Все новости
Партнерский материал

Режиссеры Венецианского кинофестиваля, на которых стоит обратить внимание

В Венеции часто побеждали режиссеры с громкими именами: Гильермо дель Торо, Ким Ки Дук, Энг Ли, Такеши Китано, Жан-Люк Годар. Но среди участников и лауреатов Мостры есть немало тех, кто до сих пор не слишком известен широкой публике. «Сноб» и официальный партнер Венецианского МКФ Mastercard представляют режиссеров, которых в свое время отметили члены жюри Венецианского фестиваля и к которым стоит присмотреться повнимательнее
10 сентября 2018 19:25

Самуэль Маоз

Главный на сегодняшний момент израильский режиссер дебютировал в кино в возрасте 47 лет, сняв «Ливан», который сразу же получил «Золотого льва». Малобюджетный и не балующий разнообразием приемов фильм — зритель либо видит экипаж внутри танка, либо смотрит на окружающий мир через прицел — произвел тогда фурор не только в Израиле и Венеции, но и во всем мире. В значительной степени из-за того, что это очень личная картина: в 1982 году Маоз, будучи танкистом, участвовал в Ливанской войне, и не случайно наводчика орудия в фильме тоже зовут Шмуликом. Режиссеру понадобилось почти двадцать пять лет, чтобы отрефлексировать события той войны и сделать из них кино — историю четырех танкистов, которые от боли, страха и неуверенности стреляют по людям и давят их дома. Многим тогда казалось, что, выговорившись в «Ливане», Маоз уже не снимет фильм подобного уровня, однако в 2017 году «Серебряного льва» дали его второй картине: «Фокстрот», где речь снова идет об Израиле и солдатах, оказался почти античной трагедией о чувстве вины и неумолимом роке.

Уорик Торнтон

Австралийский режиссер, получивший в 2009 году в Венеции «Золотую камеру» за лучший полнометражный дебют. Фильм «Самсон и Далила» был довольно жесткой, но трогательной историей двух австралийских подростков с библейскими именами, которым приходится убежать из дома и скитаться в поисках ночлега и пропитания. Спустя несколько лет, в 2017 году, Торнтон привез на Мостру свою новую работу — австралийский вестерн «Сладостный край», где одержимый сержант Флетчер выслеживает пожилого аборигена, который, защищаясь, застрелил белого человека. Но, поскольку сам режиссер тоже принадлежит к коренному населению Австралии, это был вестерн, демонстрирующий изнанку жанра: здесь безумные пришельцы зачем-то лезут в глубь пустыни, а местные жители наблюдают за этим со страхом и отвращением. Изначально Уорик Торнтон документалист, поэтому жаркую и пыльную красоту Австралии он умеет снимать, как никто другой. Не удивительно, что «Сладостный край» получил специальный приз жюри.

Филип Гренинг

Немецкий режиссер, снимающий долгие, нежные и мучительные фильмы о странных семьях, где незаметна грань между любовью и жестокостью. Широкую известность он приобрел, впрочем, благодаря документальной картине: в «Великом безмолвии», получившем Специальный приз жюри на фестивале «Сандэнс», почти три часа молчат на разные лады монахи-картезианцы. В 2013 году Гренингу присудило Специальный приз жюри уже Венецианского кинофестиваля, которое возглавлял сам Бернардо Бертолуччи. Игровая «Жена полицейского», состоящая из 59 глав, действительно производит ошеломляющее впечатление, то погружая зрителя в транс, то вызывая шок. С новой картиной «Моего брата зовут Роберт, и он идиот» Филип Гренинг в этом году пытался бороться за главный приз Берлинале, но история брата и сестры, снова мучительно красивая и, как все работы режиссера, на протяжении трех часов ни разу не сбивающаяся с ритма, осталась на этот раз без наград.

Джеймс Грэй

Потомок эмигрантов из России, который в 25 лет снял свой первый фильм «Маленькая Одесса» и немедленно стал в Венеции лауреатом «Серебряного льва». После первого громкого успеха, когда Грэя объявили чуть ли не новым Скорсезе, карьера режиссера приняла странный оборот: его любят критики, его фильмы с удовольствием берут крупные фестивали, но больших призов он с тех пор так и не получал. При этом Грэй продолжает снимать трогательное и умное кино, в котором много цитат из старых фильмов и диалогов с классиками — от Достоевского до Хичкока. «Ярды», «Хозяева ночи», «Любовники» и «Роковая страсть» сделали его одним из самых заметных режиссеров последних лет, но публика до сих пор довольно смутно представляет себе, кто такой Джеймс Грэй. Положение мог бы исправить «Затерянный город Z» — история путешественника, исчезнувшего в 20-х годах в дебрях Амазонки, — но этот фильм, несмотря на участие в нем Сиенны Миллер, Тома Холланда и Роберта Паттинсона, зритель тоже толком не оценил. И совершенно напрасно: такие масштабные и в то же время по-хорошему старомодные картины на наши экраны выходят не часто.

Лав Диас

Филиппинский режиссер, которого назвали в честь Лаврентия Берии (что характерно, в 1958 году) и который знаменит тем, что его картины обычно идут по пять часов. Обычно его фильмы попадали на Венецианском фестивале в секцию «Горизонты», но в 2016 году «Женщина, которая ушла» победила в основном конкурсе Мостры, так что Диас стал обладателем «Золотого льва». Это, пожалуй, самый конвенциональный и доступный фильм режиссера: он идет всего три с половиной часа, в нем действует одна главная героиня (вместо обычного десятка персонажей) и рассказывается довольно внятная история несправедливо осужденной женщины. Но все равно это подлинный Лав Диас — со статичной камерой, тщательно выстроенными мизансценами и общим ощущением, что это вообще не кино, а внезапно оживший роман Достоевского, только почему-то с героями-филиппинцами и незнакомым сюжетом (самое смешное, что на самом деле это вольная экранизация Льва Толстого). На достигнутом режиссер решил не останавливаться и привез в этом году в Берлин четырехчасовой мюзикл «Сезон дьявола» — фильм чудовищный и обаятельный.

Йоргос Лантимос

Греческий режиссер, когда-то участвовавший в постановке церемоний открытия и закрытия Олимпиады в Афинах, в 2011 году получил в Венеции награду за лучший сценарий: в его фильме «Альпы» речь шла о людях, которые за определенную плату заменяют скорбящим их умерших родственников. Следующей картиной Лантимоса стал «Лобстер», где людей, не нашедших себе пару, превращают в животных, а в прошлом году на экраны вышло «Убийство священного оленя» — парафраз греческой трагедии о том, как человеку нужно принести в жертву одного из членов семьи, чтобы спасти остальных. На 75-й Венецианский фестиваль Йоргос Лантимос привез фильм «Фаворитка», где действуют хорошо знакомые отечественному зрителю персонажи из пьесы «Стакан воды»: королева Анна, герцогиня Мальборо и ее родственница Абигайль. Картина — неожиданно для многих — оказалась довольно желчной комедией про жестокий и беспощадный мир женщин. Критики даже предполагают, что Лантимос таким образом решил высказаться о недавних сексуальных скандалах в Голливуде и затравленных мужчинах.

Цай Минлян

Тайваньский режиссер, снимающий фильмы об отчуждении, невозможности коммуникации и вообще о прогрессирующей клаустрофобии. Цай Минлян получил «Золотого льва» еще в 1994 году, показав в Венеции свою картину «Да здравствует любовь». В России он, пожалуй, больше всего известен фильмом «Капризное облако», который то ли критики, то ли прокатчики отнесли к удивительному жанру «порноэротический мюзикл» (с этим определением, кстати, сложно поспорить), однако это все же не самая характерная для тайваньского режиссера работа: тем, кто хочет познакомиться с его творчеством, лучше посмотреть «Реку» или «Дыру». В 2013 году Цай Минлян вернулся в Венецию с картиной «Бродячие псы» и стал обладателем Гран-при, но и этого ему оказалось мало. В 2017 году режиссер, которому уже исполнилось 60, неожиданно привез на новую секцию VR-проектов фильм «Брошенный», сделанный в жанре виртуальной реальности. Конкурс он, правда, не выиграл, но шуму наделал много.

Лука Гуаданьино

Режиссер, который картиной «Зови меня своим именем» изменил представления о том, какими должны быть фильмы об однополой любви. Лука Гуаданьино дебютировал в режиссуре в 1999 году, представив на суд жюри Венецианского фестиваля своих «Протагонистов». Картина о произошедшем в Лондоне убийстве египтянина не снискала большого успеха, зато именно с нее началось сотрудничество режиссера с Тильдой Суинтон. Впоследствии она сыграла в фильмах Гуаданьино «Я — это любовь» и «Большой всплеск», а сейчас, на 75-м Венецианском фестивале, они вместе представили свою новую работу — «Суспирию». Если «Большой всплеск» был ремейком «Бассейна» (сам режиссер, правда, настаивает, что это не ремейк, а что-то вроде кавер-версии), то в основе «Суспирии» — одноименная картина Дарио Ардженто, которая вышла на экраны в 1977 году и рассказывала о немецкой школе танцев, где заправляли ведьмы. Главный вопрос, конечно, заключается в том, сможет ли Гуаданьино повторить свой прошлогодний успех: ностальгическому и меланхоличному фильму «Зови меня своим именем» рукоплескали стоя и даже дали «Оскар» за лучший адаптированный сценарий.

Ана Лили Амирпур

Англичанка иранского происхождения, живущая в Соединенных Штатах, дебютировала в большом кино фильмом «Девушка возвращается одна ночью домой», который сама Ана Лили Амирпур называет «иранским вампирским спагетти-вестерном». Атмосферная и изобретательная картина о приключениях девушки-вампирши, которая ищет любви и подкрепляет свои силы кровью не всегда невинных жертв, стала сенсацией и заставила сравнивать режиссера с Джимом Джармушем и Квентином Тарантино. Не случайно в ее втором фильме, постапокалиптической «Плохой партии», где главной героине в гастрономических целях отпиливают руку и ногу, согласились сыграть Джейсон Момоа, Киану Ривз и Джим Керри. Эта картина, за которую Амирпур получила в Венеции Специальный приз жюри, оказалась еще более дикой, странной и уже вообще ни на что не похожей. Так что теперь все с нетерпением ждут третьего фильма: в «Кровавой луне», которую режиссер собирается снимать, речь пойдет о девушке с суперспособностями: видимо, поработав над одним из эпизодов сериала «Легион», Ана Лили вошла во вкус.

0 комментариев
Зарегистрироваться или Войти, чтобы оставить комментарий
Читайте также
Проверьте, насколько хорошо вы ориентируетесь в фильмах, показанных на Венецианском международном кинофестивале
Саша Щипин
Что значит венецианский смотр для мирового кинематографа и какие фильмы становятся там победителями