Эдуард Бояков показал Санкт-Петербургу спектакль «Дядюшкин сон»

Продюсер Эдуард Бояков, режиссер Борис Мильграм и художник Филипп Григорьян взорвали Санкт-Петербург психоделическим пермским спектаклем «Дядюшкин сон», который был показан в рамках проекта «Культурный альянс»

Фото: Алексей Гущин
Фото: Алексей Гущин
+T -
Поделиться:

Началось все невесело: спектакль задержали на сорок минут — как выяснилось потом, за пять минут до начала вышел из строя световой пульт, в котором было около 500 автоматических программ, так что световикам пришлось выставлять софиты вручную. А еще в самом начале стало понятно, что акустика «Балтийского дома», где показывали «Дядюшкин сон», хромает, отчего разобрать речь актеров было порой трудно. И все равно в конце публика аплодировала стоя.

Спектакль делали Борис Мильграм, Эдуард Бояков и Филипп Григорьян. Мильграм, министр культуры Пермского края и художественный руководитель «Театра-Театра» — классический режиссер, который чаще всего ставит академические трехчасовые спектакли с антрактами. Представить Мильграма в новой драме довольно сложно, однако именно с ним решил работать Бояков, до этого времени избегавший традиционного театра. Бояков же познакомил Мильграма с Филиппом Григорьяном, работающим с актуальными пьесами.

Мильграм, Бояков и Григорьян сделали из легкой водевильной повести раннего Достоевского сложносочиненную сочную постановку в духе Cremaster Мэттью Барни. Авторы «Дядюшкиного сна» противопоставили линейную логику повести логике сна. Они наполнили пространство спектакля оперным пением, намеренно театральной речью и невнятным медитативным бормотанием. Актеры были кто в старинных платьях с турнюрами, кто в футуристических костюмах а-ля Бартенев. Дядюшка половину спектакля плавал в стеклянной колбе с водой, на сцене стоял то ли камин, то ли клавесин, а сзади — огромный холм с валунами и глубокой норой. Сколотили, как сказал Эдуард Бояков, крепкую психоделическую драму.

«Дядюшкин сон» приехал в Санкт-Петербург в рамках проекта «Культурный альянс». Зрители на этом спектакле, как и на других пермских гастрольных премьерах, заполнили три четверти зала. Какая-то часть покинула зал, демонстративно пробираясь через сидящих и неодобрительно качая головой. Но большинство осталось, посмеиваясь над текстами или горестно вздыхая над судьбой совестливой Зины.

Комментировать Всего 11 комментариев

Почему Достоевский? Вы же провозглашали себя певцом новой драмы, документального театра?

А почему нет? Мы вот «Горе от ума» собираемся ставить.

Грибоедов?! А может быть, и Мольера поставите?

И Мольера поставим. Конечно. Без новой драмы не может быть и классического театра. Мы должны смотреть на опыт наших предшественников, перерабатывать его, обогащать и насыщать наработками в области нового театра. Мы выросли настолько, что можем себе позволить работать с традиционными, классическими пьесами. И, по-моему, у нас отлично получается.

Так что, вы в «Практике» будете на Мольера замахиваться?

Нет, зачем? «Практика» — это репертуарный театр, маленький, со своей сложившейся историей и репутацией. Мы в данном случае — это моя команда, которая одновременно трудится в Москве и Перми на трех площадках: «Практика», «Сцена-Молот» и театр Бориса Мильграма «Театр-Театр».

Можете ли вы оценить реакцию публики? Вот где-то одна восьмая людей покинула зал — вас это расстроило?

Конечно, нет. Это серьезный, вдумчивый спектакль. Он для подготовленных, зрелых зрителей, коих, слава богу, было большинство. Я видел, какая живая и благодарная публика в зале, как она дышала, как она жила вместе со спектаклем. Да и как меня может расстроить, если семь восьмых остались и бешено аплодировали в конце.

Для вас это первые большие гастроли. В рамках проекта «Культурный альянс» вы сюда привезли четыре спектакля. «Чукчи», «Павлова. Стихи о любви», «Коммуниканты» и «Дядюшкин сон». Как вообще Питер встречал провинциальный пермский театр?

По сути, мы тут все провинциалы. А если конкретно, то я вообще не считаю, что «Сцена-Молот» или «Театр-Театр» — это театры второго сорта. Это высококлассная работа отличных театров, которые могут работать в любой точке мира, что, собственно, мы здесь, в Санкт-Петербурге, и доказали.

Костюмы просто блеск!!! Очень хотелось бы попасть на этот спектакль, а в Москве будет ли?