» («рогоносец»), а Россия заняла первое место в мире по росту интереса к куколд-контенту. Формат этих отношений предполагает, что муж находит жене любовника, а потом наблюдает за их совокуплением, мастурбируя в стороне. Почему российским мужчинам все чаще нравится смотреть на измены жены, как эта мода связана с развитием соцсетей и государственной политикой, выяснял спецкорреспондент «Сноба» Алексей Синяков
Геворг Мирзаян
Алексея Навального упорно не хотят выводить с информационного поля. Причем не хотят не только его сторонники, но и противники — те, которые, казалось бы, для этого вывода его и сажали в колонию
Кристина Боровикова
Владимир Путин предложил следить за количеством детей мигрантов в российских школах. Глава Минпросвещения заявил, что проблема решается, но не сказал как. «Сноб» выяснил, что думают о сложившейся ситуации преподаватели, социологи и представители общественных организаций