Алексей Левинсон:
Единая форма для всех школьников — это замашки тоталитарного режима

Сегодня многие российские школьники впервые с 1992 года пришли на уроки в школьной форме. После скандала в одной из ставропольских школ, где девочка-мусульманка явилась на уроки в хиджабе, министр образования Дмитрий Ливанов высказал мнение, что школьную форму необходимо вернуть на федеральном уровне. С ним согласен и главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко: он считает, что школьная форма положительно влияет на здоровье детей. «Сноб» узнал, что думают о нововведении бывший заместитель министра образования Игорь Реморенко, телеведущая Татьяна Лазарева, дизайнер Денис Симачев и другие

Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
Иллюстрация: Corbis/Fotosa.ru
+T -
Поделиться:

Игорь Реморенко, ректор МГПУ, бывший заместитель министра образования РФ:

Сейчас в каждом регионе школьные советы сами решают, каковы будут требования к одежде. Но проблема в том, что производители военной формы и формы для полиции настаивают, чтобы утверждались не просто требования к одежде, а именно школьная форма. Требования к одежде — это «черный низ, белый верх, ткань». А форма — жесткие требования к пуговицам, к обуви, точной расцветке ткани и к фасону. По всей видимости, произошел какой-то передел влияния на рынке военной и полицейской формы, и они теперь хотят установить такую жесткую норму для школ. С моей точки зрения, это педагогически неоправданно и в конечном счете приведет к увеличению расходов родителей на закупку одежды.

Во всех странах за форму платят все равно родители, хотя есть, конечно, определенные субсидии для малоимущих. Например, существует специальная программа «Помоги пойти учиться», когда семьи, у которых недостаточно денег, получают социальное пособие на подготовку ребят к школе, как на покупку одежды, так и на канцелярию.

Помимо дисциплины и успеваемости, в школах есть важные вещи, связанные с внутренним стилем. Он необходим для того, чтобы ребята понимали, что они все вместе что-то делают и находятся в коллективе. Большинство стран утверждают требования к одежде именно из этих соображений. Но не форму, которая штампуется для всех одинаково, а именно требования к одежде, когда на уровне общих требований дети одеваются более-менее похоже. Впрочем, некоторые эмблемы могут находиться на разной одежде и подчеркивать индивидуальный стиль этого конкретного учебного заведения — это педагогически целесообразно, развивает коллективный дух. Дальнейшее закручивание гаек — абсолютно одинаковая ткань, на одинаковом расстоянии карманы, одинаковые пуговицы — это военный вариант. И он, с моей точки зрения, вреден.

Денис Симачев, дизайнер:

Я считаю, что это правильно и давно пора было это сделать. Во-первых, я прошел через школьную форму, и у меня остались самые радужные впечатления. Мне кажется, что одежда не должна отвлекать от обучения, а индивидуальность определяется не в одежде, а в знаниях. Плюс существует огромное множество аксессуаров для того, чтобы показать, чем ты интересуешься.

Если бы я делал школьную форму, я бы учитывал, что мальчик — это мальчик, а девочка — это девочка. Это первый критерий. А во-вторых, я бы разделил линейку формы на три части: для начальной школы, для средней и для выпускников. Это разные темы, разные возраста, разные детали. То есть стилистически по-разному бы решал, но объединил ее бы каким-нибудь цветом, например синим.

Сергей Казарновский, директор центра образования «Класс-центр»:

Мне кажется, спустя столько лет после отмены школьной формы, этот вопрос дискуссионный. Такое количество людей от нее отвыкло, что, если б я не понимал, почему этот вопрос возник, я бы удивился, почему вдруг решили форму сделать обязательной. У формы есть разные функции: она дисциплинирует, объединяет людей в специальном отношении к какому-то месту, провоцирует гордость, уважение к месту, где учишься. Какая именно функция нам нужна?

Сегодня есть методические указания, какая должна быть школьная форма. Они достаточно свободны. Решение, как мне кажется, должно оставаться за управляющими советами. Совет нашей школы, например, еще не принял окончательного решения. Поскольку форма все равно получается разная у всех, главный ее смысл — некое объединение вокруг того места, куда ходят дети.

В рекомендациях министерства указывается, что форма должна быть «светлый верх и темный низ», но на самом деле это может быть совершенно разная одежда. Мы, конечно же, тоже следим за тем, как дети одеты, за тем, как они приходят на экзамен. И если для этого есть какие-то определенные рекомендации, то это не так плохо, можно на них опираться. Что же касается того, чтобы форма была единая во всей стране, это неправильно. Но такого, к счастью, пока нет.

У формы есть функции, которые способствуют дисциплине, у военных, например. Но способствует ли она хорошей успеваемости? Это все мы проходили: одни люди в школьной форме учились хорошо, а другие — плохо.

Нужна ли сегодня школьная форма в городе Москва — тоже большой вопрос. В том же Париже единой формы нет. Но вот на острове Бали все школьники ходят в одинаковой белой одежде. Там это оправданно: местные жители довольно бедные люди, и эта форма им дает некое равенство.

Сейчас покупка формы возложена на родителей, но если родитель скажет, что он не хочет покупать, что мы должны делать? Нам скажут, что мы плохо работаем с родителями. Или форма должна быть на всеобщем обеспечении? Ну, тогда она точно будет единого образца.

Алексей Левинсон, руководитель отдела социокультурных исследований «Левада-центра»:

Я не просто считаю, я знаю, что школьная форма является средством формирования корпоративной идентичности и солидарности внутри коллективов такой размерности, как школа, класс или тип школ. Она тогда выступает как позитивный фактор.

Если же вводится единая форма для всех школьников, то она выступает как фактор деиндивидуации, как средство приведения всех к единому образцу — в общем, это замашки тоталитарного режима.

Соответственно, я считаю, что можно поддерживать форму, которая на выбор, своя, которая говорит о каких-то индивидуальных чертах отдельных коллективов, но для нашей страны было бы шагом назад введение общегосударственной школьной формы, такой, как форма военных, и превращение школ в разновидность тоталитарных заведений.

Сергей Менделевич, директор школы №57:

Я не считаю, что форма должна быть обязательной, и в нашей школе формы не будет. Когда будет приказано, что все дети обязаны носить школьную форму, тогда и будем решать этот вопрос вместе с родителями и детьми.

Любая униформа вводится, когда это по каким-либо причинам необходимо. Дети должны максимально комфортно чувствовать себя в школе, а по моим воспоминаниям детства, форма этого комфорта не предоставляет. Я ходил в школу в кителе, фуражке, гимнастерке и так далее — во всем, в чем с конца 40-х годов по 1966 год советская власть требовала, чтобы мы ходили. Сейчас же я никакого восторга и ностальгии по ним не испытываю.

Татьяна Лазарева, телеведущая и родитель:

В этом году моя дочь идет в первый класс, и у них как раз есть школьная форма. Она очень хорошего качества, но недешевая, конечно. Я поддерживаю идею формы. С точки зрения родителя, это удобно и практично. Но если это сделают так, как у нас принято, то есть сказали, что надо и все, то тогда, по крайней мере, надо как-то будет обеспечивать людей, чтобы они не бегали и за свои деньги не покупали, потому что это, конечно, достаточно дорого получается.

Для нас в свое время это было своего рода полетом фантазии. Мне форму шила бабушка, и она каким-то образом неуловимо отличалась от общей. Я не считаю форму глобальной проблемой. Стоит только сравнить то, как мы тогда жили: у нас ничего не было, и вся форма была как из одного мешка картошки. Сейчас дети совершенно по-разному одеваются и могут себя как-то проявить вне школы. Мне, как родителю, форма гораздо удобней.

У нас в школе очень разнообразный выбор, существует целый буклет со школьной формой, где можно выбрать из пяти видов сарафанов, юбок, жакетов, рубашек, сшитых из какой-то очень хорошей, подходящей для школьников шерсти. Мы могли выбрать то, что нравится дочке. Форма вообще должна быть удобной и практичной, а уж во внеучебное время можно и ногти красить, и волосы в зеленый цвет.

Комментировать Всего 4 комментария

Хорошая школьная форма может быть красивой. В мою бытность школьницей моя мама шила для меня ее, я была как все, но по особенному. А сыну сейчас купила кучу классных тематических галстуков, которые он может одевать по настроению. 

Эту реплику поддерживают: Лариса Гладкова

Когда я была школьницей, у нас для каждого класса пытались внедрить отдельную форму. В третьем или пятом классе это были - внимание - джинсовые костюмы. Они продержались как форма не больше года. Потом бардак, затем - голубые рубашки. И только к тому времени как я уже поступала в универ,  по всей стране (или по всему городу?) ввели единые темно-синие костюмы для школьников, и, конечно, заставляли покупать их только у определенного, несомненно, отечественного производителя. Сегодня в таком костюме ходит в школу мой младший брат. Вроде не жалуется, и вроде и хорошо, что ему не надо каждый день задумываться о том, что бы надеть, в отличие от нас тогдашних. Но все же я могу понять детей, которые бунтуют против формы. Я бы тоже бунтовала. 

Про замашки тоталитарного режима - чем тогда объяснить школьную форму в 90% школ Англии? Форма это удобно и полезно самим детям, иначе где мальчики еще научатся костюмы носить) Пусть будет у каждой школы своя, объединенная, как советует товарищ Симачев, синим цветом.

Не читал о школьной форме ничего глупее того, что написал Денис Симачев.

"Если бы я делал школьную форму, я бы учитывал, что мальчик — это мальчик, а девочка — это девочка. Это первый критерий."

Вот первый критерий глупости г-на Симачева. Им, в данной фразе, вещается нечто до боли банальное, но с видом научного открытия 

Как будто, и в самом деле, возможно не учитывать пол ребенка при выборе формы для него. Мальчиков - в юбки, девочек - в штаны.

Я сам прошел всю школу в суровой и единой для всех форме. В отличие от г-на Симачева, ничего, кроме отвращения, эта мешковатая, неудобная и опостылевшая оболочка мне не внушала.   Как говорил М. Жванецкий - хватить граждан мышиного цвета.  

Кроме того, единая униформа неудобна практически. Например, если  школьник посадит на нее пятно, то надо спешно стирать и сушить эту форму. Или иметь два ее комплекта, что далеко не всем по карману. 

А уж иметь три разных формы - для начальных, средних и старших классов - глупость вообще несусветная.

Не надо обладать буйной фантазией, чтобы догадаться какая цена будет  на эту форму, уж тут наши производители постараются в ее себестоимость записать самые невероятные расходы. Яркий пример подобной заботы о школе уже проявило ведомство г-на Чубайса, "изобретя" для школьников планшеты (компьютеры) по цене заметно более 10000 рублей, притом с безнадежно устаревшей - еще до начала их производства -  электронной начинкой.

Так вот, три формы для одного ребенка (а на практике и все шесть), предлагаемые Симачевым  демонстрируют его полное незнание страны, в которой он живет. Для 90% населения это будет недопустимо дорогим удовольствием и вполне может привести к социальным волнениям среди родителей..

Впрочем, г-н Симачев не одинок в "оригинальности" понимания проблемы. Вот и Геннадий Онищенко утверждает, что цвет и материал формы улучшат... здоровье детей!

А  заместитель председателя комитета Госдумы по образованию Ирина Мануйлова убеждена, что обязательная школьная форма "будет дополнительным стимулом к улучшению проблемы демографической ситуации" (потрясающее по безграмотности выражение, между прочим).  

Я об этом  уже писал  в своей статье, в рейтинге маразмов.

На самом деле проблема не стоит выеденного яйца. Нужна не единая форма, а единый ее стиль - свой для каждой школы. Так, в нашем городе есть лицей, в котором девочки носят юбки зеленого цвета, а мальчики - строгие пиджаки (любого цвета)  и облегченные "взрослые" галстуки зеленого цвета И дети этого лицея  очень выделяются на фоне остальных школьников, и попасть в этот лицей - мечта для них. Дело, разумеется, не только в форме, но и в наличии директора-новатора (который, к примеру, хвалит учеников за "тройки"  и "пятерки" и никогда не хвалит их за "четверки") и созданного им отличного педагогического коллектива.

Что касается наших промышленников, желающих нажиться на введении обязательной школьной форме единого образца, то, извините за мой плохой русский язык, пусть они облезут. Хватит с них того, что они наживаются на ужасной по эксплуатационным характеристикам военной форме от г-на Юдашкина.