Артем Оганов: Я знаю, как вернуть лучших российских ученых в Россию

+T -
Поделиться:

На Западе много замечательных российских ученых, они блистают практически во всех мне известных областях. Подавляющее большинство из них недооценены. В 90-е годы наши соотечественники «продавали» свой талант задаром, и к этому уже все привыкли. Сейчас самооценка наших ученых стала высокой, но полной самореализации и признанию мешают вновь возникшие на Западе нелюбовь и страх перед поднимающейся Россией. Лично я отношусь к числу «счастливчиков», поскольку руковожу собственной научной группой и работаю на себя, в то время как большинство наших соотечественников обычно работают на кого-то и их практически никогда не допускают к руководству крупными лабораториями и институтами. Многие лаборатории просто перестанут функционировать, если из них уедут «русские». И, тем не менее, этих «русских» все равно в большинстве случаев воспринимают как интеллектуальных чернорабочих. Такое положение наших ученых сводит их шансы получить Нобелевскую премию к минимуму.

Я думаю, что при создании хороших условий в Россию вернулось бы порядка 50% российских ученых. Многие из них в состоянии возглавить и даже организовать с нуля институты и лаборатории, вернуть престиж нашей науке. Вот так и станет в нашей стране больше Нобелевских лауреатов.

По просьбе русского издания Newsweek я составил список наших ученых за рубежом, в который включил самых лучших из них, с хорошим именем, глубокими работами и открытиями, с высокой цитируемостью. Особенно сильные ученые — Михаил Лукин (США), Константин Лихарев (США), Александр Лихтенштейн (Германия), Сергей Саврасов (США), Игорь Мазин (США), Андрей Линде (США). При благоприятном стечении обстоятельств кто-то из них мог бы претендовать на Нобелевскую премию. Себя самого, естественно, не могу оценивать — но, как выяснилось, я попал в подобные списки, сделанные многими респондентами Newsweek. В последние годы я сделал несколько важных работ, которые войдут (некоторые уже вошли) в учебники.

Имена приводятся в произвольном порядке:

Константин Лихарев (США) — квантовая физика

Виктор Стружкин (США) — экспериментальная физика твердого тела

Виктор Виноград (Германия) — минералог-теоретик

Александр Лихтенштейн (Германия) — теоретическая физика твердого тела

Анатолий Белоножко (Швеция) — теоретическая физика высоких давлений

Алексей Абрикосов (США) — теоретическая физика

Михаил Еремец (Германия) — экспериментальная физика твердого тела

Алекс Гончаров (США) — экспериментальная физика твердого тела

Алекс Шлюгер (Великобритания) — теоретическая физика твердого тела

Лев Канторович (Великобритания) — теоретическая физика твердого тела

Николай Шапиро (Франция) — геология

Светлана Бердюгина (Швейцария) — астрофизика

Юрий Подладчиков (Норвегия) — геодинамика

Сергей Саврасов (США) — теоретическая физика твердого тела

Игорь Мазин (США) — теоретическая физика твердого тела

Вячеслав Соломатов (США) — геодинамика

Сергей Пачковский (Канада) — теоретическая химия

Андрей Линде (США) — теория Вселенной

Андрей Гейм и Константин Новоселов (Великобритания) — экспериментальная физика

Виктор Староверов (Канада) — теоретическая химия

Степан Соболев (Германия) — геофизика

Михаил Лукин (США) — физика

Валерий Винокур (США) — экспериментальная физика.

Читайте также

Комментировать Всего 63 комментария

а кто, по-вашему, должен все это сделать? государство? или частный капитал?

К возвращению русских ученых нет никакого интереса со стороны правительства. Только если частники возьмутся за это... Но 50 миллионов в год, мне кажется, слишком мизерная сумма, на нее ни одной серьезной темы не поднимешь. 

В принципе, если ученым обеспечат такие условия, они, конечно, вернутся.

Вот только смысл, мне кажется, не в получении Нобелевской премии, а в развитии науки, в шаге вперед. Королеву вот, например, никто премии не давал... Я тоже думал об отъезде за границу, но все-таки остался здесь.

Я тоже думаю, что вернутся, хотя и не все. И чем позже правительство отреагирует, тем меньше ученых вернется.

50-100 миллионов в год достаточно для поддержания небольшого (в 100 профессоров) научного института высшей пробы. Всей ситуации в науке это не исправит, но:

1. такой институт повысит престиж нашей науки.

2. он заставит другие институты/университеты реформироваться и заниматься наукой, а не ее видимостью. В первую очередь это касается Академии Наук.

3. Если эксперимент с Институтом окажется успешен, будет необходимо его продолжить и вернуть не 100 ведущих ученых, а 1000-2000.

Особого плана в тексте и в комментариях не увидел. Программа развития национальной науки не может ограничиваться созданием отдельно взятого лубочного заведения или даже дюжины.

Тут несколько составляющих помимо «приедут или не приедут». Чтобы был ощутимый результат, надо помимо «репатов»:

— систему воспроизводства кадров в виде лаборантов, PHD и т. п. (в каком это находится состоянии, в комментах отмечено);

— наличие национальной или включенность в международную систему научных публикаций, а это сильно непросто;

— благодарную аудиторию в виде студентов, желающих учиться (многим, как мне, нравится преподавать, когда есть двусторонняя связь), а иначе откуда возьмутся младшие кадры;

— нормальное патентное право и лоббирование патентов на международном уровне, венчурный капитализм и т. п. (раскатанная машина коммерциализации — один из коньков именно в США).

Потому это не только вопрос бюджета, а обязательство общества в целом: что-то развивать в научной, культурной и правовой сферах.

Создание отдельного заповедника, как написал Денис Смыслов, чистая маниловщина, если считать, что от этого будет значимый результат. Если полагать, что это тестовая площадка, а также начать осмысливать перечисленное выше, то люди поедут. В конце концов, чисто из гуманитарных соображений.

Надо также понимать, что «репатов» встретят откровенно враждебно. Я, например, сто раз предлагал направить свои силы на пользу образования российских кадров, хоть и не занимаюсь теоретической наукой, но все же, наверное, была бы какая-то польза. Что вы думаете? Я — враг, который просто отнимает хлеб в насиженных местах, а местами — возможность собирать деньги за зачетки. Извините за прямоту.

Я абсолютно с Вами согласен. Нужен очень серьезный пересмотр приоритетов общества, правительства, частного бизнеса. На это уйдет то время, которого нет (наука умирает, а это процесс быстрый). Все задачи сразу решать - путь к провалу. Надо делать шаг за шагом. План-минимум и первый шаг - создание передового института, это поспособствует возвращению научной элиты и восстановлению престижа нашей науки в мире. Это почти беспроигрышный эксперимент, в котором ставка мала, а вероятный выигрыш - огромен. Если получится - процесс пойдет дальше. Успех заразен. Если получится с первыми 100 учеными, я уверен, что продолжение последует. Да, нужна раскрутка, нужнен механизм обучения новых кадров. Да, 100 ученых недостаточно для такой страны. Если эксперимент удастся, все это последует.

Возможно, такой независимый институт и поможет. Но только не вернуть ученых в Россию, а предотвратить отъезд тех, кто размышляет о переезде. Я сам работал в Америке, в НИСТе, а теперь работаю в России. И хоть мы работаем с большим энтузиазмом и делаем интересные вещи, уровень организации, оборудования и т. п., конечно, не сравнится с западными. Если человек настроен на отъезд, то появление или наличие такого института вряд ли его остановит. Тем более надо понимать, что у человека есть и жена, и дети. С какой стати жена поедет в другую страну? Это скорее будет иметь воздействие на тех, кто раздумывает.

Если говорить о финансировании, то я не думаю, что частный капитал сейчас готов вкладывать в такие венчурные проекты. А государство сейчас тоже занято гораздо более насущными вещами. Этот проект будет хорош, когда кризис немного утихнет. На выходе из кризиса, мне кажется, он будет полезен для удержания тех, кто еще здесь, но думает об отъезде.

Без государства этот процесс займет слишком много времени. А этого времени нет - либо наука скоро восстановится, либо она скоро умрет.

Участие частного бизнеса, с другой стороны, тоже необходимо. Иначе система рано или поздно деградирует, начнет сама себя оценивать не по заслугам и перестанет развиваться. Бюрократа надуть можно, а капиталиста нет.

Какая роль - государства? Какая - частного капитала? И как это должно выглядеть в смысле структуры организации?

Государство должно играть основную роль - финансовой и информационной поддержки, легальной защиты, международного продвижения, привлечения ученых из-за границы. У него то преимущество перед частным капиталом, что государство будет всегда, а частный капитал приходит и уходит.

Но - частный капитал, помимо финансовой поддержки, сумеет дать необходимый элемент защиты от стагнации. Он не даст государству заформализировать и забюрократизировать жизнь университета. Частные инвесторы будут заказывать и требовать исполнения конкретных задач. Они будут следить, чтобы их деньги не шли на ветер. Практически это делается через заказ исследований, финансирование лучших проектов по конкурсу, финансирование лучших профессоров и студентов/аспирантов, тоже по конкурсу. Соросовская стипендия (сам когда-то получал) тому пример, или же именные гранты и профессуры в западных университетах.

наука может вернуться в Россию естественным путем: надо, чтобы условия жизни и работы были бы конкурентоспособными со, скажем, американскими. Но для этого России надо бы вернуться с "особого" пути и стать привлекательной не только по сравнению с Афганистаном. Можно, конечно, воспользоваться большевистским опытом организации науки, или современным опытом в области футбола или привлечении западного менеджмента. Только системного результата не получится, ибо необходимым (но не достаточным!) условием успеха служит воля власти и наличие у нее ресурсов, а при этом мнения общества никто не спрашивает, то есть приоритет, в данном случае, науки будет восприниматься как ущерб другим приоритетам. Почему, собственно, нужно кормить ученых, давайте медицину отладим!

Ни в коем случае не "каркаю" по поводу перспектив идеи Артема, хочу лишь сказать, что вряд ли она- панацея, очевидных результатов вряд ли даст. Но, возмлжно, благодаря ей в России и вокруг нее появятся люди, воля и знания которых подвинут страну в область ценностей, где наука- не "спецпроект", но необходимое и естественное качество общества. Вопрос только с финансированием.

И еще вот возник вопрос. А зачем их вообще возвращать? Ну то есть, если в наши дни можно обеспечить моментальную связь всех со всеми в любой точке мира, то зачем физическое нахождение людей в Москве? Не будет ли достаточно финансирование исследований и - соответственно - получения прав на их результаты? Я понимаю, что есть институции, атмосфера, живое общение, национальная гордость и пр. Но с другой стороны мы же проснулись в новом мире и можно наверное и как-то иначе. Нет? Вот фонд "Династия" финансирует исследования Нудлера. Нудлер - русский ученый или американский? Что в научном мире определяет его принадлежность к той или иной "нации"?

очень важно, чтобы ученые жили в России

физическое нахождение в России очень важно. Это и общение со студентами, и участие в культурной жизни страны.

Я живу в США, но у меня есть также и профессура в МГУ. Во всех своих публикациях указываю оба адреса, но мой американский университет держит полностью копирайт на все мои разработки. МГУ не получает от моей работы ничего, кроме кусочка славы. Преподаю я в МГУ 1-2 часа в год. Согласитесь, это немного. Все мои силы идут на образование американских студентов и продвижение американской науки - иначе иностранный ученый тут никому не нужен.

Наука - будущее страны, тут и энергетика, и оборонка, и медицина с генетикой. Часть моих разработок связана с энергией. Если удастся найти замену нефти, это будет технологический прорыв. Если этот прорыв совершен не в России, Россия от этого ничего не получит - кроме проблем.

П.С. Кстати, география - это все-таки большой барьер. По моим наблюдениям, европейские ученые довольно редко появляются в Америке, и наоборот. Это создает "локальные сообщества" и быстрый обмен информацией этому не противостоит.

Я понимаю, что традиционно все это выглядит так - либо ты там, либо ты здесь. Я просто предлагаю пофантазировать - возможно ли создание виртуального института? И чем будет лучше (или хуже)? Допустим, вы от американского института получаете 30 млн на исследования в год. Тут некий русский институт говорит: а вот вам еще 30 млн, можете никуда не ехать, оставаться там, где живете, но результаты исследования - "наши". Что произойдет?

В редких случаях это сработает, но в большинстве случаев такого "двойного агента" просто выгонят из западного университета. Там свою выгоду извлекать умеют.

Виртуальный институт не имеет шансов. На Западе много таких начинаний, они не работают. Просто люди занимаются совершенно разобщенными исследованиями, а потом пишут совместные отчеты. Ну, и иногда ходят на совместные тусовки (реальные, не виртуальные)

В Америке меня знают, как американского ученого, потому что там я сделал, пока, больше открытий. Русским ученым я стану тогда, когда сделаю и здесь хотя бы столько же всего, сколько сделал в США.

И еще, физическое присутствие, хоть минимальное, но оно необходимо. Люди, которые работают, они же живые люди, я должен с ними непосредственно контактировать. И я других способов на данный момент не вижу. Можно, конечно же, общаться посредством разных средств связи, но лично для меня важно живое общение, сидеть с ними, обсуждать проекты, делиться новыми идеями, придумывать что-то.

Женя, привет! Ты очень интересно как-то рассказывал про свой опыт взаимодействия с РАН как раз в качестве ученого-возвращенца (хотя бы отчасти). Может, ты и тут расскажешь? Очень познавательно будет.

Уважаемые члены Снобщества ,

Давно занимаюсь темой экономики знаний и веду на эту тему блог.  Недавно вышла отличная статья - анализ Ирины Дежиной - где Российским ученым лучше и почему их совсем не тянет в Россию. Рекомендую почитать. http://tseitlin.livejournal.com/55050.html  

С уважением

Дмитрий Цейтлин

Идея прекрасная! Но кто ее будет реализовывать? Нашим чиновникам ничего не нужно. Для них это лишние заботы и никакого интереса. Благодаря им и так уже потеряны уникальные научные школы. А кто будет определять приоритетные направления, тоже чиновники? Получится очередная профанация. Только частные инвесторы объединив усилия могут что-то сделать и только в тех научных направлениях которые представляют для них живой интерес. 

Определение качества ученого и его работы, а также приоритетных направлений - штука сложная. Чиновникам это доверять ни в коем случае нельзя, Академии наук - тоже.

Во всем мире пользуются услугами незаинтересованных международных экспертов - обращаются к известным ученым, когда нет прямого соперничества. Есть и численные показатели - цитируемость и т.д. Кстати, по цитируемости большинство наших академиков находятся на уровне младшего научного сотрудника в нормальном западном университете. Есть, правда, и приятные исключения, но их мало.

Маниловщина какая-то

Маленький институт из 100 ученых покажет пример, и вся российская наука только того и ждет, чтобы броситься себя переделывать по этому образцу. Может быть тогда наймем 100 чиновников, не берущих взятки, посадим их в уездный городок N-ск, и через пару лет наше государство обгонит Сингапур по невзятию взяток? Да забодает бык того, кто с красной тряпочкой. И погрязнет вся Ваша ученая коммуна в трясине Академии Наук.

И еще - ученые, конечно, очень далекие от практики люди, но даже лучшие из них не такие идиоты, чтобы за 100 тыс. долл. ехать в Россию. За эти деньги даже средний американский инженер сюда не потащится. Проверено на практике.

Может быть, Вы и правы. Может быть, завязнет в трясине. А может и нет. Все зависит от того, по каким правилам будет работать Институт и в чем заинтересованы государство и бизнес. Что касается 100 чиновников, то Институту они совершенно ни к чему и брать их в уездный город Н-ск не стоит. Пусть остаются в Москве. Институт должен непосредственно подчиняться Правительству, минуя Академию и Минобраз.

Я думаю, что эксперимент получится. Я знаком со многими учеными и знаю, что около половины с удовольствием вернутся, если им дать те же зарплаты, что и на Западе. Каковы эти зарплаты? В США младший профессор - 55-70 тыс. долл., средний - 70-90 тыс. долл., полный профессор - свыше 80-90 тыс. долл. В Швейцарии доходы (и расходы) выше, в Германии, Франции, Италии - ниже. Так что на 100 тыс. долл. вернутся многие. И Западные ученые приедут, если их не заставлять учить русский язык.

Но Вы же хотите лучших, а не просто многих. А лучшие на 100 тыс не поедут. 

Я не согласен, что это маниловщина. Если будет положительный опыт, то это принесет свои плоды. Как и при создании Гарварда. Появление высококвалифицированных, даже элитных заведений очень важно.

Масштабы катастрофы в российкой науке неописуемы. Если в двух словах, то ситуация следующая: существует мировое научное сообщество, где ученые занимаются актуальной проблематикой, коммуницируют и конкурируют друг с другом, печатаются в ревьюируемых журналах. И существует российское научное сообщество, которое живет по своим правилам: занимается своей собственной (зачастую давно решенной) проблематикой и печатается в российских журналах (на русском языке!), ревьюируемых, естественно, российскими же учеными, т.е. близкими коллегами со всем вытекающим отсюда своеобразием отношений. Так обстоят дела в большинстве научных заведений, существуют российские ученые, которые работают на высоком уровне, но их мало.  Создание такого рода международного научного центра, возможно действительно могло бы стать одной из мер по реанимации научной деятельности в России.

Я считаю, что это роскошная идея, другое дело, что никто в Россию не вернется. По моему глубокому убеждению, у нас слишком, с одной стороны, слишком вялая, а с другой — слишком энергичная, но по другому поводу, власть. Ни премьер, ни президент, никто из нынешних политиков не является такой фигурой, которая могла бы воодушевить ученых верой в то, что политики хотят возродить российскую науку. Если бы я был ученым, я не поверил бы никому из них.

Возвращаться на родину как ученый — это одно, а возвращаться в качестве комнатной собачки, которая будет как реклама того, что мы якобы возрождаем российскую науку… Настолько смешно, цинично и некрасиво выглядят все эти наши политические игрища, вся эта медведевщина, путинщина, сурковщина и прочая семибоярщина, все это так неискренне и не похоже на правду, что обеспечивать собою тезис прогрессивной власти, думающей и заботящейся о России, было бы постыдным ощущением для ученых. Я думаю, что они не вернутся скорее всего, хотя идея гениальная. Очень боюсь, что эта идея будет подхвачена упырями из правительства, будет использована как замечательный пиар, и из этого вырастет очередной традиционный фарс. С помпой и цветами встретят десять возвращенцев, поселят в специально построенные коттеджи, которых сейчас стоит до чертовой матери, никому на хрен не нужных, они будут ездить на работу, и об этом будут месяца три шуметь все издания, потом все это затихнет и кончится ничем. Извините за пессимизм.

Вы меня пугаете тем, что это именно то, что может погубить всю идею. Я более положительно отношусь к правительству, но его склонность к помпе и потемкинским деревням сильно смущает. Это - ахиллесова пята всей идеи. Но если мы на такой шаг не пойдем, науке у нас точно будет конец.

Артём, дорогой, я искренне, от всей души желаю Вам успеха. И очень надеюсь, что у Вас всё получится. В конце концов, есть ведь и ещё один вариант развития событий: поорут про учёных, попиарятся на учёных, забудут об учёным, а деньги выделенные учёным останутся. Правда, искрене желаю успеха.

Идея абсолютно правильная. Более того - единственная возможная. И уже несколько лет обсуждается и частными донорами, и чиновниками. Проблема в том, что государство на это отважиться не может.  Годовой бюджет Академии наук в последние годы - 1-2 млрд долларов в год (на 50 тысяч исследователей) - то есть на полтора порядка меньше в расчете на исследователя. Может отважиться на меньшие суммы (сейчас речь идет о 100-200 миллионов в год на 10-15 исследовательских университетов), но это не поможет. Но в принципе, первые шаги делаются - объявлена возможность потратить сопоставимые с американской зарплатой суммы на проекты с visiting professors (там речь идет о двух месяцах в год).

Частных 50-100 миллионов на один институт в России нет. Это практически весь годовой бюджет частной благотворительности на науку и образование. Но вообще эта модель работает у нас в РЭШ (см. бюджет в конце годового отчета http://fir.nes.ru/ru/calendar/Documents/NES_Annual_Report_2008_RUS.pdf) - за счет негосударственных источников мы нанимаем профессоров только за границей и требуем публикаций только в международных журналах. Правда в экономике есть два отличия. С одной стороны, нам легче -  мы ближе к бизнесу, чем естественные науки, легче искать частные деньги. С другой стороны, труднее - все еще нет сильной диаспоры.

Впрочем, самое главное в построении такого института - это long-term commitment. Если и удастся поднять 50 миллионов на год, есть ли гарантия, что это будет продолжаться хотя бы несколько лет? Очень неприятная история - это так называемые Георгиевские гранты. Там после первого года финансирование приостановилось.

В экономике есть еще по крайней мере одно отличие - это не наука. И если у Артема предел мечтаний - получить Нобелевскую премию, то у экономиста  - лишь приз шведского банка в память Нобеля. Большего не дадут.

в математике и того нет - только медаль Филдса, и то раз в 4 года.

Теперь понимаю, почему экономисты так любят математику - друзья по несчастью

кстати, Нобелевская премия по экономике-то есть...

Она только в народе Нобелевской называется. А на самом деле это премия памяти Нобеля от шведского центробанка . Выдается с 1968 г. Сам Нобель, очевидно, экономистов не жаловал и денег на экономистов не предусматривал. Но экономисты из центробанка, видимо, пролоббировали. У математиков банка нет, поэтому пролетели.

Вы меня очень порадовали, что подобный эксперимент уже работает, и притом хорошо. В науке это тоже сработает.

Но без долгосрочных гарантий это не стоит даже начинать. Бизнес таких гарантий не может дать в принципе, их должно дать государство.

а (ба)нанотехнологии, разве там нельзя наскрести "жалких" 150 млн?

это вопрос к Медведеву и нашим нанотехнологам. Думаю, там уже все распределено. Вообще-то, я считаю (вопреки многим умным людям), что нанотехнологии - это и вправду будущее. Но насколько оправданными будут именно российские инвестиции в нанотехнологии - покажет время. У меня есть сомнения в их эффективности. Впрочем, ведь и на Западе много денег тратится впустую.

один раз можно. Но где брать каждый год?

Ну, это, я думаю, не так важно. Статистически вероятность получения Нобелевки очень мала, а для счастья надо ставить выполнимые цели. Например - реализация всех собственных возможностей. А эта цель одинаково актуальна как для ученого, так и для экономиста или бизнесмена. Согласны?

Экономика - это тоже наука. У нас тоже есть модели, аксиомы-теоремы, тестируемые гипотезы и т.д. Просто еще очень молодая - как, например, физика 200 лет назад. Зато именно поэтому очень интересная.

а мне кажется как химия лет 500 назад

Со строго научной точки зрения не согласен: во-первых, всех своих возможностей никогда не знаешь, следовательно и реализовать того, чего не знаешь, не можешь, во-вторых, многие возможности конфликтуют между собой, этот конфликт нелинейный и поэтому оптимизировать его невозможно, в-третьих многие возможности вообще лучше не реализовывать - опасно для жизни :)

Денис, мне бы вмешаться в ваш диалог, Вы даёте мне повод как психологу. Но не могу - я мама Артёма, не хочу казаться необъективной :)

А Вы попробуйте - не как мама, а как психолог. По поводу необъективности: психолог необъективен по определению, поскольку попытка превратить субъекта в объекта априори безнадежна :).

Ладно, пробую. Мне показалось, что несмотря на Ваш безупречно-оптимистичный имидж, Вы склонны более к пораженческим прогнозам. Это невольно подтвердилось и в обращении к моей профессии. Простите.

Денис Смыслов* Комментарий удален

Галина, спасибо за Ваш комментарий: это  хорошая демонстрация необъективности психологии. 

Вы определили меня двумя терминами: (1) оптимистический имидж и (2) склонность к пораженческим прогнозам.( Я даже знаю еще пару определений, которые вы мне бы присвоили, увидев не только ту часть моей фотографии, которая вывешена на снобе, а ее полный формат. )

Эти термины – объективны, но их подача и окраска – субъективны. Субъективизм начинается с противопоставления («Несмотря на...»). Противопоставляется термин (2) термину (1). Термин (1) сознание человека автоматически воспринимает позитивно благодаря наличию в его составе слова “оптимистический». В результате противопоставляемый термин (2) воспринимается негативно. Ваш субъективизм проявляется также в окраске используемых Вами терминов. Например, вместо прилагательного «пораженческий» можно было употребить и более нейтральное «скептический», но вы выбрали наиболее негативный вариант.

Итак, согласно Вашему анализу: “Денис Смыслов прикрывает свою пораженческую личину использованием оптимистических образов типа своей фотографии на сайте сноба.”

Если бы Вы не хотели придать негативную окраску моим комментариям, то вместо противопоставления можно было бы воспользоваться дополнением. И тогда получилось бы следующее:

“Денис, я восхищаюсь Вашей очень редкой способностью, оставаясь оптимистом, в нужных случаях давать скептические оценки».

Но... услышав Ваш анализ, я должен бы был записаться к Вам на прием, чтобы Вы меня излечили от моего пораженчества. В результате я бы избавился от  своих проблем (о которых я даже и не подозревал) во взаимоотношениях с близкими и коллегами по работе, от преждевременной импотенции и возможного раннего инфаркта, и вообще моя карьера бы круто изменилась в лучшую сторону.

Если же использовать вместо противопоставления дополнение, то мне не нужно избавляться от моей склонности. Наоборот, эта склонность позволяет мне всегда трезво оценивать ситуацию, что вместе с моим оптимизмом ведет к прекрасным результатам в моей деятельности, отсутствию проблем со здоровьем и отличными отношениями с окружабщими!

Ваш анализ позволяет Вам заработать деньги, а мой –мне. В этом, наверное, кроется объективная причина субъективных разногласий между Вашим и моим анализом.

Денис, я восхищаюсь Вашей редкой способностью...

А дальше Вы можете САМИ написать что душе угодно.

P.S. Я работаю со здоровыми и успешными людьми, и дело не только в деньгах.

Я Вас понял: со мной Вы работать не будете :). 

Догогой Артем, Сто лет сто зим.

Просто удивительно что такая звезда науки как ты признаный на всех мировых уровнях , почетный член Цуриховского Университет  еще должен решать как себя вернуть Родине.

Товарищи практики экономисты, может кто-нибудь помочь Артему зарегистрировать Благотворительный Фонд "Науку России" (предприятие типа нон профит) с банковским счетом как первый шаг?  ето займет пару часов работы вашего юриста

к себе домой - поедут. Уверяю Вас, поедут.

Я могу поделиться небольшим личным опытом по вопросу  приглашенных лекторов. На базе С.-П университета действует 2-годичная российско-немецкая мастерская программа "Помор". Лекции и семинары проводятся только на английском, читают российские и немецкие преподаватели (прибл. 50:50), 6 спецкурсов + 1 курс по общим навыкам (английский, презентации, статистика, GIS, MATLAB, карьерный рост в науке и т.д.). Результат отличный: за 2 года студенты подтягиваются к нормальному уровню и многие уезжают на PhD в Германию. Я занимаюсь разработкой программы и подбором преподавателей для общего курса. У меня не было случая, чтобы немецкие доценты отказывались от предложения прочитать курс: всем интересно, все едут с энтузиазмом, хотя гонорары у нас низкие (обычно это 1-2 недели, т.к. лекции мы ставим блоками). Но программа оплачивается преимущественно... немецким министерством...

Артем, создать идеальные условия для кандидатов в нобелевские лауреаты, конечно, можно. Но это не будет российская наука.100 человек не делают науку. Это должны быть школы, учителя и ученики, это должна быть особая аура, которая окружает науку. Это создать практически невозможно — нельзя в одну реку войти дважды. Умерла, так умерла. Я не думаю, что можно вернуть людей обратно, это же жизнь, это привязанности, привычки.

Наша наука — это не американская наука. В Америке человек в течение жизни в среднем пять раз меняет место жительства и место работы. У нас есть своя специфика. Но разве можно создать тот старый дух университета? На это поколения работали.

И я бы не стал всех так вот под одну гребенку стричь. Вы уж извините, но я сам имею отношение к Академии наук с 72-го года, я замдиректора по науке академического института, и я не столь пессимистически смотрю на все. Наши ученые, по крайней мере географы, очень вписаны в мировую науку, и невозможно представить себе географию какую-то российскую и нероссийскую. Наше научное сообщество не имеет административных границ. Многие ездят, если получили хорошее образование и свободно владеют иностранными языками. Раньше, в советские времена, были препятствия на выезд и общение с иностранцами, сейчас этого нет. Худо-бедно какие-то денежки есть. А у нас своя специфика, экспедиционная работа. Мне кажется, что не все столь пессимистично. И такими партизанскими наскоками, в духе Первой Конной армии, эти проблемы не решить. Проблема есть, корни ее очень глубоко.

Да, раньше называться ученым было престижно, тогда это хорошо оплачивалось. Но возродить это сейчас практически невозможно. А наука, которая существует за рубежом, тоже имеет много плюсов и минусов. Не надо ее так идеализировать. И то, что мы к ней пытаемся приблизиться, с моей точки зрения, ошибочно.

Если мы не попытаемся восстановить нашу науку, она умрет. Да, есть еще у нас хорошие ученые, которые все еще в России и все еще живы и все еще работают, несмотря на очень неэффективную систему университетов и РАН. Число таких ученых надо не только сохранить, но и увеличить - возвращением уехавших и подготовкой новых кадров.

Мой план гораздо более обширен, чем Вам показалось. Возвращение 100 ученых, если это лучшие, будет революцией. Советская физика, архиважнейшая из советских наук, держалась несколькими именами - Ландау, Гинзбург, Капица, Фок. Вокруг них выросли школы, их энтузиазм был заразен. Мой план - возвращение 100 ученых, каждый из которых мог бы создать свою школу. Мой план - создание одного института, в котором целью было бы лидерство в науке, с высоким финансированием и поощрением науки и минимумом бюрократии. Мы не должны слепо следовать иностранным традициям (я абсолютно согласен, что и в западной науке много нерационального), но мы должны воспользоваться всем ее положительным опытом. Далее, если эксперимент со 100 лучшими пройдет успешно (а об этом можно будет судить уже через несколько лет), то имело бы смысл вернуть 1000-2000 лучших ученых.

Я заканчивал Физфак МГУ в 1985 и до 1994 года работал в институте ядерной физики в Москве. Уехал в Европу потому что не видел никаких перспектив для ученых в России. Уехал из Европы в 1999 в США, т.к. понял что и там для науки перспектив маловато. Работал в Годдарде (НАСА), а с 2005 в Станфорде. Получал много грантов и видел много примеров того как и где работают. Знаю про научные школы в России не по наслышке... Американская система, между тем, наиболее динамичная, хотя она выжимает до отказа тех кто хочет чего-то добиться, но и результаты налицо. Я давно думаю о том что надо спасать Российскую науку, и видно это хорошо из-за границы. Очень уж она стала провинциальной, как Женя Кандиано пишет. Я несколько раз брал себе постдоков и ни разу не было ни одного заявления из России - это в Станфорд на $60 000 в год. Думается что это для российских посдоков маловато... Все остальные едут с удовольствием... Спасать тем не менее надо, и начинать никогда не поздно. Пусть это будет институт, который предлагает Артем, или какой-то другой... Плохие варианты сами умрут, но надо что-то уже делать. Большевики нашли средства в период разрухи и голода. У нас средств гораздо больше и опыт колоссальный, в т.ч. зарубежный. Здесь вот другой вариант, который свободен от многих проблем: http://www.snob.ru/chronicle/entry/2620

Эту реплику поддерживают: Александр Карасёв

мне было бы интересно с Вами встретиться

дайте знать, когда будете на Восточном берегу. Можно будет где-нибудь в Нью Йорке (или у нас на Лонг Айленде) пообедать.

Спасибо за приглашение, с удовольствием встречусь! Я довольно часто бываю на восточном побережье - месяц назад был в Принстоне, осенью буду в DC, еще возможно приеду в NYU. Дам знать как соберусь. Соответственно, если будете у нас на Колыме (в Сан Франциско - Сан Хозе), можно встретиться.

Артем, я здесь подвесил комментарий. Думаю, что он имеет отношение к перспективам развития науки в России:

http://www.snob.ru/agendum/entry/2859#comment:7071

Артем очень скромный человек и сам не представился, он не лектор.

Артем Оганов - одна из самых ярких звезд современной науки, трижды награжденный Академией Наук РФ, номинант на Нобелевскую премию еще до 30... и один из самых перспективных в данный момент кандидатов. Будет интересно если он ее получит как американский гражданин потому что там для развития его таланта обеспечили все (так как цену таланту знают, а так же знют что творческий человек натура особенная и денежными параметрами не измеримая).

От А до Я

Проблемы Российской науки в определённой степени сродни проблемам Российского спорта. Для здорового "кровообращения" и в той, и в другой системе, нужно чтобы соответствующая карьера в России имела смысл, была конкурентоспособной - от секции до пенсии. Иначе перспективные, талантливые кадры просто не пойдут, или возьмут отдельно взятые конкурентоспособные части (образование, свой опыт, и т.п.) и просто вывезут их за границу. Как кто-то сказал тут на Западе, "Russia will continue to bleed talent and perseverance, until it equalizes the opportunity".

Конечно, надо с чего-то начать, но вопрошать и ждать этого от правительства, в Советском стиле - считаю, не продуктивно. Всё, на что правительство способно в области научно-технической инновации, оно делает в Соколово. На мой взгляд это уже немало, и ожидать радикально большего или более еффективно выполненного - просто нереалистично, от любого правительства, в любой стране.

Нобелевские лауреаты - как команда Формулы-1 для автопроизводителя. Даёт престиж, применение на практике в среднем лет так через 20-50, но на сегодня и завтра погоды не делает. Считаю, что сейчас нужнее не 3-5 так и норовящих уехать обратно на Запад Нобелевских звёзд, в элитарном спец-НИИ средь голого пустыря, а хорошо, широко поставленная прикладная наука, способная привлечь и прокормить (в достатке и с престижем) многие десятки тысяч учёных. Становление прикладной науки зависит (как и должно) от частного капитала. Прежде всего внутреннего частного капитала. Ибо пока свои, с пониманием местной специфики и со влиянием, в целесообразность вкладов в отечественную науку и технологию масштабно не поверят, глупо ожидать что здравомыслящие люди извне должны это сделать.

нужно и то, и другое

Понятно, что мощная прикладная наука наиболее важна с экономической точки зрения. Но для ее создания потребуется очень много времени. Это время можно сократить, если сделать профессию ученого снова престижной. Тут все меры важны - и карьерные перспективы для молодых, и привлечение Нобелевских лауреатов - как символ этого престижа внутри страны и за ее пределами. Своими собственными талантами мы, увы, никогда не сможем составить конкуренции другим странам - другие страны живут талантами всего мира. Нам нужно делать именно это же.

Артем, я вижу у вас наполеоновские планы! Вы Алексея Алексеевича Абрикосова сами лично не спрашивали, собирается ли он вернуться в Россию? Да и Игорь Мазин, не знаю, будет ли рад обнаружить себя в неизвестно по чьему заказу составленному списку. 

Про то, что большинство из нас здесь чернорабочие - bullshit. Расскажите это своему коллеге Лихареву или своему коллеге Лурию. Он случайно обратно не собирается? 

Alexei Tsvelik: "неизвестно по чьему заказу составленному списку" - это какая-то конспирология...

Могу предположить, что вас больше задевает не то, почему в моем списке фигурируют Мазин и Абрикосов, а почему отсутствуете вы. Вас я, возможно, тоже включил бы, если хотя бы знал, чем вы занимаетесь. 

 

Новости наших партнеров