Фото: Андрей Парфенов

BIG.jpg

Фото: Андрей Парфенов

Дарья Андреева

100% искусство. Несколько слов в защиту театрального фестиваля в Воронеже

Редакционный материал

В Воронеже завершился Платоновский фестиваль искусств. Завершился в этом сезоне или навсегда — покажет время

21 Июнь 2018 17:10

Забрать себе

За 8 лет своего существования фестиваль в Воронеже сильно набрал обороты — по масштабам, уровню подготовки и программе его можно сравнить с крупнейшими европейскими смотрами, с Чеховским и Дягилевским фестивалями. Ядро программы — театральная афиша, которая в разные годы блистала такими именами как Роберт Уилсон, Филипп Жанти, Деклан Доннеллан, Эймунтас Някрошюс. В этом году показали свежую премьеру от «Берлинер ансамбль» — «Кавказский меловой круг» по Брехту в постановке Михаэля Тальхаймера, и новый балет Анжелена Прельжокажа. Знаменитая немецко-швейцарская команда Rimini Protokoll, ставящая документальные спектакли по всей Европе, подготовила с жителями города интерактивный спектакль «100% Воронеж». Приезд же под занавес фестиваля Анатолия Васильева с его спектаклем-оммажем Юрию Любимову «Старик и море» (в главной роли Алла Демидова) — событие выдающееся во всех смыслах. Присутствие Васильева сразу вывело фестиваль в разряд особенных, уникальных событий.

Помимо театральных событий, в программе фестиваля — выступления звезд мировой оперы, концерты современной музыки под открытым небом, читки пьес, лекции, мастер-классы, уличные парады, выставки, книжная ярмарка. На 10 дней город превращается в столицу культурной жизни, везде расклеены афиши, каждый день наполнен различными мероприятиями, глаза разбегаются — куда бежать и что смотреть.

В первую очередь меня поразило разнообразие форм и направлений: тут есть и классические постановки, и интерактивные проекты, и цирковые шоу, и современный балет, и пластические спектакли, и такой модный сейчас документальный театр. Платоновский фестиваль тем самым отражает актуальные тенденции в искусстве, направленные на смешение и объединение жанров.

Воронежцы каждый год с нетерпением ждут фестиваля. Билеты раскуплены задолго до начала. Из других городов тоже едут зрители: есть спектакли и события, которые не увидишь больше нигде — ни в Москве, ни в Питере. Но успех сопутствует не только хедлайнерам. Для спектакля «Корова» по рассказу Платонова, подготовленного питерскими студентами мастерской Геннадия Тростянецкого из РГИСИ, пришлось устраивать отдельный пресс-показ: мест не хватило. Вообще платоновская программа, представленная всего тремя спектаклями, пользовалась особой популярностью. Платонова в его родном городе любят, его трагические, надрывные рассказы зал принимал на «ура». Неровная, но искренняя и честная работа питерских студентов или же спектакль Коми-Пермяцкого драматического театра им. Горького «Когда зима начнет прогреваться», поставленный по трем рассказам («Семен», «Юшка», «Девушка Роза», реж. Ирина Астафьева) — прямо скажем, оставляющий желать лучшего и по композиции, и по актерским работам, и по внутренней драматургии, — зрителям полюбились безоговорочно за их правду и искренность.

Конечно, публика в Воронеже не такая искушенная, как в Москве или Петербурге, но неплохо ориентируется в современных театральных тенденциях, следит за специфической и быстро меняющейся театральной модой и чутко реагирует на любые режиссерские и актерские изыски.

Воронежцы относятся к актерам почти что дружески, искренне им сопереживают, а в финале аплодируют стоя. Скажем, на моноспектакле Антона Адасинского «Последний клоун на земле» актер перед началом, изображая пьяного, приставал к зрителям и даже пытался накормить людей какой-то невразумительной и дурно пахнущей лапшой. Женщина с первого ряда лапшу есть не стала, но об Адасинском заботилась как мать родная, поднимала его с пола, чуть ли не убаюкивала. «Клоун» постоянно «заигрывал» с залом и во время спектакля: легкий ропот возмущения вызвал лишь брошенный в ряды зрителей огромных размеров клоунский нос. Когда же актер вызвал тройку смельчаков на сцену помочь ему восстановить в памяти забытый эпизод из жизни его героя, трое мужчин безропотно пошли за ним и отлично справились со своими ролями. В финале же, когда Адасинский решил инсценировать собственную смерть, зал и вовсе «завыл», вторя его скорбному плачу.

Далеко не все спектакли принимали так единодушно. Итальянец Пиппо Дельбоно, с его откровенной автобиографической исповедью «Июньские рассказы» взял зал не сразу и с большим трудом. С первого показа так и вообще уходили. Но большая часть зала все-таки прониклась печальной историей жизни актера.

В целом, сложные спектакли воронежские зрители смотрят с тем же вниманием и любопытством, что и относительно простые и понятные. Сюжет «Фрески. Картины на стене» — балета знаменитого французского хореографа Анжелена Прельжокажа (поставлен его балетной компанией совместно с Национальным хореографическим центром Экс-ан-Прованса) основан на старинной китайской сказке. Но понять, о чем идет речь, просто невозможно, даже если знать литературную основу. Можно уловить только общее настроение, атмосферу и основные, очень приблизительные сюжетные повороты. И тем не менее балет, пожалуй, потряс всех без исключения зрителей — и воронежцев, и приезжих столичных критиков, потряс своим совершенством, особой магией. Неслучайно зрители шептали друг другу: «Ничего не понятно, но так красиво, дух захватывает».

Воронежцы откровенно голосуют против войны в Украине, примерно половина поддерживает действующего президента, хотя почти все уверены, что нашей стране никто не угрожает — ни Америка, ни Европа

Конечно, главным спектаклем, по которому можно судить о воронежской аудитории и о Воронеже в целом, стал проект «100% Воронеж». Надо отдать должное отваге и мужеству 100 жителей города, решившихся на этот смелый эксперимент. Rimini Protokoll уже не раз ставили такие эксперименты с городами (в их послужном списке есть и Берлин, и Марсель, и Монреаль — в общей сложности более 30 городов), но в России такой проект реализован впервые. На сцене — 100 человек: дети, подростки, мужчины, женщины, старики, грузины, армяне, русские, азербайджанцы, украинцы, верующие и атеисты, оппозиционеры и путинисты, коренные жители и приезжие. Каждый участник проекта — типичный представитель той или иной социальной группы, играющий самого себя и одновременно выступающий от лица многих таких же, как он, жителей города. «Воронеж — это мы», заявляет толпа со сцены (56 женщин, 44 мужчины). Сухие статистические данные обретают на сцене плоть и кровь. Участники отвечают на разные, порой очень каверзные вопросы об их жизни, о политике, о любви, о страхах, мечтах, ошибках, пагубных привычках, болезнях. «Кто из вас ходит на выборы?», «Что вы попросите у Путина?», «Кто хоть раз нарушал закон?», «Кто пробовал наркотики?», «Кто плакал на этой неделе?», «Кто изменял своему партнеру?», «Кто подвергался домашнему насилию?»

В спектакле три смысловых уровня. Личностный — рассказы каждого участника о себе, буквально на 10-15 секунд. Второй уровень связан непосредственно с Воронежем, ведь в первую очередь это спектакль о конкретном городе, его проблемах и особенностях. И наконец третий — отождествление сотни людей не только с конкретным городом, но и со всей Россией. Можно почти с полной уверенностью поставить знак равенства между ними и всеми остальными миллионами, населяющими нашу страну. Москва и Санкт-Петербург не совсем вписываются в эту общую картину, но в целом краски остаются те же. Воронежцы откровенно голосуют против войны в Украине, примерно половина поддерживает действующего президента, хотя почти все уверены, что нашей стране никто не угрожает — ни Америка, ни Европа. Каждый зритель волей-неволей чувствует себя частью спектакля, членом одной большой семьи. «Мы многоголосый хор, мы единый организм со ста головами», — заявляют воронежцы.

Я первый раз в Воронеже, но после спектакля город стал мне совсем близким и родным, тем более что он охотно отвечает взаимностью и гостеприимством. Странными и совершенно необоснованными кажутся мне выступления и нападки, прозвучавшие в адрес фестиваля, его организаторов и конкретно этой постановки со стороны местного Департамента культуры и врио губернатора Александра Гусева. Я доподлинно знаю, что многие жители Москвы стремились в Воронеж именно чтобы увидеть этот спектакль. За что ругают власти фестиваль и лично его бессменного руководителя, худрука Камерного театра Михаила Бычкова? За бессмысленную трату бюджетных средств на постановки, не отвечающие высоким целям и задачам Платоновского фестиваля, мол, на Rimini Protokoll выделили целых 7,5 миллионов рублей, а это того не стоит. Стоит, стоит — хочется прокричать им в ответ. «100% Воронеж» — драгоценный подарок всем жителям города, который нельзя мерить деньгами. Даже за одну программку к спектаклю, выпущенную отдельной книжкой, можно поблагодарить создателей спектакля. За это подробное социологическое исследование об уровне жизни в городе, средних зарплатах, чеках в ресторанах, ценах на билеты в театр. За 100 анкет участников проекта, из которых складывается яркая мозаика их биографий, показывающая, насколько мы все разные, но трогательные, ранимые и сентиментальные: для кого-то кумир — Владимир Путин, для кого-то Алла Пугачева, но есть и те, кто выбирают Кирилла Серебренникова. Картина яркая, честная и непредвзятая, за что отдельное спасибо фестивалю.

По словам врио руководителя Департамента культуры Воронежской области Эмилии Сухачевой, в этом году в программе не нашлось «лучших образцово-показательных спектаклей, наполненных содержательными смыслами и образами, во многих созвучных творчеству Андрея Платонова». На мой взгляд, фестиваль как раз был образцово-показательным во всех смыслах. Менять его вектор в другую сторону — значит, уходить в косность и провинциальность, лишить его «лица», международного признания и успеха. Хочется от всей души надеяться, что Михаил Бычков, уже заявивший, что в таком формате фестиваль проходит в последний раз, найдет способ его сохранить.

И еще несколько слов в его защиту. Платоновский фестиваль искусств поражает не только разнообразием своей программы, в которой есть далеко не одни недавние премьеры (знаменитый пятичасовой спектакль Юрия Бутусова «Макбет. Кино» был поставлен в 2012 году, а Крымовский Островский «О-й. Поздняя любовь», удостоенный не одной «Маски» —  в 2014-м), но и высоким уровнем организации. На всех мероприятиях работают волонтеры, перед каждым спектаклем проходит пресс-конференция с его создателями, без устали работает фестивальный штаб.

Все залы, где проходят мероприятия, находятся в центре, в шаговой доступности друг от друга. Возвышается на Советской площади громадный Концертный зал, приютивший и цирковое шоу La verità знаменитого швейцарца Финци Паска, и американский струнный «Кронос-квартет», и «Макбет. Кино», и «Старика и море». Тут же на Советской площади, под теплым воронежским солнцем установили издательские стенды: книг здесь покупают много и впрок, так что за первый день работы ярмарки стенды сильно опустели. На другой площади — Ленина — стоит Театр оперы и балета, огромная советская типовая постройка. А еще по соседству с кинотеатром «Спартак» расположился ТЮЗ — с малой и большой сценами. Утопает в розах современный, уютный Камерный театр, чем-то напоминающий Центр Мейерхольда. Бегать с одного спектакля на другой — очень удобно, не боишься опоздать. Когда же мероприятия проходят за городом, как в случае с «Музыкой мира», которая звучала в огромном карьере «Белый колодец» и на которую съехались тысячи меломанов, то для всех без исключения пустили бесплатные автобусы.

Масштабные уличные мероприятия — еще один конек Платоновского фестиваля. На них собирается почти весь город. Во время парада-дуэли «Пушкинские игры», прошагавшего по улице Кирова, было перекрыто движение в центре, огромные толпы зрителей выстроились вдоль всего проспекта, чтобы посмотреть 15 театрализованных композиций, связанных с жизнью и творчеством поэта. О Пушкине-творце, Пушкине-художнике, Пушкине-мифотворце, о главных вехах его жизни и творческого пути арт-группировка КТОМЫ (молодые режиссеры, выпускники Мастерской Бориса Юхананова-5) рассказывали современно, остроумно и весело — так, как будто Пушкин — герой нашего времени, живущий в эпоху интернета. Шествие искрилось, бурлило, пело, кричало, цитировало Пушкина и завершилось у оперного театра, где выстроились в ряд пять огромных картонных кукол поэта.

Платоновский фестиваль, шумный, яркий, насыщенный событиями, поражающий обилием звезд мировой величины, давно перестал быть стандартным провинциальным смотром. Здесь обосновались столичные критики и журналисты, из разных городов с охотой и радостью приезжают писатели и поэты, литературные критики и издатели, кураторы выставок и директора площадок. Приезжают на 2-3 дня, а остаются на весь срок фестиваля. Потому что он интересен далеко не только узкому театральному сообществу, знающему толк в Тальхаймере и Прельжокаже, но и широкому кругу зрителей. И в этом его главное достижение. Остается только пожелать фестивалю долгих лет жизни, а его руководителям — мужества и терпения.

 

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться