/ Москва

Чулпан Хаматова: Если детям помогать, они умирать не будут

Участники дискуссии: Ольга Алексеева
Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков
Иллюстрация: Сноб.Ру/Валентин Поздняков
+T -
Поделиться:

«Высшая форма гуманности — когда Юрий Шевчук соглашается выйти на одну сцену с Кристиной Орбакайте, — говорит Чулпан Хаматова. — В этом году мы вынуждены были изменить формат концерта, потому что нам нужна многомиллионная аудитория».

Впервые за четыре года благотворительный концерт фонда «Подари жизнь» пройдет не в театре «Современник», а в Доме музыки. Все потому, что в этом году фонд договорился с телеканалом «Россия» о полной трансляции концерта в прайм-тайм 31 мая, накануне Дня защиты детей. «Телевидение сегодня — это мощнейшая власть, — говорит Хаматова. — Думая о детях и понимая, что впереди непростой год, мы пошли на эти условия. В кризис большинство компаний свернули свои благотворительные программы, поэтому основная надежда фонда — на помощь от частных лиц: нужно, чтобы простые люди давали по какому-то маленькому количеству денег».

Первый концерт «Подари жизнь» состоялся в 2005 году — тогда основатели фонда Чулпан Хаматова и Дина Корзун собирали 75 тысяч долларов на аппарат для облучения донорской крови. Собрали в четыре раза больше и купили еще аппарат молекулярной диагностики клетки. Следующие два года благодаря концерту собирали деньги на дорогостоящие лекарства. Средства от нынешнего концерта пойдут на поиск доноров тем, кому нужна трансплантация костного мозга. В России собственного банка доноров нет, поэтому кровь подбирается в европейском банке. Процедура подбора — это серьезнейшие дорогостоящие анализы. На поиск донора для одного ребенка требуется минимум 15 тысяч евро. А операции по трансплантации в России уже сейчас ежегодно спасают десятки детей.

Сценарии для благотворительных концертов четвертый год пишет Валерий Панюшкин, член попечительского совета фонда «Подари жизнь». Он считает, что за последние пять лет отношение к благотворительности в России изменилось фантастически. Постепенно люди все-таки стали понимать, что в лечении детского рака крови в России 80% денег — от благотворителей и только 20% — государственные. Что в самом простом случае на каждого ребенка идет 5-10 тысяч долларов. А есть дети-чемпионы, на каждого из которых расходуется до миллиона долларов. И что лечение рака крови — это огромная работа. «Я не знаю, стали ли люди в России немножко добрей, но технологию лечения и сбора денег на него немножко понимать научились», — считает он.

«Нам важно донести до публики, что миллион рублей — это по рублю с миллиона, — говорит Валерий Панюшкин. — Мы пытаемся сделать это разными способами: через уже заполненные платежки в Сбербанке, в которые надо просто вписать сумму, через кредитную карточку Сбербанка "Подари жизнь", через интернет-платежи. Скоро можно будет переводить деньги детям через терминалы оплаты сотовой связи».

Елена Краевская

Комментировать Всего 1 комментарий
Я с огромным уважением отношусь и к Валерию Панюшкину и к Чулпан за то дело, которое они делают. Однако почему-то наша частная благотворительность почти целиком состоит из двух тем: операции и детские