Александр Девриндт Фото: Дарья Нестеровская

BIG.jpg

Александр Девриндт Фото: Дарья Нестеровская

Режиссер Александр Девриндт:
Я манипулирую зрителями, чтобы показать реальную жизнь

Редакционный материал

В пятницу, 29 июня, в Москве пройдут сразу две премьеры от Александра Девриндта и бельгийской театральной компании Ontroerend Goed: интерактивное шоу £¥€$ («Ложь») и спектакль в жанре one-on-one «Сокровенное». «Сноб» поговорил с бельгийским режиссером о новых постановках и узнал, почему шоу о деньгах называется «Ложь», чем иммерсивные спектакли интереснее классических и как накал страстей в зале влияет на жизнь зрителей

28 июня 2018 14:04

Забрать себе

Тема шоу «Ложь» — работа финансовой системы и экономический кризис. Почему вы выбрали именно ее?

Эта тема затрагивает абсолютно каждого из нас, но сама по себе она нам не интересна. То есть мы заинтересованы в деньгах, но не в том, как устроена финансовая система. Когда наступает кризис, мы злимся, но часто не понимаем, что именно пошло не так. Я хотел, чтобы во время шоу зрители смогли разобраться, в чем дело — не только в плане знаний, но и эмоций. Иногда мы думаем: если бы я был банкиром, я поступил бы иначе и не допустил кризиса, — но мы недооцениваем желание делать деньги. Финансовая система — это зверь, которого мы не контролируем. 

Все зрители станут участниками постановки. С чем они столкнутся во время шоу?

Как и любой театр, наше шоу — это зеркало, отражение ситуации в мире. Упрощенное, конечно же, — но именно благодаря этому многие могут ухватить суть. В жизни все гораздо сложнее, а искусство иногда может помочь нам «увидеть лес за деревьями».

В финансовой системе мы всегда наблюдатели, а мне захотелось поместить зрителя внутрь. Сделать его тем, кто управляет финансами, влияет на экономику государства и целого мира. На время игры зрители станут «банкирами», и каждый из них столкнется с правилами этой системы, кризисом в экономике и испытает неожиданные эмоции. 

Александр Девриндт

Фото: Дарья Нестеровская

Спектакль называется £¥€$ («Ложь»). Название отражает вашу позицию по отношению к миру финансов, или это отсылка к игровому формату шоу?

Прежде всего, название £¥€$ — это символы денег. Вы можете увидеть здесь слово Lies («Ложь»), кто-то другой — Eyes («Глаза»), но изначально речь о деньгах.

Мы воспринимаем деньги как абсолютную гарантию того, что мы состоятельны. Но любая купюра — это только обещание того, что центральный банк и финансовая система страны устойчивы в данный момент. На самом деле, единственное, что реально в этой ситуации — наше доверие к банку и вера в то, что правительство не напечатает слишком много купюр и в какой-то момент они не обесценятся. Центральный банк России печатает больше миллиарда рублей в месяц, но мы верим им и живем в этой системе. 

Одновременно с «Ложью» в России выходит ваш спектакль «Сокровенное», в котором актер взаимодействует со зрителем «один-на-один». Как это работает?

Эта постановка — вторая часть моей трилогии в жанре one-on-one. Первая часть называется Smile off, третья — «Твоя игра», их премьеры состоялись в Москве год назад. Федор (Федор Елютин, основатель театрально-продюсерской компании «Импресарио». — Прим. ред.) очень хотел привезти в Россию все три спектакля, и в этом году это получилось.

На «Сокровенном» пятеро зрителей встречаются с пятью актерами в отдельных помещениях и общаются один на один. Я делал это шоу, чтобы показать, как быстро могут возникнуть осмысленные, даже доверительные отношения с незнакомцем в течение одного разговора. В последнее время вокруг часто говорят, что в мире все стало искусственным, исчезла подлинная связь между людьми. Но я уверен, что все хотят именно этого — настоящего коннекта — и неважно, где они его ищут — в тиндере, в фейсбуке или в реальности. Я хотел показать, что в глубине души люди все так же готовы сближаться и доверять друг другу и способны проявлять заботу и внимание даже по отношению к незнакомцу.

Я был моложе на 15 лет, когда создавал эту постановку. И когда после премьеры рассталась пара зрителей, которые пришли на спектакль вместе, я был ошеломлен, подумал, что не хочу делать шоу, которые оказывают такое влияние на зрителей. Но позже женщина из этой пары объяснила мне, что дело не в спектакле: то же самое могло произойти и в кафе, и в кино, просто так совпало, что эмоции для принятия решения были получены именно на «Сокровенном».

Фото: Дарья Нестеровская

«Ложь» — это спектакль-игра, «Сокровенное» — создание эмоциональной и достаточно личной связи между актером и зрителем. Как вы придумываете идеи постановок?

Хочу сказать, что иногда я делаю и нормальные шоу — когда зритель сидит в зале и смотрит на сцену. Но Федору ближе мои интерактивные работы, поэтому в России я зарекомендовал себя только с этой стороны.

Когда ко мне приходит идея для постановки, я сразу же начинаю думать, в какой форме ее лучше всего воплотить. Уверен, что нужно иметь весомую причину, чтобы изменить привычный формат спектакля. Но если я хочу посмотреть, как быстро можно построить доверительные отношения с незнакомцем, я не смогу сделать это в обычном театре. Поэтому я всегда ищу форму, в которой моя идея сработает.

В этом и есть сила театра: физический контакт, которого нет ни в живописи, ни в книгах. К примеру, тема финансового кризиса, которую мы затрагиваем на шоу «Ложь», не нова — все это есть и на YouTube, и в книгах, и в документальных фильмах, но интерактивный формат передает те же послания по-другому. 

Иммерсивный театр интереснее классического?

У меня нет театрального образования, то есть я не учился тому, как это все должно быть. Возможно, именно это дает мне свободу. Вокруг меня всегда была творческая атмосфера: мой отец был художником, я сам изучал литературу, но я не знаю, почему я люблю работать именно в таких жанрах и с такими идеями. Наверное, мне просто интереснее коммуникация, чем рассказ о своих мыслях. В классическом театре режиссер говорит: «Вот что я думаю», — но мне не интересно доносить свою точку зрения. Я хочу общаться со зрителями в течение спектакля и на прогонах. 

Фото: Дарья Нестеровская

В каждом шоу вы моделируете самые разные ситуации из реальной жизни и создаете коммуникации между участниками. Все это ради перформанса, или вы исследуете своего зрителя — его выбор и психологию?

Я всегда наблюдаю за зрителями. Мне интересны люди, их решения, поступки, выбор в той или иной ситуации. Я не против манипуляции в театре, и честно говорю об этом. Один художник сказал, что искусство — это ложь, которая порождает подлинные эмоции. Так вот спектакль — это возможность почувствовать что-то, не испытывая осложнений в реальной жизни.

В той же «Лжи» люди сталкиваются с финансовой системой и манипуляциями внутри нее, но происходит это в безопасном месте, где они ничего не теряют. Даже наоборот, приобретают какой-то опыт, и, возможно, смогут применить его, если столкнутся с похожими рисками в реальной жизни.

Я манипулирую людьми, чтобы показать власть этой системы. Но я бы не стал использовать манипуляции в театре, если бы их не было в реальной жизни. 

Фото: Дарья Нестеровская

Бывает так, что зрители не выдерживают накала эмоций, погружаясь в созданный вами мир?

Специфика наших спектаклей такова, что на репетициях в них участвуют приглашенные зрители. Так мы оттачиваем наше мастерство и анализируем возможные эмоции и реакции людей до премьеры.

У нас есть спектакль Audience («Аудитория»). На репетициях в нем часто участвовала девушка, которая очень давила на остальных, была такой забиякой. На одном из финальных прогонов перед премьерой мы использовали камеру, которая снимала ее лицо крупным планом. И я почувствовал, что другая участница не справляется с эмоциями от этой ситуации. Она призналась, что у нее были психологические проблемы, о которых я, естественно, не знал. После этого мы начали использовать подсадного человека для съемки крупного плана, который не оказывал давления на участников во время шоу. Спектакль от этого не пострадал.   

Есть еще одна история, связанная со спектаклем «Сокровенное». Когда я участвовал в нем в качестве актера, одна девушка рассказала мне, что беременна, но ее молодой человек, с которым она пришла на спектакль, не знает об этом. Она могла рассказать мне что угодно, но выбрала именно это. С одной стороны, это не мое дело, а с другой — она открыла эту тайну, зная, что через несколько минут мы с ним также встретимся «один-на-один».

В такой ситуации очень важно найти баланс между тем, что ты уважаешь секрет и доверие, которое тебе оказали, но при этом твоя ответственность здесь тоже есть, ведь с тобой зачем-то поделились секретом. Это рискованный театр, и мы должны быть осторожны.

Есть ли какая-то тема, с которой вы бы хотели поработать?

Любовь. Не просто что-то близкое к этой теме, а настоящая чистая любовь.

И смерть. Прошлой зимой я потерял своего отца, и до сих пор не понимаю, как можно с этим справиться. Я бы очень хотел обсудить эти две важные вещи, поработать с ними, создать что-то, но сейчас я не знаю, как это лучше сделать. Я чувствую, что должен решиться, но пока готов только говорить об этом. Без суеты.

Третий год подряд театрально-продюсерская компания «Импресарио» знакомит московских зрителей с постановками бельгийской команды Ontroerend Goed под художественным руководством Александра Девриента. Спектакли £¥€$ («Ложь») и «Сокровенное» будут идти в течение всего лета в Experience Space by Cinzano. Расписание показов можно посмотреть здесь.

0 комментариев

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи

Войти Зарегистрироваться

Новости наших партнеров