Я хочу только тебя и пытки

Редакционный материал

Каждую неделю Илья Данишевский отбирает для «Сноба» самое интересное из актуальной литературы. Сегодня мы публикуем новые тексты Елены Костылевой — поэта, журналиста, автора литературных публикаций в альманахе «Вавилон», «Митином журнале» и двух книг стихов: «Легко досталось» и «Лидия» (шорт-лист Премии Андрея Белого за 2009 год)

9 марта 2018 13:04

Забрать себе

Иллюстрация: philsajonesen/Getty Images

Во время оргазма француженка думает: любит-не любит.

Советская женщина рассматривает потолок.

Во время оргазма англичанка думает: женится-не женится.

Советская женщина: надо бы его побелить, обелить как-то его, а то вон пошла трещина.

Во время оргазма советская женщина свободно ассоциирует.

После оргазма советская француженка коллапсирует в англичанку, в волка.

Она не только думает, но и говорит: я тебя послелюблю.

Советская женщина представляет себе, как щель заполняет бетон новой советской жизни: плотно, до самого дна, вплотную.

Советская женщина думает «о другом» — (думать в значении «думать») — о самом маленьком из людей, о невозвращении Одинакового;

когда-то ее уже были в этой постели, но так — никогда.

Ведь это ее постель — вспоминает она, — ее потолок, ее трещина, ее бетон, ее волк.

Может ли волк быть ее — неотчужденный труд в значении «трудный». Всего не расскажешь, всего не выявишь.

«Всех не ***», — думает советская женщина меланхолически, подозревая, в то же самое время, в этой идее нечто капиталистическое — некую жадность вкупе с невротическим, эдипальным ограничением, кастрирующим ее.

Мысли летят к потолку в «плато оргазма» (плата оргазма).

Советская женщина инсталлирует антисексус,

оргон

у себя в коммунальной ванной,

забывая вопрос.

Во время оргазма никто ни о чем не думает целую миллисекунду (или чуть меньше) — если брать чистый субстрат его, чистое вещество

Мультиплицировать эту секунду, наслоить, смикшировать, расклеить по всему городу.

Революция снова здесь.

Юнкер, расстрелянный в дровяном сарае.

Мерзнущий в опере сытый Сомов.

 

— Молчал бы лучше, — сказал Сократ.

Платон, «Пир»

 

Утренний сеанс, — будут ли билеты, или туда придут все любовники нашего района, все, кто встают рано,

Так рано, что чувствуют, что сейчас вознесутся,

Все будущие любовники, все, у кого еще хватает времени друг на друга

В ущерб другим, не менее важным, любовникам и делам,

Не менее влажным — о, мы пойдем с тобой нынче в кино,

Многие любят в кино, но не все в него ходят,

Тем более — парами. Тут ты пишешь: «Здравствуйте, нет ли у вас N, дайте, пожалуйста, почитать…» — расставляя все запятые,

N — немецкий писатель XX в., которого мы здесь не будем упоминать из соображений конфиденциальности

Господи, зачем тебе этот скучный обстоятельный и напыщенный член Союза писателей Гитлербурга

Давай я лучше дам тебе Эрве Гибера, и ты узнаешь всё

Дам тебе Сашу Маркина — ты узнаешь себя

 

Хорошо, что она просит у меня книгу

Значит, отношения развиваются

И когда ей исполнится восемнадцать, то есть тридцать,

И она сможет располагать собой,

Мы будем, как пишут в учебниках по психоанализу, наслаждаться своей взрослой сексуальностью,

Которая нам дана

В чуть иных формах, чем полагал Фрейд

 

А точнее, в совсем иных, моя кошечка, Алкивиад_ка

 

*

далее следует порно по тегу Андрей с главной страницы порнхаба — некогда объяснять

попадаются негр и блондинка, и негр не похож на Андрея

но, если сравнивать с монстрами той недели,

то да

 

это все — наше

все это наши тела, Андрей

 

все это наше

все это наши дела, Андрей,

и, если сравнивать с мантрами той недели,

мы, наконец, перешли к делу

 

наших вселенских

освободительных

слёз

поз

слов

 

это все наше, Андрей,

наши мы, наши М, наши Ж,

наши L, наши B, наши G,

наши T,

наши те,

наши Q, наши A — asexual

наши эй, Андрей

 

(«я, мой муж и моя жена поехали в Крым»)

 

позволь

посвятить тебе это правое стихо-верчение до

возвращения к

беспомощности

и

сложности

дня

 

*

что там горит, Андрей? Россия наша,

как говорят сегодня — toxic Russia

 

такое имя у тебя

 

давай споем о том, как мы не будем

(ну потому что точно мы не будем)

 

для того, чем мы собираемся не заниматься, нужен новый, как говорят,

(никто ничего не говорит)

 

(вся Россия молчит)

 

это я говорю

нужен новый формат

 

например, двое стоят друг против друга, она одета, она раздевает его и целует кожу его, при этом она является его матерью и провожает его на войну как уже взрослого

он ее брат

они без тел

они с телами, но без органов

они с телами и органами, но, соприкасаясь, вскрываются и теряют форму

это прощание

они гибнут, но возвращаются в тела

они пьют специальные таблетки, чтобы

 

чтобы молчать как они

 

а не как они

 

мы перешли на мы, на бессубъектность

 

давай как глупо было остальное

 

*

горит и почему оно горит

 

*

это фанайловщина

банальщина

маниловщина

обломовщина

с поэтическим субъектом Костылевой за отчетный период ничего не произошло

(ну потому что он и так значительно опережал то, еще жидкое, время)

 

*

вот ты стоишь, легко устроен

таблеток вкусных удостоен

и веса нет в тебе

 

и прежде чем тебя сомнет реальность

и мы лишимся тел — и твоего, и моего

и станем 3D-монстрами обратно

давай подумаем, как сделаем приятно

и кого

 

да нет, не надо никого

 

*

так,

после смерти мы будем служить 3D-монстрами в порно

 

*

Андрей: ты не похожа на негра

Ты не похожа ни на кого

Я знаю тебя и знаю

 

знаю тебя и поэтому знаю

знаю не только тебя и тебя

 

нас познают 3D-монстры

мы познаёмся

 

любим как оса мясо

на куски жвалами раздираем больших себя и уносим домой

далеко-далеко

в бесконечный день

 

*

время любви другое

момент только один

но он

может повторяться

 

*

(и *** стоял, *** благоухала, и мы друг друга берегли —

теперь, не выдержав накала,

слушай, ты слышал — Путин приехал в Жулебино к своему бывшему гэбэшному начальнику на юбилей?)

 

*

СОН

жду, пока меня примет президент

не наш, конечно

я дитя Перестройки

жду, пока меня примет президент какой-нибудь нормальной страны you know

вместе с каким-то литератором, который очень волнуется

мы — свита главного поэта, но он так далеко впереди, что его и не видно

литератор волнуется

заглядывает вперед

примут ли?

недоволен

и тут мне на телефон приходит видео

где президент ***

пока мы стоим

его ждем

его половые органы не представляют из себя ничего необычного

не поражают размерами или формой

но проблема в том, что это Трамп!

 

в том, что

вещи то, чем являются

к слову, ЛГБТ — дрессированные обезьяны

дрессированные европейские обезьяны

я — дрессированная обезьяна

Айлин Майлз — дрессированная обезьяна

но она хотя бы баллотировалась в президенты

 

поэзия — моя последняя игрушка

пока меня не примет президент какой-нибудь нормальной страны

*

когда-то давно в московском зоопарке жила самка гориллы

когда мы пришли туда с тобой

она играла

с красной тряпкой

голая

женщина

она пыталась

нам

понравиться

ты тогда так полюбил ее

может быть, там, где ты есть,

есть и она

и у нее

новая игрушка — красная тряпка

ни наша верховная обезьяна Трамп

ни наша верховная обезьяна Путин

не доживут до конца этого стихотворения

ни старый козел Эрдоган

 

*

Я ХОЧУ ТОЛЬКО ТЕБЯ И ПЫТКИ ЛГБТ

ТОЛЬКО ТЕБЯ ЧЕЧНЯ

ТОЛЬКО ХАРДКОР  

ТОЛЬКО МОЛЧАНИЕ ГОР*

ТОЛЬКО ТЕБЯ ЧЕЧНЯ

 

ОНИ РАССТРЕЛЯЮТ ТЕБЯ ЕСЛИ УЗНАЮТ

ТОЛЬКО ТЕБЯ ЧЕЧНЯ

Я ОТПРАВЛЯЮ В ЧАТ

ЧТО-ТО, ЧТО ЕСЛИ НАЙДУТ РАССТРЕЛЯЮТ

ТАМ ЗА САРАЕМ

НЕ ВНИКАЯ

НЕ ПРОНИКАЯ В ТЕБЯ ЧЕЧНЯ

 

Я ОТПРАВЛЯЮ В РОТ

ЧТО-ТО, ЧТО ЕСТЬ У ТЕБЯ ЧЕЧНЯ

ТОЛЬКО

У

ТЕБЯ ЧЕЧНЯ

 

ЧАТ

ТОЛЬКО ЧЕЧНЯ

ЧАТ

ЧЕЧНЯ

 

ЕСТЬ

_____________________________________

*название одной из сетевых ЛГБТ-групп знакомств на Кавказе

 

ЛГБТ хочет ЛГБТ

только от визга встает

только от крика

 

феминистку

насилуют несколько полицейских

или врачей

 

стой, это не феминистка

это косплей

 

дрочить под сильный дождь

это поэтическое

и чтобы визг

не долетал до детского сада

мой визг — пропаганда ЛГБТ

 

я должна тебе, девочка

я тебе сделаю всё

 

*

дрочить в родах

красными пальцами

ноги по колено в крови

 

они (все) говорили мне: «ай-яй-яй»

все, всегда

 

разрабатывая

химическое оружие

отправляя его

в Сирию

 

(после этой атаки у меня началась астма)

 

на деньги

передвижения которых

не дорасследовал

и уже не дорасследует

Сергей Магнитский

 

они говорят: «ай-яй-яй»

 

а сами

насилуют

по-волгоградски

убивают

по-сирийски

выпивая

душу

отгрызая

ногу

хрящом

хрустя

 

Россия —

тюрьма

в городе, где нет театра

 

*

Никогда не теряй любимых из виду. Прощай им всё. Продолжай их трахать, им отсасывать, усаживать их на лицо, продолжай — и не смей устоять перед протовоположными вариантами, не найди причин отказаться, предложи сама, скажи: сядь мне на лицо, скажи: я хочу, чтобы ты сел мне на лицо, — в зависимости от обстоятельств, от услышанного ранее.

 

— Какой у вас пароль?

— В одно слово — holyshit

 

он обрастает ***, переживает галлюцинацию о соитии

 

(Как Анна Глазова пишет левой рукой?)

 

Ты ведь не занимаешься ничем из того, чего не желала бы сам?

Проверь себя

 

Дрейфуй

Между двумя

 

Когда я села ему на лицо

Он лизал меня в точности так же

Я сказала:

— Ты это я

 

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться