Грустный комик Кад Мерад: Давайте, наверное, я сравню себя с Депардье

В предновогодний прокат выходит французская фантастическая комедия «Суперстар». Ее главное достоинство — Кад Мерад, звезда самой популярной французской комедии нового тысячелетия «Бобро поржаловать». В «Суперстаре» он играет самого обычного человека, месье Казански, вдруг, без всякой видимой причины превращающегося в знаменитость. Месье Мерад рассказал нам, что он думает о коварстве славы и истинном отношении зрителей к актерам

Фото: Getty Images/Fotobank
Фото: Getty Images/Fotobank
+T -
Поделиться:

СБольше всего «Суперстар» похож на расширенную версию новеллы из «Римских приключений» Вуди Аллена. Там персонажа, похожего на вашего, играет Роберто Бениньи.

К сожалению, не видел фильма, поэтому ничего не могу сказать о параллелях между героями. Но мне многие рассказывали, что у Аллена это все-таки скетч, лишь одна из историй, тогда как в «Суперстаре» мы на этом концентрируемся, глубинно уходим в социальную проблему.

СВаша жизнь напоминает жизнь вашего героя?

Ко мне тоже пристают на улицах, и во Франции мне порой приходится тяжело. Но если герой фильма этого не хочет — ему плохо от такого внимания, он сходит с ума, — то я понимаю причину своей известности, и меня это совершенно не смущает.

СВаш герой страдает от собственной известности, но в конце, когда волна популярности спадает, у него явно наступает депрессия. Тут есть некоторое противоречие.

Мой герой попадает в абсолютно абсурдную ситуацию, на него слава сваливается как гром среди ясного неба, и он абсолютно не знает, что с ней делать. Популярность для него тяжелая ноша, она мешает ему жить. И поскольку он не был к этому подготовлен, то ему сложно от нее отказаться. Да он и не знает, как это сделать. И потом, как ему опять стать абсолютно анонимным, если он так и не понимает причин собственной популярности. Я вот это понимаю, так что если когда-нибудь захочу, чтобы о моей личной жизни никто ничего не знал, то просто уйду из профессии и уеду куда-нибудь далеко-далеко, где меня никто не найдет. Ему сложнее найти выход из этой ситуации, потому что он оказался в ней впервые и не имеет представления о том, как обратно стать обычным человеком.

СК вам настоящая известность пришла после фильма «Хористы»?

«Хористы» сыграли большую роль. На самом деле сначала я стал появляться на экране телевизора, где делал небольшие комедийные шоу. Но «Хористы» — это первый фильм, после которого меня стали воспринимать как полноценного актера, а не просто юмориста с телевидения.

СВ какой момент вы поняли про себя, что у вас получается смешить людей и что надо уйти в большое кино?

Вы знаете, я по сей день задаю себе этот вопрос: в правильном ли я месте, правильно ли я поступил? С каждым новым фильмом мой внутренний счетчик как будто бы обнуляется. Я начинаю анализировать себя и роль. Каждый раз ведь необходимо заново завоевывать внимание публики, а публика очень сложная, ее сложно прочувствовать и быть уверенным в том, что ты ей опять понравишься. Поэтому фильм за фильмом я каждый раз себя спрашиваю: «Создан ли я вообще для кино?»

СДля вас «Суперстар» комедия или драма?

Скорее драма, чем комедия. Но «драма» – слишком резкое слово. Мне проще сказать, что это совершенно сумасшедший фильм. Что этот фильм может вскружить голову. Моментами он даже неприятный — настолько хочется встряхнуть уже главного героя. Сказать ему: «Будь уже, блин, мужиком. Покажи, кто ты есть!»

СВаш герой — среднестатистический обыватель, посредственность. Как вам кажется, фильм с симпатией изображает такой тип человека или же в нем есть доля критики?

Хорошо бы, конечно, задать этот вопрос режиссеру. Но лично мне не кажется, что в этом фильме мой персонаж как-то раскритикован из-за этой его среднестатистичности и аморфности. Людей, которых он представляет, очень много. Они живут своей спокойной, тихой жизнью. Мой герой — человек достаточно позитивный, у него очень гуманная работа, он ни у кого ничего не просит, и ему достаточно того, что есть. Если в фильме и есть критика, то это критика современных медиа. Абсолютно сумасшедшие организации, которые могут начать дергать людей как марионеток, позволяют себе распоряжаться чьей-то судьбой.

СПри этом в какой-то момент становятся невыносимы не медиа, а как раз ваш герой, неспособный им противостоять и оказывающийся в сложившейся ситуации абсолютно несостоятельным.

Такой выбор сделал режиссер фильма Ксавье Джанолли. Если бы он дал моему герою хоть немного гордости и позволил подняться и дать отпор этой ужасной силе, которая его преследует, то получился бы совсем другой фильм. Но мы выбрали иной путь, потому что персонаж, которого я играю, с самого начала человек потерянный, неконфликтный, который не привык стоять за себя и не способен доказать свои права.

СНе только фильм, но и вы сами балансируете между комическим и драматическим амплуа. Что вам ближе?

Не могу выбрать: мне очень нравится играть и драматические, и комедийные роли. И мне повезло, что мне дают возможность играть разные роли. Нравится, что каждый раз приходится заново адаптироваться. Конечно, по духу мне ближе комедии, но у нас во Франции с ними проблема. Сложно добиться того, чтобы комедия получилась по-настоящему смешная. Мы, французы, любим говорить о реалистичных вещах, а они зачастую печальны, поэтому комедии часто перетекает в драмы. Нам тяжело даются комедии, хотя я их очень люблю. По сравнению с другими актерами моего поколения мне повезло, что на мне хотя бы нет клейма. В смысле мне дают играть разные роли.

СУ вас довольно нетипичное комическое амплуа. Вы могли бы с кем-нибудь себя сравнить?

Я очень уважаю старых комедийных актеров французского кино начала прошлого века, которые, так же как я, играли и драматические, и комедийные роли. Во Франции много очень разных актеров, у каждого своя индивидуальность, своя манера игры, свой стиль. И сравнивать себя с кем-то мне кажется неправильным. Например, я очень уважаю Депардье и считаю, что он один из лучших актеров нашего времени. Я знаю, что в России его очень любят, поэтому давайте, наверное, я сравню себя с Депардье. Я хотел бы, чтобы у меня была такая же карьера, как у него.

СВы еще успели дважды попробовать себя в режиссуре. Как думаете, почему ваши режиссерские работы не так популярны, как актерские?

У меня нет ответа на этот вопрос. Это тайна, мистическая сторона нашей профессии. Просто однажды вы просыпаетесь — и то, над чем вы недавно работали, всем дико понравилось, все в восторге. А в другой раз — нет. Не знаю, видимо, не понравился сюжет, тема — может, люди не хотели именно про это смотреть. Я думаю, люди ходят в кино, чтобы увидеть историю, а не актеров. И успех отдельного фильма заключается именно в самом фильме, а не в отдельном актере, который в нем участвует. Если заменить в хорошем фильме одного актера на другого, он все равно будет успешным.С